Срочные и товарные рынки 5


Зерновые контракты, при кажущейся легкости их внедрения на рынок в силу классичности самого товара в качестве биржевого, при запусках также пока терпели фиаско. Хотя этот сектор рынка был су­щественно менее криминален по сравнению, например, с нефтяным. Но имели место свои специфические сложности. Не было развитой инфраструктуры, позволяющей без дополнительного контроля, на который затрачивались существенные силы и средства, получить то­вар нужного качества. Вопрос соответствия и контроля качества был одним из самых существенных в случае контрактов на зерно.

Тем не менее Российская товарная биржа существенно продвинулась в этом направлении и предложила свои разработки контрактов и схе­мы биржевой торговли зерном. Попытки запуска зерновых контрак­тов продолжаются и по сей день.

Новый виток в развитии срочные зерновые контракты получили в качестве механизма для осуществления государственных зерновых интервенций. Однако пока дело находится в стадии обсуждения. Ряд бирж готов осуществить организацию торговли за суммы, которые от­водятся на проведение интервенций. Но чиновники своего согласия пока не дали. Между делом Сибирская биржа в масштабах региона организовала срочную торговлю зерном, построив классическую схе­му, аналогичную западным, включающую биржевой склад. Петербур­гские и московские специалисты высоко оценивают этот опыт, однако считают, что для того, чтобы эта практика действительно привилась, действовать должны сообща биржевые структуры и чиновники из всех российских регионов.

Таким образом, секторы товарного рынка классических биржевых активов в большей или меньшей степени были и остаются монополизи­рованными, лишенными прозрачности, огромное влияние на их дея­тельность оказывают неформальные связи и взаимоотношения. В силу всего вышеперечисленного применение механизмов срочного рынка, т. е. механизмов развитого рынка, в этих секторах было невозмож­но в период активного развития биржевой деятельности. Те же причины являются сдерживающими при развитии обозначенных рынков и сейчас. Что касается запуска индексных контрактов на вы­шеперечисленные товары, то здесь тоже существовали непреодолимые сложности. Во-первых — отсутствие бенч-мака. В силу своей специфики индексные контракты на Западе не бывают слишком про­стыми по своему построению. Так, например, бенч-мак по нефти на IPE построен на основе шести источников: London Oil Reports, Petroleum Argus, Platts и три электронных источника: Reuters, RIM и Telerate. В России не существовало агентств подобного уровня по тща­тельности и достоверности сбора информации, а также, что весьма су­щественно, по уровню доверия участников. И, как уже обсуждалось выше, не существовало прозрачного цивилизованного спот-рынка на зерно, лес, сырую нефть и нефтепродукты. Были и другие, менее зна­чительные причины, но уже вышеперечисленных основных достаточ­но для того, чтобы сделать вывод о невозможности запуска индексных контрактов на сырьевые ресурсы в России — как с начала существова­ния рыночных отношений, так и в настоящее время.

Таким образом, с одной стороны, существует спот-рынок сырьевых ресурсов, на основе которого невозможно реализовать построение сроч­ных контрактов, а с другой — рынок финансовых инструментов, кото­рые в ряде случаев служили базовыми активами для рынка срочных контрактов. Однако время существования спот-рынка в качестве основы для работы срочного рынка было эпизодическим и насчиты­вало месяцы в случае ценных бумаг и несколько лет — в случае ва­лютных контрактов.