Национальный доход



Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно было бы, на первый взгляд, поставить встречный вопрос: кого эксплуатируют денежные капиталисты современных капиталистических стран, которые вкладывают свои миллионные денежные вклады в капиталистические, в том числе государственные банки? Нетрудно понять, что как в капиталистических, так и в социалистических странах владельцы денежных вкладов эксплуатируют трудящиеся массы. Но в отличие от капиталистических стран вкладчики денежных средств в сберкассы в социалистических странах сами являются трудящимися, и это замаскировы вает сущность эксплуатации. Попробуем все же разобраться в этом вопросе.
Все или почти все советские люди работают и получают за свой труд соответствующую зарплату, которая и является их доходом. Но все дело в том, что одна часть этих людей получает еще и дополнительный доход в форме ростовщического денежного процента, а другая часть советских людей этого дополнительного дохода не получает. Если бы весь национальный доход, точнее та его часть, которая идет на потребление людей, распределялась исключительно в соответствии с трудовым вкладом каждого, то не было бы и эксплуатации человека человеком. Ибо, если бы все советские люди имели в сберкассах вклады, причем одинаковые или почти одинаковые, то также не было бы эксплуатации, так как ту часть продукта своего труда (дохода), которую они недополучали бы при оплате своего труда, они получали бы другим способом, через механизм государственного бюджета и банка. Но поскольку одни советские люди имеют вклады в банке (сберкассе), а другие их не имеют, то здесь имеет место совсем другая картина.
Чтобы выплачивать вкладчикам проценты (прибыль) на их вклады, государство вынуждено всем трудящимся недоплачивать их зарплату. Если бы вкладов в сберкассах не было или было мало, то не надо бы было изыскивать средства для выплаты процентов, и всем трудящимся выплачивали бы зарплату большей величины. Теперь же из общего, совокупного фонда заработной платы страны сначала изымается часть денежных средств, которая, следовательно, недоплачивается всем без исключения советским трудящимся. Затем эта часть денежных средств идет на дополнительную оплату той части трудящихся, которая имеет денежные вклады. Отсюда можно было бы сделать вывод, что те люди, которые имеют денежные вклады в сберкассах, эксплуатируют тех советских людей, которые вкладов не имеют. Но такая картина была бы не совсем точной. Дело усложняется тем, что вкладчики не снимают ежегодно начисляемую им сумму денег в форме процентной прибыли, и эта ростовщическая прибыль, как правило, добавляется к их вкладу-капиталу, который вследствие этого ежегодно растет. Но это не меняет суть дела. Ведь рано или поздно вкладчик снимет свой вклад, и при этом он получит не только свою первоначальную сумму денег, которую он внес когда-то, но и дополнительную сумму незаработанных его трудом денег. Эта незаработанная его трудом сумма денег и является его прибылью, нетрудовым доходом в форме ростовщического денежного процента.
Для уточнения сущности ростовщической эксплуатации в советском обществе необходимо иметь в виду, что разные вкладчики имеют различные по величине вклады. Одни имеют на счету по нескольку тысяч рублей, другие - по несколько сот тысяч руб., а третьи - всего по нескольку сот руб. Вкладчики, имеющие в сберкассах по 2000 руб., получат в год при срочном вкладе с начислением 3% денежную прибыль в 60 руб. Вкладчики, имеющие вклады в 200 руб., получат за год лишь по 6 руб., и называть их эксплуататора ми было бы смешно. Но третьи вкладчики, имеющие в сберкассах по 200000 руб. (а в Советском Союзе есть вкладчики, имеющие миллионные вклады), будут получать на эти вклады-капиталы ростовщическую денежную прибыль в размере 6000 руб. в год, или 500 руб. в месяц.
Вкладчиков, имеющих в сберкассах вклады таких размеров, немало. Достаточно сказать, что половина суммы всех вкладов, т.е. свыше 100 млрд.руб., принадлежит 3% вкладчиков (Эко. 1982, #6). И если на одного вкладчика приходится в среднем 1100 руб., то на одного вкладчика из этих 3% вкладчиков приходится в среднем 18000 руб. А ведь вклады этих 3% вкладчиков

