Глава 1   Глава 2



На самом деле ликвидности нет, но есть надежда


Таким образом, короткие опционы могут оказаться востребованны­ми для маржинальных схем и для спекулятивных операций мелких трейдеров. Все большее количество участников торгов срочными контрактами вынуждено соглашаться с тем, что времена акций на российском срочном рынке еще не пришли. И способы, которыми биржи стараются обеспечить опционную ликвидность, лишний раз это подтверждают.

Однако, несмотря на текущую негативность ситуации, рынок опционов всегда оставляет надежду. Потому что слишком велика в его ус­пешном развитии доля энтузиазма, интеллекта, предвидения, интуи­ции, в общем, всего того, что очень трудно выдавить из себя долгими усилиями — оно вдруг приходит само собой и совершенно негаданно. Главное — не мешать. Опционный бум середины девяностых очевид­цы и непосредственные участники тогдашнего рынка не могут забыть уже много лет. Трейдеры и директора расчетных фирм в большинстве своем покинули срочный рынок после падения оборотов, осев, в ос­новном, в доходных секторах производства и торговли. Некоторые вернулись к программированию и к другим прежним специальностям. Однако феномен опционного бума середины девяностых в связи с те­кущим состоянием рынка по-прежнему является темой обсуждения. Возможно, потому что с тех пор ни одной из существующих сегодня биржевых площадок не удалось добиться такой клиентской активно­сти, какая наблюдалась в яме Санкт-Петербургской фьючерсной биржи (СПФБ). Причем активность эта была весьма наглядной — ее можно было увидеть и услышать, так как биржа практиковала тор­говлю «с голоса». Виктор Бельченко, руководящий СПФБ в период ее становления и достижения максимальных оборотов, вспоминает: «Дневной объем опционных торгов на СПФБ на порядок превышал фьючерсный оборот и достигал $50 млн. Наибольший объем торгов приходился на первые четыре месяца, однако брокеры котировали опционы на год вперед и даже более». Виктор Бельченко уверен, что во многом успех биржи был вызван рыночной ситуацией: «Было много свободных денег, причем заработанных достаточно легко. Вы­бор же инструментов для работы, напротив, был незначительным. Спекулятивные настроения были сильны как среди населения, так и среди участников финансового рынка. Азарт являлся тогда важным движущим фактором развития биржевой торговли. Сейчас уже вы­рос игровой бизнес. И любители острых ощущений сполна получают их в казино. Едва ли стоит рассчитывать в ближайшее время на воз­рождение опционной торговли. К тому же и инструментов подходя­щих на финансовом рынке нет». Среди факторов, препятствующих развитию опционного рынка, наиболее часто упоминают отсутствие подходящих активов для формирования на их базисе опционных контрактов. Упоминают также непроработанность судебной защиты и некоторые несовершенства налогового законодательства. Называ­ют и позитивные факторы для развития рынка опционов, но в мень­шем количестве. Неоспоримым российским преимуществом в этом плане остается наличие большого количества населения, имеющего сильную математическую и аналитическую подготовку, незамени­мую ничем при расчете опционных стратегий. Это бесплатный ре­сурс, наследие советского общества. Создание же такого обилия ква­лифицированных трейдеров на ровном месте будет очень дорого стоить.

Ждет ли нас в ближайшие годы снова опционный бум — предска­зывать сложно. Но однозначно, что если он все-таки произойдет, то это будет уже не победа специалистов, безошибочно чувствующих рыночную конъюнктуру, как в середине девяностых, но заслужен­ная добыча профессионалов, сознательно рынок формирующих.