Хозяин 3


 

Да потому, что сахар появляется в широком бытовом упот­реблении только в прошлом веке. До раннего средневековья са­хара на Руси не знали вообще и использовали вместо него мед и, в какой-то мере, сушеные ягоды и фрукты. Вот и все сладости, что были доступны и русскому человеку, и человеку первобыт­ному. Значит, то, что называют человеческим организмом, рож­далось и росло приспособленным к очень малому употреблению сладостей. И такого количества вполне хватало.

Следовательно, сахар, как и алкоголь — это не то, что нужно для человеческого тела, это то, что нужно для современного челове­ка. Но поскольку тела за человеческую историю не изменились, а если и изменились, то не сами, а под воздействием сознания, следовательно, сахар, в первую очередь, нужен сознанию. Я пред­полагаю, что как один из его расширителей, но точнее будет сказать, как то, что меняет состояние сознания. А как меняет?

Сахар создает ощущение сладкой жизни, как будто что-то в нас может это ощущение узнать и подтвердить, что это действи­тельно, как в раю! А что еще дает сходное узнавание? Любовь и ласка!

Вспомните, и в современной бытовой культуре и в этногра­фии телесная любовь постоянно сопоставляется с наслаждением и со сладостью. Все эти: «сладкий мой», «honney», то есть тот самый «мед» по-английски, и тому подобные выражения, со­путствующие любовным ласкам, дают одну линию связи с раем, Другая линия — это сопоставление любви с теплом. Недоласканный человек — это человек, страдающий от холода, замерзший. Поэтому любимая или любимый — это «зазноба», который «за­студил мое сердечко», и тому подобное.

С точки зрения народной психологии, ласка убирает из на­ших тел боль, накопившуюся от недолюбленности, но боль эта вызвана тем, что наш Материк, то есть то основание, которое позволяет нам жить на Земле, как бы промерзает от одиночества. Любовь же, страсть — это огонь, а точнее тепло, возникающее, когда двое замерших сбиваются в кучу. Не забывайте, что «куч­ное тепло» — это самый первый вид тепла, который доступен живым существам. Так греются все животные. Пищей же для огня, дающего это тепло, является еда.

Когда мы говорили, что сладкая жизнь — это жизнь без горе­чи и огорчений, мы как бы обозначили две составные части по­нятия «сладкой жизни» — телесное наслаждение и наслаждение духовное, наслаждение сознания, взаимоотношениями, к примеру. Когда двое находят друг друга в ласке, они имеют и то, и другое. Но второе может и отсутствовать. Когда мы говорим, что люди сбиваются в кучу, скажем, вокруг любимого дела, то мы имеем пример только второго, то есть наслаждения взаимоотно­шениями. И такие взаимоотношения тоже могут быть наслажде­нием. Это каждый знает по себе.

Вот этот пример очень хорошо показывает, что сладости — это орудия управления сознанием, это с одной стороны, а с другой, что того же самого можно достигать и прямым воздей­ствием на сознание, если знаешь, чего хочешь и как управлять своим сознанием.