Блага подразделяются на три важнейших вида.


Экономика же оперирует понятиями (рубль, доллар и т.п.), которые с 1971 года утратили связь с золотом, с материальным носителем, утратили свое абсолютное значение. Единство измерений, сопоставимость результатов измерений в сфере экономики выполненных в разное время и в разных местах может быть обеспечена лишь в том случае, если измерение стоимости любого товара производится не в неких, не поддающихся определению абстракциях, значения и соотношения между которыми ежедневно меняются, а в понятных устойчивых величинах, к примеру, таких, как один килограмм зерна (либо золота, нефти), квт/час электроэнергии. Если стоимость всех, существующих в обществе товаров выразить через какой-то один товар, то этот товар в экономике именуется товаром – эквивалентом.

При этом в прейскуранте (списке) цен на все товары он будет выступать в качестве инварианта прейскуранта. В отсутствие товара-эквивалента экономика даже не претендует на то, чтобы называться наукой, ибо она превращается в средство заклинания стихий с фиксацией неких, «случайно» происходящих событий. На ее основе невозможно провести межотраслевую сборку единого бескризисного государственного комплекса (как в механике), невозможно что-либо смоделировать, спрогнозировать тенденции, сопоставить экономические показатели и значимые индикаторы разных лет.

Ибо рубль прошлого, настоящего и будущего не связаны между собой никакими закономерностями.
На наших глазах происходят абсолютные экономические нелепости и несуразности, по поводу которых отмалчивается армия экономистов всех мастей и званий. Наглядной иллюстрацией этого являются события, произошедшие в последние два месяца с рублем. Все без исключения значимые валюты мира резко выросли по отношению к доллару. При этом рубль с помощью искусственных приемов сохранил свое соотношение с долларом, следовательно,  во взаимоотношениях со всеми странами мира, кроме США, мы стали значительно беднее.

Никакого экономического, количественного и уж тем более научного описания этих явлений ни один экономист вам не даст, ибо не существует такой формулы, из которой бы вытекало, что один доллар стоит 31 рубль.
Мы обеднели только потому, что с ведома экономистов-академиков наш рубль искусственно привязан к химере под названием доллар. Если опять провести аналогию с отраслями научного знания, сохраняющими в своей сфере деятельности принципы общественной полезности, общую логику и здравый смысл, то в механике это было бы равнозначно тому, что в течение месяца продавцы магазинов и рынков отпилили бы по 20% от веса каждой гири. При этом те, кто ведает килограммом (как экономисты рублем), объяснили бы происходящее стихией рынка: «Если Вам не нравятся эти гири, идите ищите другие».

Именно в такую ситуацию поставили на мировом рынке наш народ, как коллективного покупателя и продавца. Апофеозом подобных операций является рекламная телевизионная акция в поддержку доллара со стороны министра финансов… нет, не Америки, а России – А. Кудрина. Нелепость его действий с позиции интересов нашей страны понятна даже не специалисту.

Сравнить ее можно лишь с ситуацией, когда в эфир выйдет директор одного из заводов и начнет агитировать покупателя ни в коем случае не покупать его продукцию, а брать и накапливать продукцию своих конкурентов. Ведь основной продукт Министерства финансов – рубль, это указано даже в Конституции.
Наша официальная экономическая наука не является исключением. Все ныне известные экономические теории XX века не анализируют процессы комплексного функционирования народного хозяйства с замкнутыми схемами продуктообмена и финансовых потоков. Они имеют дело лишь с отдельными фрагментами единой системы и бесполезны в решении задач общественно полезного управления. К числу подобного рода теорий относятся теории империализма, кейнсианство и неокейнсианство, институционализм, маржинализм, неолиберализм, теория экономического роста, монетаризм и т.п.

Все они находятся во взаимных противоречиях друг другу. Так, монетаризм сводит регулирование экономических процессов к кредитно-денежным операциям и денежной массе, а теория Дж.Кейнса, противостоит ей и базируется на стабильности доходов, государственном регулировании и повышении спроса. Мы считаем изучение этих теорий пустой тратой времени, ибо их освоение формирует в голове изучающего бессмысленный калейдоскоп и неспособность адекватно оценивать происходящее.