неодинаковы. Одни из них имеют вклады размером в несколько тысяч руб., другие - по нескольку десятков тысяч руб., третьи - по нескольку сот тысяч руб., и, наконец, четвертые - свыше миллиона руб.
Если бы все советские люди имели в сберкассах вклады, причем равные, то эксплуатации, как мы уже говорили, не было бы. При этом бы оказалось, что они при общей сумме вкладов в 200 млрд.руб. имели бы вклады величиной примерно по 1000 руб. Вот эта-то сумма в 1000 руб. и является приблизительно той границей, за которой начинается эксплуатация человека человеком. Те вкладчики, которые имеют вклады в размере 1000 руб., не эксплуатируют других и не эксплуатируются сами. Они лишь возвращают себе с помощью сберкассы ту часть своего дохода, которая была им недоплачена за их труд при выплате заработной платы.
Те же вкладчики, которые имеют вклады на сумму свыше 1000 руб., не только возвращают недоплаченную им часть дохода, но получают еще и дополнительный доход. Вследствие этого они являются эксплуататорами. Эксплуатируют же они тех советских трудящихся, которые имеют меньше 1000 руб., и особенно тех, кто совсем не имеет вкладов.
Почему же государство не ликвидирует выплату процентов по вкладам, если посредством ее осуществляется эксплуатация человека человеком? Ведь это противоречит сущности, морали социалистического общества, его социального строя? К тому же благодаря начислению процентов по вкладам катастрофически быстро растет государственный долг СССР.
Дело в том, что в этом вопросе руководство страны исходило и исходит из идеи экономической целесообразности, а не из идеи справедливости, о чем мы уже говорили выше. Считается, что экономически выгодно изымать денежные средства из обращения, строить на них новые предприятия, расширять старые или осуществлять их техническую реконструкцию. Но так ли это? Это сложный вопрос, который требует своего тщательного рассмотрения, исследования, обсуждения. Ведь государственный долг (вклады) СССР все растет. Сегодня он равен примерно 200 млрд.руб. Недалеко то время, когда государственный долг достигнет 400 млрд.руб., затем перевалит за 1 триллион руб. А что же дальше? Каким образом советское государство сможет выплатить эти баснословные суммы? Ведь только по процентам при государственном долге в 1 триллион руб. придется платить 25-30 млрд.руб. в год. Не следует ли принимать срочные меры к постепенному сокращению этого долга?
Самое люIопытное здесь то, что, с одной стороны, государство, выплачивая проценты по вкладам, как бы говорит советским людям, чтобы они поменьше покупали товары в магазинах и услуги в предприятиях бытового обслуживания и побольше копили денег в сберкассах. А с другой стороны, государство, продавая в кредит с низким процентом огромное количество товаров, в том числе дефицитных, как бы говорит в это же самое время этим же самым советским людям, чтобы побольше покупали в магазинах товаров и, следовательно, поменьше копили денежные средства в сберкассах.
Где же логика? Если государство хочет побольше продавать товаров и услуг, то зачем нужно выплачивать проценты по вкладам? Ведь если проценты не выплачивать, люди меньше будут вкладывать свои денежные средства в сберкассы и больше будут, следовательно, покупать товаров. А если государство хочет продавать товаров поменьше, чтобы побольше привлечь денежных средств в сберкассы, а через них в государственный бюджет, то зачем нужно продавать товары в кредит, особенно дефицитные, по льготному кредиту? Создается впечатление, что государство хочет и того и другого. Но одно исключает другое. А главное, не лучше ли стремиться к достижению этих целей, с одной стороны, отменой начисления процентов по вкладам в сберегательных кассах, а с другой стороны, заменой льготного кредита при продаже товаров в кредит нормальным кредитом в 5-10%. Конечный результат будет тот же самый, но это, во-первых, сократит темпы роста государственного долга, а может быть, приведет к его постепенному сокращению, а во-вторых, даст возможность ликвидировать ростовщическую эксплуатацию человека человеком в советском обществе.
Но может быть, и выплата процентов по вкладам и продажа товаров в кредит по льготному проценту необходимы во имя человека и на благо человека? Трудно поверить, что эксплуатация человека человеком необходима для блага человека, но можно поверить, что эксплуатация нужна для блага эксплуататоров. Для блага же простых советских людей можно использовать другие, более простые мероприятия, например, повысить их зарплату и некоторые социальные пособия или улучшить их жилищные условия, которые давно и намного оставляют желать лучшего, и т.д.
Ростовщическая эксплуатация является главной, но не единственной формой эксплуатации в советском обществе. В огромных масштабах в стране осуществляется эксплуатация на черном рынке посредством извлечения



Содержание  Назад  Вперед