Устроение 5


 

Как бы там ни было, но устройство предприятия вытекает из этого образа общества как его составная часть и прямое продол­жение. В нем тоже есть все те уровни извлечения, переработки, перераспределения и управления жизненной силой, что и во всем обществе. И точно так же на низших уровнях даже «самых интел­лектуальных» предприятий люди бездумно, по образцам, рабо­тают гораздо больше, чем на верхних. Конечно, ставя свой экс­перимент, мы вполне можем нарушать многие из правил, по которым все устроено в обществе, если будем делать свое обще­ство и свое устройство предприятий. И мы можем попытаться создать предприятие только из творческих людей. Вот только уда­стся ли придуманному нами порядку сохраниться и не передела­ет ли природа человека все на прежний естественный лад через какое-то время?

В любом случае мы можем попытаться сделать устройство, которое будет требовать от работников предельной разумности на всех уровнях нашего предприятия, иначе говоря, основой которого будет искусство думать.

Итак, задача — попытаться сделать разумное устроение пред­приятия взамен «естественному», то есть такому, какое возник­нет само, если о нем не задумываться.

Задача выглядит по меньшей мере странной. Разумное или естественное! Неоднократные попытки переделать человеческую природу приводили пока только к разочарованиям. И самые боль­шие из них — это коммунизм в России и в Азии и фашизм в Европе. Это все знают. Кажется, что это задача безнадежная.

Но с другой стороны, если мы приглядимся, американская экономика и американское общественное устройство рождались как протест эмигрантов из многих стран Европы против жизни на Родине. В каком-то смысле американское процветание — итог общественной и экономической революций или же огромного эксперимента по созданию общества нового типа. Главной отли­чительной чертой этого эксперимента было то, что он делался «прежними» людьми, то есть людьми с определёнными тради­циями, на «новом» месте, иначе говоря, там, где не было преды­дущего государства, предыдущей истории и традиций. История, традиции, нравственность той среды, в которых разворачива­лись русский или германо-итальянский эксперименты по изме­нению общества, безусловно, оказывали своё влияние. Америка была свободна от влияния местной культуры.

Собственные же традиции людей, хранящиеся в памяти са­мих действующих лиц, оказались хоть и важными, но уступали силе договоров, которые люди были вынуждены заключить пе­ред лицом враждебного мира, который они пришли осваивать.

Это все означает, что далеко не все эксперименты разума против «естественности» обречены на неудачу. К тому же «есте­ственность», о которой мы говорим, — это есть вовсе не соот­ветствие природе — «естеству», а данность: вот так сложилось в человеческом обществе и сложилось плохо из-за большого коли­чества человеческих ошибок и подлостей! Так что никакого про­тивопоставления разума и настоящей естественности я не де­лаю, скорее всего, наоборот. Если нам удастся сделать разумное устройство своей экономики, то как раз за счет приближения к естественности, которую, правда ещё предстоит понять.

Так в чем же секрет «американской революции»? За счет чего она победила?

Мне кажется, в первую очередь, за счет того, что срезала лишнюю «культуру», то есть знания того, «как надо» в соответ­ствии с традиционными для старых обществ нормами. Так ска­зать, сделала общество попроще, чем на Родине приехавших. А вместе с этими частями культуры срезала и множество оши­бочного и вредоносного, заменив на небольшое количество ра­зумных, а потому всем понятных и всеми принимаемых согла­сий, вроде общих договоров считать частную собственность священной, уважать чужие права, договариваться... Кроме того, американское общество не перегнуло палку, оно не замахива­лось на слишком многое даже в переделке общества, не говоря уж о природе человека. Оно не спешило, а просто жило соб­ственным творением. Так сказать, самосозиданием.