Экономика, претендующая на общественную полезность, должна рассматривать замкнутые контуры движения товаров и финансов, точно так же как это делают научные теории в отношении водных, электрических потоков в соответствующих сетях на основании правил Густава Роберта Кирхгофа. Такие задачи о перетоках воды в системе труб и бассейнов решаются в школьных программах, однако применение этой научной алгоритмики не приемлемо для официальной экономики, так как делает слишком очевидным неизбежность финансового опустошения резервуаров, принадлежащих участникам производительного труда.
Организация целостного общественно-полезного управления народным хозяйством рассматривается во II томе Концепции Общественной безопасности «Мертвая Вода». Эти подходы будут рассмотрены нами в следующих материалах.


3.   Блага. Потребности и ресурсы
В современной экономической литературе наряду с такими понятиями, как товары, услуги, широко используется и термин «блага». Это значительно более ёмкое понятие. В философском смысле под благом понимается то, что заключает в себе определенный положительный смысл, удовлетворяет потребность человека, отвечает его целям и стремлениям.

Блага подразделяются на три важнейших вида. Материальные блага – это продукты питания, жильё, одежда, предметы быта и культуры, средства транспорта, связи, охраны здоровья и т.п.
Социальные блага – это обеспеченность работой, условия труда, экологические условия, социальное обеспечение и т.п.
Духовные блага – услуги, оказываемые учреждениями нематериального производства, сферой культуры.
Уровень обеспечения населения, отдельной его группы, семьи или отдельного человека всеми видами благ характеризует их благосостояние. Распространенной ошибкой экономических теорий является утверждение о прямой зависимости благосостояния от уровня развития производительных сил. Ввиду ограниченности земной биосферы в настоящее время производительные силы перешли уровень биосферного допустимого развития, что приводит к необратимым последствиям в среде обитания человека. Земной шар по своей сути является космическим кораблём для всего человечества, а потому сохранение систем жизнеобеспечения членов экипажа такого корабля следует отнести к первоочередному благу.

В отсутствие такого понимания техногенная цивилизация способна благими намерениями, заботой о сиюминутных капризах вымостить дорогу в ад. И потому не случайно «Толковый словарь» В.И. Даля указывает, что слово «благо» выражает два противоположных качества: хорошо, полезно либо не хорошо, дурно. Любое благо должно иметь определенные пределы и сопровождаться наличием чувства меры у субъекта, потребляющего это благо. Любое благо, продолженное чуть дальше допустимого предела,. с неизбежностью обращается в свою противоположность. Это касается как глобальных проблем техногенного развития, так и элементарного чувства меры в питании человека, ибо переедание наносит организму значительно больший ущерб, чем недоедание.

В этом и состоит диалектика обращения блага в обыденном смысле этого слова в свою противоположность.
Двойственность в представлениях о благе отражает двойственность, имеющую место в потребностях как отдельного человека, так и групп людей, человечества в целом. Потребности человека подразделяются на демографически обусловленные, биосферно допустимые и деградационно-паразитические. Характер потребностей, удовлетворению которых подчинено производство, определяется опять же общественной нравственностью и вытекающими из неё культурными традициями.
Среди всего множества потребностей есть такие, удовлетворение которых наносит ущерб непосредственным потребителям либо окружающим их людям, потомкам, биосфере. Такие потребности называются деградационно-паразитическими, они порождают деградационно-паразитический спектр производства.
Есть потребности, удовлетворение которых таких последствий не вызывает, а способствует укреплению родовой генетики, более полному освоению человеком генетически обусловленного потенциала развития. Это демографически обусловленные потребности, порождающие соответствующий спектр производства. При этом демографически обусловленные потребности предсказуемы по номенклатуре и объемам на многие десятилетия вперёд.

Это позволяет спланировать и подготовить производительные силы общества к их полному удовлетворению.
Деградационно-паразитические потребности не предсказуемы ни по номенклатуре, ни по объёмам. Общество не способно удовлетворить их в принципе, ибо они бездумно следуют за любым капризом моды, ориентированы на непредсказуемые чувственные наслаждения без меры. В этой гонке потребительства бессмысленно перемалываются человеческие (материальные и духовные), а также природные ресурсы.



Содержание  Назад  Вперед