Фундаментальные данные, психология рынка и принятие решений 10



Снижение процентных ставок оценивалось рынком тогда как неизбежное, но под прямым давлением поли­тиков Банк на него пойти не мог (в истории известны си­туации, когда центральный банк поднимает процентные ставки именно потому, что правительство требует их сни­зить) и три месяца доказывал, что для борьбы с безрабо­тицей надо не ставки снижать, а устранять законодатель­ные барьеры, ограничивающие маневр рабочей силы в Европе и осуществлять другие реформы на рынке труда. Чем дольше длилось противостояние между министрами финансов и Банком, тем сильнее рынок давил валюту вниз, уверенный в том, что в конце концов ставки при­дется урезать.



Рис. 16.9. Богатая событиями неделя, май 1999, график курса евро/доллар

Закончилось все это неожиданной для всех отстав­кой Лафонтена с поста министра финансов 11 марта, ко­торую рынок расценил как снятие понижающего давле­ния на валюту и в результате по евро, впервые с ее появ­ления на свет, сформировался вполне устойчивый восхо­дящий канал; нарушен который был только с началом натовских бомбардировок в Югославии. В течение всей этой войны евро находилась под давлением вниз, но каж­дое сообщение, даже слух, о возможности прекращения войны сразу же давали импульс по евро наверх. А ставки ЕЦБ снизил 8 апреля, и сразу на полпроцента. Интерес­но то, что когда в июле евро наконец-то преодолела за­тяжное падение и, оттолкнувшись от опасного соседства с долларовым паритетом, поднялась, то оказалась она именно на уровне нижней границы этого канала.
И в заключение, на рисунке 16.9 представлена одна очень содержательная, богатая событиями неделя из жиз­ни евро.
В понедельник курс евро резко поднялся более чем на процент, до 1.0841, причем значительная часть этого хода была сделана за 20 минут, после сообщений о воз­можности мирного разрешения косовского конфликта и начале вывода югославсих войск. Но затем последовали комментарии, о том, что США и Англия заявили о недо­статочности этих мер для удовлетворения требований НАТО и о продолжении бомбардировок. Начался откат евро вниз, продолжающий общую тенденцию падения валюты.
В среду, после некоторой консолидации, курс евро круто упал на 80 пунктов после сообщения об отставке премьер-министра России Е.М.Примакова. Вариант та­кого развития событий обсуждался, но отставка, привя­зываемая к обсуждению Госдумой России импичмента президента, ожидалась по крайней мере на следующий день. Политическая нестабильность в России подрывает курс евро из-за тесных финансовых и торговых (а также, несомненно, и политических) отношений России с Гер­манией, крупнейшей экономикой евро-региона. Это свой­ство евро в полной мере унаследовала от основной своей предшественницы - немецкой марки. В данном случае ры­нок однозначно рассматривал отставку Примакова как фактор, отрицательный для реформирования экономики России, поэтому реакция на указ об отставке Примакова была скорой и резкой, хотя и непродолжительной.
Последовавшие непосредственно за событием ком­ментарии обсуждали падение евро в связи с динамикой экономики Европы и США, а не с событиями в России. Тем более, что уже через несколько часов новая отстав­ка, на этот раз секретаря американского Казначейства Р.Рубина, вызвала падение доллара по основным валю­там. Сама по себе новость не была полной неожиданнос­тью, так как возможность эта уже обсуждалась в печати, но все же в момент выхода сообщения курс доллара упал.
В самом конце недели данные по американской инф­ляции вызвали еще одну резкую реакцию рынка: индекс потребительских цен США за апрель показал неожидан­но высокий рост в 0,7%. Для сравнения - в марте было 0,2%, а прогнозы на основании опросов экспертов пред­сказывали не более 0,4%. Хотя основной рост цен связан был с происшедшим перед тем ростом цен на нефть, но и основной показатель Core CPI, исключающий из состава потребительской корзины продукты питания и энергоно­сители, также поднялся на 0,4% (0.1% в марте). Основной смысл комментариев в этой связи состоял в том, что дей­ствие факторов, благоприятно сказывавшихся на силь­ном неинфляционном росте экономики США (мировой финансовый кризис и падение цен на нефть), уже закон­чилось. Подъем цен на нефть и начало восстановления в других мировых экономиках, в том числе в Азии, вызо­вет общий рост цен, также и в США. Все мнения своди­лись к тому, что FED вскоре должен будет поднять став­ки, а это расценивалось как фактор, отрицательный для американских финансовых активов. Так что цены на аме­риканские акции и облигации, а заодно с ними и курс доллара оказались под давлением книзу.