Помним о рисках: риски всегда существуют


Если вы захотите сдать экзамен и получить аттестат (аттестаты), по­зволяющий вам в рамках российского законодательства работать в качестве специалиста на фондовом рынке, то вам нужно будет пройти тест ФСФР. В этот тест входят качественные и количественные во­просы из самых различных разделов финансового рынка. Среди зада­ний теста Базового квалификационного экзамена есть следующая за­дача.

Укажите, какая из перечисленных ниже операций с форвардными контрактами характеризуется отсутствием риска?

A. Арбитражная операция

B. Спекулятивная операция.

C. Операция хеджирования активов.

 

Нужно выбрать правильный ответ. Специалисты, составлявшие те­сты, считают правильным ответ А. То есть разработчики задания по­лагают, что, совершая арбитражную операцию, участник рынка не подвергает свои и (или) клиентские средства риску. Давайте попробуем разобраться, насколько правомерно такое ут­верждение. Начнем с того, что всегда существует риск неисполнения обяза­тельств одним из контрагентов Причем, что прискорбнее всего, не ис­полнить всегда пытаются убыточные для себя и прибыльные для вас обязательства. То есть, проводя арбитражную операцию, вы можете остаться с обязательствами по убыточной позиции и невозможностью получить средства от доходной позиции Классические форварды являются необеспеченными контрактами. То есть стороны сделки не де­понируют средства для обеспечения выполнения своих обязательств. Поэтому контрагент может попытаться не выполнить обязательства по оказавшейся для него невыгодной сделке. Либо финансовое состо­яние контрагента за время действия форвардного контракта может значительно ухудшиться. Например, во время банковских кризисов на российском рынке банки нередко уклонялись от выполнения обя­зательств по форвардным контрактам.

Еще один типичный пример из практики, демонстрирующий посто­янное наличие рисков при совершении арбитражей. Идет середина 1996 г. Я закрываю арбитражную сделку. Активом является индекс доллара. На межбанке уже заключен полумиллионный форвардный контракт на продажу. Моя задача — совершить несколько десятков сделок в биржевой яме, чтобы полностью закрыть арбитраж. С каж дой моей сделкой котировальная цена повышается — все меньше уча­стников хотят совершать сделки по начальной, относительно низкой цене. На момент фиксации объема в 500 тыс. котировка, как правило, поднимается на 7-10 пунктов. Таким образом, выходя закрывать ар­битраж, мы подвергаемся существенному рыночному риску.

Еще один, уже совсем комический случай. Мой партнер по арбитра­жу, валютный дилер из нижневартовского банка, держа меня на теле­фонной линии, звонит во Владивосток своему коллеге. И пытается закрыть форвардную сделку. Я вишу на проводе и могу все слышать, партнер же меня, к сожалению, не слышит. Он увлеченно и энергично торгуется. Но, что самое ужасное, торгуется в обратную сторону. Он перепутал, что должен покупать, а не продавать. Этот кошмар продол­жался около минуты. Наконец он берет трубку и радостно сообщает мне, что все в порядке, как я уже слышала. Далее в ходе короткого ди­алога я объяснила, что нужно срочно делать звонок и отказываться от сделки, так как торг шел в обратную строну. Не может дилер торго­ваться себе в убыток, а значит, налицо непонимание. «Он решит, что я дурак, и не захочет с нами больше работать... У меня болит сердце, и руки отнимаются, я не могу набрать номер...» — следовала его законо­мерная той ситуации реакция. В конце концов, звонок последовал, они быстро договорились отменить сделку. А история очень скоро нам ста­ла казаться забавной

Как это ни странно, одна из задач при заключении сделки — не пе­репутать операцию. Брокерская карточка в яме также легко может быть перевернута не той стороной, особенно в момент, когда отвора­чиваешься от маклера, договариваясь с контрагентом об объеме на­прямую. В этот момент маклер может зафиксировать обратную сдел­ку. Поэтому нужно как можно чаще сверять свои сделки в протоколе и понимать, что не бывает прибылей выше среднерыночных значе­ний, как при арбитражах, без риска. Вообще, перепутать сторону кар­точки, клавишу, цвет — это гораздо чаще встречающиеся ошибки, чем может показаться. Бывают и просчеты не столь очевидные.