Денежная оценка мотивов человеческого поведения


Решение этой проблемы крайне сложно в виду непосредственной несопоставимости как потребительских благ и услуг, так и всех видов экономических ресурсов. Но в товарном хозяйстве, как нетрулн заметить, роль такого "коэффициента приведения" естественным образом могут выполнять деньги в Марксовом понимании этой категории. Действительно, деньги - это своеобразный экономический ресурс, обезличенный по своим природным и технологическим свойствам, но совершенно определенный по экономическому признаку.

Этот ресурс, который сам в народном хозяйстве получает определенную "оценку", в системе управления выступает как "всеобщий эквивалент" в том смысле, что все конкретные виды ресурсов и производимых с их помощью продуктов могут через систему цен быть выражены в деньгах, и, наоборот, деньги "овеществлены" в потребительских благах и хозяйственных ресурсах. Процедура такого беспрепятственного и последовательного агрегирования всего многообразия хозяйственных ресурсов в денежную форму и обратного дезагрегирова-ния в потребительные стоимости в воспроизводственном процессе была глубоко раскрыта К.Марксом в первом отделе второго тома "Капитала" - "Метаморфозы капитала и их кругооборот".

Тот факт, что К.Маркс рассматривает динамику функционирования хозяйственной системы, является, на наш взгляд, необычайно ценным для понимания метаморфоз, происходящих с производственными ресурсами в процессе их непрерывного воспроизводства и потребления и может служить отправной точкой для решения вопроса о значении агрегирования экономической информации в различных системах управления. Денежная оценка мотивов человеческого поведения определяет саму активность поведения людей в обществе, будь-то стремление получить плату за свой труд или стремление предпринимателей получить максимум прибыли на вложенный капитал. Согласно Д.Б.

Кларку, психологические основания определяют как высоту заработной платы, так и предельный доход предпринимателя, поземельную ренту и вообще "предельную производительность" капитала и земли.
Психологические предпосылки, лежащие в основе рационального человеческого поведения, определяют закон убывающей предельной полезности, лежащий, в свою очередь, в основе убывающей доходности и предельной производительно-сти, причем не только в статике, но и в динамике. Последняя складывается из предельных оценок "статических стандартов", измеряющих волнообразные движения экономических величин (структуры и вкусов потребителей, предпочтений предпринимателей и землевладельцев, размеров ссудного капитала и процента, запасов банковских ресурсов и т.п.), постоянно выводящих народное хозяйство из состояния равновесия и действующих как своего рода "возмущения": но и в динамически развивающемся обществе общие законы-тенденции определяются законами статических стандартов", в частности, законом "вменения ценностей", определяющих ту долю общественного богатства, которая достается тому или иному фактору производства.

Закон "вменения ценностей" имеет универсальную силу, и он действует как в статическом, так и в динамически развивающемся хозяйстве характеризующемся несколько иными психологическими мотивами (законами экономического неравновесия), стимулирующими всю хозяйственную деятельность, в частности, "духом предпринимательства", или, по Кейнсу, "основным психологическим законом", определяющим склонности людей к сбережениям или инвестированиям, от которых зависит вся "пружина" государственного регулирования экономики. Эти понятия, поддающиеся математическому описанию, служат мостиком между статикой и динамикой и действуют с особой силой в переходной экономике.
В этой связи заслуживает особого рассмотрения экстремальные принципы анализа переходных процессов, базирующихся на "психологическом функционализме", их форм и типов, потенциальных возможностей "двойного перехода", определяющего меру протекания и глубину самих экстремальных ситуаций в переходной экономике. Сквозь призму этих ситуаций иначе преломляются законы макро- и микроэкономического анализа, ибо здесь психологические законы, лежащие в основе государственного регулирования, по-новому определяют законы экономического неравновесия, предполагающего иные побудительные мотивы и стимулы, нежели в стационарном хозяйстве.

