Глава 1   Глава 2



Эксперты по толпе


Чарльз Маккей, шотландский юрист, написал классическую книгу “Необычно популярные заблуждения и сумасшествие толпы” в 1841 году. Он описал несколько массовых маний, включая тюльпанную манию в Голландии в 1634 году и мыльный пузырь инвестиций в Южные Моря в Англии в 1720 году.

Тюльпанное сумасшествие началось как рынок "быков" по луковицам тюльпанов. Длительный период рынка "быков" убедил состоятельных голландцев в том, что тюльпаны будут продолжать ценить. Многие из них бросили свой бизнес, начали выращивать тюльпаны и торговать ими, стали тюльпанными брокерами. Банки принимали тюльпаны как обеспечение, а спекулянты процветали. В итоге мания рухнула несколькими волнами панических продаж, оставив множество нищих и потрясенную нацию. Маккей с сожалением заключает: “Люди сходят с ума толпами, а возвращаются к здравому рассудку медленно и по одному”.

В 1897 году Густав Ле-Бон, французский философ и политик, написал “Толпу”, одну из лучших книг по массовой психологии. Ее современный читатель видит свое отражение в столетнем зеркале.

Ле-Бон пишет, что, когда отдельные личности образуют толпу, “кто бы ни были индивидуумы, составляющие ее, каким бы одинаковым или различным не был бы их образ жизни, род занятий, характер или их уровень интеллекта, тот факт, что они вовлечены в толпу, дает им некий коллективный разум, заставляющий их чувствовать, думать и поступать способом, совершенно отличным от того, каким каждый из них чувствовал бы, думал и поступал, находись он в состоянии изоляции.”

Люди меняются, когда присоединяются к толпе. Они становятся более простодушными и импульсивными, активно ищут лидера и руководствуются эмоциями вместо того, чтобы обращаться к разуму. Индивид, вошедший в состав группы, в меньшей степени способен позаботиться о себе.

Эксперименты американских психологов в 1950-х годах доказали, что в группе люди думают иначе, чем в одиночестве. Например, индивидуально человек легко может ответить, какая из двух линий на листе бумаги длиннее. Он теряет эту способность, если его поместить в группу, члены которой намеренно дают неверные ответы. Разумные, окончившие колледж люди верят нескольким незнакомцам больше, чем собственным глазам!

Члены группы верят другим, и особенно лидеру группы, больше, чем самим себе. Теодор Адорно, совместно с другими социологами, показывает в двухтомнике “Американский солдат”, что наилучшим и единственным параметром, позволяющим предсказать эффективность индивидуума в бою, является его отношение к своему сержанту. Солдат, доверяющий лидеру, буквально идет за ним насмерть. Игрок, верящий, что он следует за трендом, будет держать убыточную позицию до тех пор, пока его состояние не испарится.

Зигмунд Фрейд учил, что члены группы удерживаются вместе за счет своей преданности лидеру. Наши чувства по отношению к групповому лидеру произрастают из наших детских чувств по отношению к отцу смеси доверия, зависти, страха, стремления к одобрению и готовности к восстанию. Когда мы вступаем в группу, наша способность рассуждать о вещах, важных для группы, деградирует до уровня ребенка. Группа без лидера не может удержаться вместе и распадается. Это объясняет паническую покупку или продажу. Когда игроки неожиданно чувствуют, что та тенденция, за которой они следовали, покинула их, они сбрасывают свои позиции в панике.

Члены группы могут ухватить несколько трендов, но они погибают, когда рынок меняется на противоположный. Когда вы присоединяетесь к группе, вы действуете как ребенок, следующий за родителями. Рынок не заботится о вашем благополучии. Успешные игроки - всегда независимые мыслители.