Хозяин 2


Если мы подойдем к этому научно, то вынуждены будем идти от вопроса о том, есть ли жизнь после смерти. Этот вопрос на сегодняшнем уровне научных возможностей непроверяемый и потому оставляется на веру. Иначе говоря, это вопрос выбора:

как ты предпочтешь считать — умерев, ты разложишься и ра­створишься в биомассе планеты, или же будешь жить духовно в некоем ином месте или пространстве.

Наука тут права слова не имеет, и все сводится к простому предпочтению. Лично я предпочитаю считать, что после смерти

будет иная жизнь. И этот выбор мгновенно меняет всю мою жизнь. Почему?

Да потому, что, если после смерти ничего — то не к чему и стремиться, надо просто рвать от жизни все, что удается, а если это кому-то не понравилось, пусть он за мной побегает. Попря­чусь немного, а там смерть все покроет!

Но это не мое. Я намерен еще много-много жить и много-много всего познать и смочь. Поэтому мне некогда заниматься ничем другим, кроме подготовки к посмертному переходу. При­чем среди тех, кто верит в посмертную жизнь, тоже есть деле­ние, одни верят, что посмертная жизнь конечна, а другие, что бесконечна.

Это деление похитрее, чем жизнь-смерть. Тут конечность — не временная, не разложение и исчезновение. Тут конечность — это ограниченность чем-то. Например, раем. Это конечность в возможности расширения, познания и самопознания.

Рай создавала мысль очень и очень изголодавшегося, измерзшегося и истосковавшегося по ласке человека. Он был буквально помешан на своем страдании и больше ни о чем не мог думать, кроме источников, сладостей и райских гурий. Поэтому его мысль дальше страданий и их противоположности не идет. Вот это и надо учитывать при попытке понять, что такое наслаждение жизнью.

По сути наслаждение это оказывается перенесением духов­ного состояния, в котором ты пребываешь в раю, на то тело, в котором ты находишься сейчас. И это очень важно понять верно. Получается, что наслаждение жизнью — это измененное состо­яние сознания, а способность наслаждаться жизнью — это спо­собность управлять собственным" сознанием, меняя его в соот­ветствии с какими-то представлениями.

И приглядитесь с этой точки зрения к таким бытовым ве­щам, как сахар, например. Некоторые исследователи психоделиков — веществ, оказывающих воздействие на сознание — вооб­ще считают его дающим привыкание наркотиком. Наркотики — это естественные средства воздействия на сознание, причем, как мы это обговаривали раньше, на сознание как тонкоматериаль­ную среду. Приглядитесь с этой точки зрения к сахару.

Сегодня мы можем считать его предельным выражением по­нятия «сладость». Я имею в виду для бытовой психологии. Поче­му сахар нам так нравится? Нужен ли он для чего-нибудь в орга­низме в такой мере, в какой мы его потребляем? Уверенно можно сказать, что нет. Почему так уверенно?