Изделия обрабатывающей промышленности


В не столь отдаленном будущем этой стране, возможно, удастся выполнить свою стратегическую задачу и войти в первую десятку крупнейших торговых наций мира. На современном этапе важнейшей статьей товарного экспорта практически всех НИС стали изделия обрабатывающей промышленности. По объему реализации на мировом рынке таких товаров, как обувь, одежда, текстиль, отдельные виды электронных и электротехнических изделий, НИС смогли обогнать многие промышленно развитые державы, которые и стали основными импортерами готовых изделий из новых индустриальных стран.
Кроме того, в последние десятилетия расширяется участие новых индустриальных стран и в международном движении капитала. Прямые зарубежные инвестиции начинают дополняться вывозом капитала в ссудной форме. НИС постепенно втягиваются в борьбу за сферы приложения капитала.
Если ранее прежде всего в НИС направлялась большая часть финансовых ресурсов в виде прямых инвестиций и ссудного капитала, в приоритетном порядке осуществлялись поставки машин, оборудования, современной техники, технологии, ноу-хау из стран развитой зоны, то ныне промышленно развитые государства превратились в основных внешнеторговых партнеров новых индустриальных стран и становятся важной сферой приложения национального капитала НИС.
Специалисты отмечают сохраняющуюся на современном этапе в системе мирохозяйственных связей новых индустриальных стран все еще высокую степень зависимости их от основных центров соперничества (Западная Европа — Япония — Северная Америка). По мнению экспертов, подобная зависимость со временем сможет плавно трансформироваться в асимметричную взаимозависимость, постепенно тяготеющую к равнополюсной. Таким образом, начиная с 80-х годов текущего столетия постепенно меняется место НИС и в мирохозяйственных связях, где им удалось найти свои ниши, и в современной мировой экономике.
Признанием их возросшей роли в мировом хозяйстве стали такие шаги, как принятие Мексики (первой развивающейся страны) весной 1994 г., а в конце 1996 г. и Республики Корея в члены престижного элитарного клуба промышленно развитых стран — Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).
Что касается региональных особенностей прорыва НИС, то приоритет явно остается за более активной в мировой экономике и более многочисленной азиатской группой новых индустриальных стран, стратегии экономического развития которых опирались на экспортноориентированное производство прежде всего готовых изделий.
По многочисленным прогнозам специалистов, XXI век станет именно периодом азиатско-тихоокеанской мощи. Если понимать термин азиатско-тихоокеанский регион (АТР) несколько более узко, ясно, что наиболее динамичной становится группа государств Восточной и Юго-Восточной Азии, которую возглавляет Япония и следующие за ней Республика Корея, Сингапур, Тайвань и позднее присоединившиеся Малайзия, Таиланд, Филиппины и Индонезия. Именно в этом субрегионе и формируется ныне обширное азиатское технологическое пространство.
Несколько более скромных результатов в своем хозяйственном развитии добились страны Латинской Америки, которые пережили три большие экономические волны, знаменовавшие крутые повороты в их экономической стратегии. Начавшая набирать силу еще в прошлом столетии волна либерализма и свободной торговли привела к тому, что латиноамериканские государства оказались в роли поставщиков сырья на мировой рынок. К концу 20-х годов эта волна исчерпала себя.

Чрезвычайно разрушительный для Латинской Америки мировой экономический кризис 1929-1933 гг. подвел черту под режимом открытой экономики, положив начало новой большой волне — на этот раз государственного регулирования, этатизма.
Продекларированная здесь защита внутреннего рынка в целом содействовала диверсификации структуры национального хозяйства, ослабив воздействие на него внешних процессов. На втором гребне этой протекционистской волны, уже после второй мировой войны, сформировался сильный госсектор, включавший базовую инфраструктуру и капиталоемкое производство; был расчищен путь слабому тогда местному частному капиталу. 9котоводческие и банановые в прошлом республики при активной политике государства превратились в аграрно-промышленные страны, способные вести более независимый диалог с мировыми индустриально-финансовыми центрами. (Так, на рубеже 40-50-х годов специалисты изучали аргентинский прорыв, в 60-70-х годах — бразильское чудо.) Тем самым удалось избежать возникновения весьма вероятных масштабных гражданских конфликтов.

