Очень похоже на арбитраж, но только внешне


Существуют также разновидности операций, которые внешне схожи с приведенными выше примерами арбитражных сделок. Однако при­быльность этих операций существенно зависит от движения коти­ровок, происходящего после фиксации сделок. Примером такой операции может служить покупка нескольких акций из входящих в некоторый фондовый индекс (не всех!) и продажа срочного контакта на этот индекс. Так, в 1997 г. на Санкт-Петербургской фьючерсной бирже торговали контрактом на индекс MAI-7, в расчет которого вхо­дили семь цен российских акций, среди которых был ЛУКОЙЛ. Все бумаги, входящие в индекс, вели себя совершенно идентично. Ана­литики посчитали, что корреляция между динамиками портфеля и каждой из бумаг, в него входящей, составляет 98-99%. А раз так, то, сделали вывод аналитики, нет смысла приобретать семь бумаг для со­вершения арбитража — достаточно одной. И этой одной бумагой, как правило, становилась акция ЛУКОЙЛа — в силу того, что перерегис­трация прав собственности этих акций осуществлялась депозитарием максимально быстро. Шел март 1997 г. Российский фондовый рынок рос. И операция покупки ЛУКОЙЛа совместно с продажей индекса стала очень популярной. До того момента, пока ЛУКОЙЛ не стал себя вести в абсолютно индивидуальной манере. Вместо того чтобы зафик­сировать прибыль по операции, брокеры сидели с резко подешевев­шим ЛУКОЙЛом и дешевой продажей подорожавшего индекса, т. е. вынуждены были зафиксировать убытки по купленной акции и убыт­ки по проданному индексу.

А теперь нам придется тщательно обсудить терминологию. И связа­но это с тем, что в разных секторах финансового рынка участники на­зывают одинаковым термином «арбитраж» совершенно различные операции.