Бдительность и еще раз бдительность!


Когда я закрывала свою первую в жизни арбитражную сделку, я очень тщательно отслеживала, чтобы у меня было куплено ровно полмилли­она. Каково же было мое изумление, когда в отчете следующего дня я увидела только 360 тыс. Кроме того, в списке моих сделок фигуриро­вала 10-тысячная продажа. Оказывается, у нас возникла проблема тер­минологии. Я тщательно изучила биржевые правила. Я провела много часов в яме, наблюдая за ходом торгов. Я также знала, что за несколь­ко недель до моего старта стандартный лот был увеличен с одной до 10 тыс. Но я не знала, что участники рынка, говоря «единичка», по-прежнему имеют в виду контракт на $1000. ПОЭТОМУ, когда маклер фиксировал «единичка», «три» и т. п.. я записывала в своих карточках 10 тыс., 30 тыс. и т. д Мои же контрагенты и ведущий протокол сделок отмечали эти же сделки как 1 тыс., 3 тыс. и т. д. С «сотнями» мы попи­нали друг друга однозначно. Формально я была права. Однако они придерживались сложившейся традиции. В принципе, у меня были основания отправиться на конфликтную комиссию и поднять вопрос о несоответствии терминологии, принятой в обиходе, с изложенной в утвержденных правилах. Возможно, я бы так и поступила. Однако на следующий день цена опустилась и я закрыла недостающие 160 тыс го средним выигрышем в 5 пунктов. Несколько часов, предшествовав­ших открытию рынка, пока существовала неопределенность, я запре­щала себе думать о не полностью закрытом арбитраже. Этих ощуще­ний мне хватило, чтобы больше никогда не оставлять незакрытых арбитражей на следующий день, ни запланнрованно, ни случайно. И, только закрыв сделки, я сделала звонок партнеру и попросила его вписать дополнительную прибыль в соответствии с посылаемыми данными. В результате мы заработали на 20% больше. Но эта ситуа­ция послужила мне хорошим уроком. Всегда остается неопределен­ность, способная внести свои коррективы. Поэтому надо быть пре­дельно бдительным и оставлять зазор в расчетах. То есть, рассчитывая арбитражную прибыль, всегда нужно оставить лишних 20-30% на не­предвиденные обстоятельства.

Если вы начинаете совершать арбитражи, то имейте в виду, что как вы сами, так и ваши партнеры могут иногда ошибаться. Дело не в злом умысле. Даже самые профессиональные из известных мне валютных дилеров и биржевых брокеров время от времени ошибаются. И к этому тоже нужно выработать отношение.

Вот такой пример: мы закрыли арбитраж на середину апреля 1996 г Я пребывала в абсолютной уверенности, что у нас окажется на счетах сумма, зафиксированная полтора месяца назад, как только контракты закроются. Я была уверена, что все в порядке, до того момента, пока не узнала, что контрагент уговорил моего партнера зафиксировать в кон­тракте не дату закрытия контракта на фьючерсной бирже, а днем поз­же. Всего один день. Дневное изменение бенч-мака в то время состав­ляло 1-3 пункта и не могло перекрыть нашу прибыль. Однако именно в этот день изменения достигли 12 пунктов. А так как этот арбитраж был не слишком прибыльным изначально, то скачок в 12 пунктов съел практически весь доход. Когда я узнала об этом, то сделала глубокий выдох, чтобы не высказать вслух, что я об этом думаю. Я почувствова­ла сильную усталость. Полчаса напряженнейшей работы в яме, дни подготовки, составление отчетности и первая арбитражная сделка в жизни, закрытая почти без прибыли. Кроме того, мы могли выйти из этой сделки, закрыв ее в обратную сторону, при схождении рынков, если бы меня просто держали в курсе. Я была очень раздосадованна. После того как мне удалось успокоиться, я поняла, что требуется спокойный разговор с напарником, чтобы впредь мы исключили по­добные возможности. Эти сделки — общие, поэтому все участники должны быть в курсе того, что происходит. Так как он был профес­сионалом и человеком, настроенным на результат, разговор вышел очень коротким и конструктивным. Мы провели еще не одну успеш­ную сделку после, вплоть до того как долларовые контракты потеря­ли ликвидность и арбитражи стали невозможными. Совместные ар­битражи — это то поле, где ваши партнеры оценят проявленную сдержанность. Очень важно, даже когда происходит сбой, не опус­титься до банальных разборок. Нужно проявлять много самообла­дания, чтобы сохранять доверие и взаимное уважение, особенно ког­да нервы напряжены. Если же недоверие становится слишком сильным, то лучше прекратить работать в связке. Однако за все годы я ни разу не сталкивалась с профессионалом, который бы жульни­чал. Профессионализм и честность — это качества, которые присут­ствуют у специалистов единым блоком. Во всяком случае, вся моя предыдущая практика убедила именно в этом. Люди, работающие в сфере сверхдоходных сделок, конечно, любят зарабатывать. Однако удовлетворение от классной сделки дает гораздо больше. По-настоя­щему успешными в этих операциях становятся те, для кого главное — достижение совершенства, а деньги — просто побочный продукт. Хотя и очень приятный.