Тем не менее и Латинской Америке пришлось испытать на себе сложности роста. Ставшую хрестоматийной формулу эволюции можно было бы представить так: достижения и успехи госсектора - переоценка роли государства и нарастание самодовольства - гипертрофия госрегулирования и снижение эффективности госпредприятий - рост бюрократии и коррупции - увеличение бюджетного дефицита и инфляция - падение престижа протекционизма и госсектора.
Понятно, что госсектор, как и любая другая структура, для своего успешного функционирования нуждается в постоянной корректировке в ответ на возникающие кризисы, ибо в противном случае он коснеет и из стимулятора роста превращается в тормоз. Расходы на поддержание убыточных госкомпаний стали ложиться тяжким бременем на национальные финансы, появившиеся на континенте затратные экономики порождали социальную неустойчивость. Все явственнее ощущалась потребность в новом экономическом курсе, поскольку стабильность экономики кроется прежде всего в постоянном движении и обновлении.
Так, с середины 70-х годов первый эшелон латиноамериканских стран (Чили, Уругвай и Аргентина) декларировал переход к новой стратегии развития -либеральной, вернее - неолиберальной (чтобы провести различие между старым и современным либерализмом), которую намеревались реализовать пришедшие к власти военные хунты. Однако понадобился глубокий затяжной кризис начала 80-х годов, самый острый с периода Великой депрессии, чтобы, наконец, обозначилось крупномасштабное переключение на иные подходы. Так завершился полувековой цикл государственного патронажа, знавший периоды и подъема, и упадка.
Провозглашенный переход к неолиберальному курсу означал резкое сокращение вмешательства государства в инвестиционные, кредитные, валютные и внешнеторговые операции и, конечно, сужение его участия в собственно предпринимательской деятельности. Ключевой реформой стала приватизация, призванная расширить пространство для частной инициативы. Начавшись с разгосударствления второстепенных объектов, она постепенно охватывала все более крупные предприятия.

Качественная структуризация экономики обозначилась на рубеже 80-90-х годов, когда наметился переход в частный сектор крупнейших госкомпаний региона, в том числе в базовых отраслях производства.
Как известно, реформирование экономики на этом, первом этапе оказалось либо малоуспешными (Чили), либо вовсе провалилось (Аргентина, Уругвай). Дело в том, что реформы проводились преимущественно в рамках военно-диктаторских режимов, их творцами были экономисты в мундирах и суть преобразований сводилась в основном к возврату национализированной собственности прежним владельцам и либерализации внешнеэкономической деятельности. Кроме того, перемены проходили в атмосфере взаимного отчуждения народа и власти.

Некоторые из преобразователей в дальнейшем были не только подвергнуты резкой критике, но и даже преданы суду, как, например, в Аргентине.
К настоящему времени процесс приватизации почти завершен в Чили и Мексике, близится к концу в Аргентине и Перу, находится на подъеме в Уругвае, Эквадоре и других странах. Уже сейчас можно подвести первые итоги реформирования, выявить его некоторые положительные аспекты и неудачи.
Странам Латинской Америки в основном удалось преодолеть последствия тяжелого экономического кризиса начала 80-х и приступить к перестройке национальных хозяйственно-технологических структур. Хотя суммарные темпы роста региона в 1991-1994 гг. составляли в среднем 3% в год (в конце 80-х годов - менее 1%), некоторые страны (Чили, Аргентина, Перу, Венесуэла, Уругвай, Панама, Доминиканская республика и другие) достигали 4-8%. Если в 1990 г. еще оставалось шесть стран с отрицательным приростом валовой продукции, то в последующие годы их число сократилось до 2-3 (включая Никарагуа и Гаити). Возрос внешнеторговый оборот, бегство капиталов за рубеж сменилось их притоком, повысилась общественная производительность труда, по типу дальневосточных тигров появились латиноамериканские ягуары и пумы.

Поворот в сторону демократии (например, в Чили) совпал по времени с достижением экономической стабилизации. Подъем был в немалой степени связан с приходом к власти энергичных и профессионально подготовленных глав государств, а также компетентных министров экономики и финансов, многие из которых получили образование за границей, в том числе в престижных американских университетах.
Немалую роль сыграла и помощь, оказанная традиционными партнерами, главным образом США, не желавшими иметь под боком нестабильных и беспокойных соседей. Когда стало ясно, что реформирование в Чили в годы правления генерала Пиночета, несмотря на рекомендации экспертов чикагской школы, не приносит успехов, США оказали ей массированную финансовую помощь.



Содержание  Назад  Вперед