Количество бирж все больше сокращалось.


Разные авторы придерживаются различных точек зрения на выде­ление второго временного периода развития российского фондового рынка. Некоторые специалисты, например, соотносят второй этап раз­вития отечественного фондового рынка с временным промежутком с 1998 г.1 Его связывают с высокой спекулятивной доходностью в секторе акций и достижением наибольшей прозрачности в законодатель­стве. Однако я бы расположила периоды развития фондового рынка, исходя из наличия интереса и вовлеченности широких слоев населе­ния в рынок ценных бумаг. Знаковой датой для такой градации явля­ется октябрь 1997 г., так как именно тогда произошло первое обваль­ное падение котировок на российском фондовом и срочном рынках. Торговые системы продемонстрировали несовершенства своей организации, а российский срочный рынок — неноработанность инстру­ментария и инфраструктуры в таких масштабах, что торговля практи­чески была прекращена. Поэтому второй период я соотнесла бы с уже упоминавшимися 1995-1997 гг. Суть же этого периода, на мой взгляд, состоит не в совершенствовании законодательства и инфраструктуры а в кардинальном изменении отношения массового инвестора к рос­сийскому фондовому рынку. Этот период показал, что массовый ин­вестор практически не получает дивидендного дохода по акциям, яв­ляется незащищенным на рынке долговых обязательств даже от государства, а также отвечает своими средствами по рискам банков. И хотя ряд западных источников придерживается мнения, что «в стра­не с. населением 140 млн человек всегда найдутся те, кто принесет деньги»,1 наша действительность продемонстрировала, к сожалению, в ущерб объемам российского рынка, ошибочность анализа наших за­падных коллег. Массовый инвестор все больше отдавал свои инвести­ционные предпочтения твердой валюте. События августа 1998 г. под­твердили правильность этого выбора.

В настоящее время вовлеченность населения в фондовый рынок составляет менее 0,1%. Это на три порядка ниже, чем в развитых странах. Эта цифра (0,1%) широко не фигурирует в какой-либо от­четности. Но рассчитать ее очень легко. Крупные брокерские компа­нии время от времени раскрывают данные о доле рынка, которую они занимают. Кроме того, эти же компании сообщают о количестве сче­тов, которые открыли у них юридические и физические лица для со­вершения операций на фондовом рынке. Расчет по этим данным при­водит к цифре около 100 тыс. счетов по России. Общая численность населения на три порядка выше. На самом деле цифра в 0,1% даже не­сколько завышена, так как среди активно работающих на рынке трей­деров принято иметь по нескольку счетов — у различных брокеров. Поэтому за несколькими счетами зачастую стоит по одному владель­цу. Кроме того, не все счета являются реально активными. Они могут просто быть в наличии, но без операций.

Я не думаю, что стоит ждать качественных изменений на рынке в самое ближайшее время; они произойдут только после роста вовле­ченности населения в фондовые операции. После этого начнется но­вый период в развитии российского фондового рынка, причем насту­пить он может гораздо раньше даже самых смелых ожиданий. Однако для этого на рынке должны появиться разнообразные и заслуживаю­щие внимания инструменты, а специалистам рынка следует провести качественную работу по повышению инвестиционной грамотности населения.