У Горбачева была программа, предложенная в 1987 г.


Однако оба пути, предлагавшиеся разными специалистами, были проигнорированы. Горбачев, проводя важные демократические преобразования и политическую перестройку, практически не осуществлял никакой серьезной экономической реформы и, более того, принципиально выступал против приватизации государственной собственности.

Пожалуй, самой ранней программой реформ для М.С. Горбачева была программа, предложенная в 1987 г. Н.П. Шмелевым в его работе "Авансы и долги"1. Автор предложил начать реформы с сельского хозяйства, с насыщения потребительского рынка, с реального развития частной инициативы в мелком и среднем бизнесе, занять на эти цели на Западе 10—15 млрд долл. Это был мягкий, щадящий вариант реформы, но и он не был принят.

Не была поддержана и знаменитая рыночная программа "500 дней" С. Шаталина и Г. Явлинского (о ней речь впереди). К концу своего пребывания у власти Горбачев практически покинул стан демократов, стал поддерживать консерваторов, испугавшись коренных институциональных преобразований в стране. Своих бывших союзников — демократов он стал называть " господами демократами".
Проводя перестройку, Горбачев и не мыслил ее как переход к капитализму. Его "новое мышление" витало вокруг "совершенствования социализма", " более полного использования его (социализма. — В. К.) преимуществ", активизации "человеческого фактора" и ничего реального не дало. Это была серьезная политическая и историческая ограниченность, которая вскоре определила судьбу Горбачева.
Более того, горбачевская перестройка, давшая важные плоды в деле расшатывания тоталитарной советской системы, в проведении необходимых политических преобразований, в сфере экономики оказалась связанной с грубыми, порой непростительными просчетами:
1 Шмелев Н. Авансы и долги. М.: Международные отношения, 1996.

  • резким увеличением бюджетного дефицита, денежной эмиссии, приведшим к ускорению инфляции;
  • непродуманной антиалкогольной кампанией, осуществленной типично административными методами и оусловившей резкое сокращение доходов бюджета;
  • кампанией "ускорения" экономического развития на базе НТП, причинившей ущерб потребительскому потенциалу населения в результате искусственного нагнетания инвестиций в машиностроение;
  • резким сокращением золотого запаса страны;
  • чрезмерным ограничением кооперативной и индивидуально-трудовой деятельности;
  • повышением закупочных цен на сельхозпродукцию при фиксировании розничных цен на продовольствие, что привело к увеличению дотаций и стало одной из причин роста бюджетного дефицита;
  • распространением хозрасчета на отдельные территории, в результате чего последние перестали платить налоги в общегосударственную казну;
  • всеобщим переходом на бартер и ограничением на вывоз товаров с отдельных территорий;
  • резким увеличением задолженности страны Западу.

Отрицательно повлияли на экономику страны в горбачевские времена такие факторы, как падение мировых цен на нефть, Чернобыльская катастрофа, землетрясение в Армении, забастовки шахтеров, этнические конфликты и национальный сепаратизм.
Но главное заключалось в том, что социалистическая экономика к этому времени уже полностью себя изжила, доказав абсолютную неэффективность в результате отсутствия реальной мотивации трудовой активности, огромного перерасхода всех видов ресурсов в производстве. Парадокс в том, что марксизм, считая развитие производительных сил мотором общественного прогресса, на практике привел к их расточению, крайне неэффективному использованию, перенакоплению всех видов ресурсов. Лень и имитация работы стали нормой советской трудовой "этики".

Замедление темпов роста, начавшееся еще в конце 50-х годов и перешедшее с конца 70-х годов в спад производства, т. е. в реальный экономический кризис, который был лишь усилен горбачевской перестройкой, явилось закономерным результатом исторического процесса в стране.
Как уже отмечалось, сталинская модель хозяйствования, созданная в бывшем Советском Союзе, могла давать частичный эффект лишь на короткое время, но в долгосрочной перспективе, а точнее, на постоянной основе она была абсолютно неэффективной. Реализация этой модели вела к изоляции Советского Союза от мирового рынка, от НТП, к производству некачественной и неконкурентоспособной продукции (не говоря уже о том, что выпускаемая продукция была далека от современных требований и моды), к изменению структуры "социалистического производства". В конечном счете она себя исчерпала и провалилась.