Статическая теория есть не что иное, как суждение об условиях равновесия и о тех путях, какими происходит восстановление равновесия после каждого из его незначительных нарушений. Подобная теория может быть полезна при исследовании любых видов реальных процессов и движений, но она не может вскрыть психологи-^ских мотивов в экстремальных ситуациях при всем многообразии возникающих здесь стимулов хозяйственной деятельности, порождающих неустойчивость социально-экономических процессов при особом переплетении факторов экономической активности, порождающих разного рода "возмущения" u приводящих хозяйственную систему далеко в сторону от состояния равновесия. Этим порождаются особые сложности становления рациональной системы хозяйствования в современных условиях, когда обычные условия равновесия нарушаются, и с трудом пробивает себе путь принцип достижения максимальных результатов с наименьшими жертвами.

Выход мы видим в усилении рыночных регуляторов экономической активности и в ускоренном построении потребительно-ценностной системы хозяйствования, учитывающий усиление психологических стимулов государственного управления "горизонтальными" экономическими методами, обусловливающими относительную автаркию хозяйственных образований и регионов, усилении стимулов к высокоэффективному труду на всех уровнях хозяйственной иерархии, в особенности в установлении зависимости оценок всех видов от их вклада в конечный полезный результат, зависящий от всей системы оценочных показателей, детерминирующих экономическое поведение.
Поэтому крайне важен анализ ценностных ориентации в рамках рациональной системы хозяйства , взаимосвязи цели и ценности как сопряженных экономических категорий, направляющих хозяйственную систему в сторону народнохозяйственного оптимума. Цель - прямая, определяющая характеристика движения хозяйственной системы, ее самый важный структурный элемент, в то время как ценность, будучи средством самореализации цели (например, цена на готовые товары), тоже выполняют функции "направляющих" движение системы. Ценности служат конкретным ориентиром принятия оптимальных экономических решений, направленных на реализацию цели и выполняющих роль соизмерителей результатов, а также затрат на их достижение. В потребительно-ценностной системе хозяйствования ценности образуют основу экономии живого труда в производстве, образуя ряд затрат, обеспечивающий постепенное их снижение по мере движения от одного производственно звена к другому.

Это особенно достигается в трудовой теории ценности, когда можно построить межотраслевой баланс движения продукта и затрат, приращения которых обеспечивают достижение максимальных конечных результатов по всему кругу производимых продуктов. При этом достигается максимальная реализация закона возвышения потребностей, с одной стороны, и закона экономии рабочего времени - с другой.

Тем самым достигается оптимальный вариант, при котором балансируются различные трудовые функции и различные потребности в их максимальном объеме.
Принципиально возможен и другой подход, когда строится оптимизационная модель народного хозяйства, состоящая из следующих блоков: "верхнего", где осуществляется взвешивание и составление полезных эффектов различных предметов потреб-"рния Apy1' c ДРУ^м, и "нижняя", где ставится задача минимиза-ии затрат общественного труда на производство этих полезных Айектов и где сопоставляются различные виды труда в соответствии с их функциональным предназначением.
При обоих подходах экономическая полезность и затраты труда рассматриваются как два полюса выражения экономической ценности, между которыми должна существовать определенная пропорция. Однако если при первом подходе обеспечивается простой баланс экономической ценности, то при втором подходе при решении задачи в точке оптимума дифференциальные затраты труда на различные хозяйственные продукты и ресурсы оказываются пропорциональными их дифференциальному полезному эффекту для общества, т.е. выражают эффективную предельную полезность.

Это совершенно неизбежно, ибо в "верхнем" блоке системы моделей ставится задача максимизации полезных эффектов предметов потребления, а эффективная предельная полезность есть не что иное, как частная производная этой целевой функции по свободным членам условий (ограничений), а что заложено в целевой функции (точнее, в чем выражаются коэффициенты функционала), то мы и получим в качестве ее производных; таково экономическое содержание предельной полезности и предельных затрат труда, ибо в "нижнем" блоке системы моделей размерность коэффициентов функционала определяется совокупными затратами труда, определяющими величину стоимости производимой продукции. Все остальные ограничения (например, суммарный выпуск продукции в заданном ассортименте, квалификация и интенсивность труда, природные условия и т.п.) предполагаются общими для обоих задач (отсюда и название - "теорема взаимности"), для второй теорема М.И.



Содержание  Назад  Вперед