Однако М. Горбачев не понял того, что разрушение советской тоталитарной общественной системы должно быть неразрывно связано с целенаправленной сменой сталинской модели хозяйствования. В первые годы своего правления он ввел по образцу своих предшественников, ратовавших за преимущественный рост производства средств производства, программу "ускорения" на базе стимулирования роста машиностроения. Лишь потом жизнь заставила его сделать некоторые шаги в сторону рынка.

Но до последних дней в качестве руководителя СССР он был против частной собственности, против ликвидации централизованного планирования, против земельной реформы.
Конечно, командно-распределительная, административная,
централизованно планируемая экономика пустила в стране глубокие корни. Были созданы гигантские промышленные и сельскохозяйственные предприятия-монополисты, экономиче-
ские динозавры, которые могли вписываться только в натуральное хозяйство, в самообеспечивающееся производство, но не в рынок. Не было создано нормальной производственной инфраструктуры, ибо вложения в нее не приносили ускорения темпов развития, не существовало ни частных банков, ни кредита, была уничтожена наиболее работоспособная часть российского крестьянства — кулаки. В течение многих десятилетий запрещалось частное предпринимательство, все брало на свои плечи государство, которое не могло справиться с непосильными задачами и решало их по-своему: не экономическими, а казарменными и бюрократическими методами.

Рубль не был конвертируемым, почти вся торговля осуществлялась по административным, а не рыночным ценам, владение твердой валютой запрещалось.
Все эти факты свидетельствовали о том, что переход к рынку в России будет неизбежно долгим и болезненным. Отход от рынка потребовал нескольких поколений, полный переход к нему займет не меньше времени. Естественно, что отход от плановой системы неизбежно ввергает страну в состояние болезненной трансформации.

Но этот переходный период надо пройти, чтобы встать на торный путь цивилизованного развития, с которого страна сошла на достаточно продолжительный срок.
Перестройка, объявленная и практически начатая М. Горбачевым, была подготовлена либерально-демократической частью

партийной элиты СССР, которая осознала неэффективность и в конечном счете историческую обреченность "реального социализма", созданного в СССР, и его экономики. Оппозиционные настроения стали довольно широко, хотя и негласно, распространяться в стране еще со времен брежневского застоя и довольно определенно проявляться в годы правления Ю. Андропова. Не случайно в это время на самом верху политической власти рассматривались варианты наиболее мрачных прогнозов, вплоть до развала общественной системы и распада страны.

По существу приход М. Горбачева с его перестройкой в известной мере был подготовлен Ю. Андроповым.
В узком смысле экономические реформы начались в России лишь в 1992 г. под руководством Б. Ельцина и Е. Гайдара. Именно эти реформы следует считать реальными, призванными создать не отдельные элементы рынка в чуждой ему среде, а подлинный рынок товаров и услуг, рынок капитала и рабочей силы с присущим ему механизмом конкуренции, а также естественную замену тоталитарной общественной системы
цивилизованной, демократической, рыночной.
Однако и ельцинско-гайдаровские экономические реформы также были связаны с серией крупных ошибок и просчетов. Это и кризис платежей, и некомплексность и непоследовательность в проведении реформ, и слабая поддержка нарождающегося предпринимательства и многое другое. Но главное, рассматриваемый период реформ сопровождался политическим противостоянием законодательной и исполнительной ветвей власти, что не давало возможности реализовать истинные замыслы реформаторов.

Свою роль сыграла и слабость управленческих институтов.
И тем не менее следует признать, что если экономические реформы при Горбачеве не проводились, а точнее, были псевдореформами, то ельцинские реформы стали фактом, реальностью. Они привели к изменению социально-экономического строя в России, осуществлению институциональной трансформации всего общества, хотя этот процесс и сегодня еще далек от завершения.
Радикальный период экономических реформ продолжался около полугода. Затем его сменил период застоя, шатаний и топтаний практически на одном месте. И только в 1997 г., казалось, пришло время возвращаться вновь к радикальной

экономической реформе, однако в августе 1998 г. произошла катастрофа: Россия объявила дефолт, на время отказалась выплачивать свой внешний долг; была разрушена худо-бедно сложившаяся финансово-банковская система, был фактически девальвирован рубль.



Содержание  Назад  Вперед