Программы правительства В. Черномырдина


В-четвертых, сохранение на высоких постах в государстве и науке реваншистски настроенных начальников из прежней советской номенклатуры, которым к тому же в принципе не свойственно рыночное мышление.
Многие критики экономических реформ сегодня опять предлагают не просто медлительность и постепенность в реализации этих реформ, но и частичный возврат к прошлому. При этом, декларируя "новые подходы", они по существу предлагают идеи политически обанкротившейся хасбулатов-ской или гэкачепистской программы.

12.4. Программы правительства В. Черномырдина
С приходом к руководству российским правительством В. Черномырдина в декабре 1992 г. появились опасения полного прекращения экономических реформ в России. Они были связаны с его заявлениями о готовности бороться с инфляцией "немонетарными методами", о недопущении впредь "шоковой терапии" и выделении низкопроцентного кредита топливно-энергетическому комплексу в размере 200 млрд руб. Было даже подписано постановление о прямом контроле над ценами

на ряд товаров, которое, однако, через две недели было отменено. Тем не менее 1993-й, 1994-й и последующие годы показали, что Черномырдин не отошел от эволюционистской практики умеренно реформаторского курса второй половины 1992 г. и по существу, не отступая назад, ввел страну в состояние застоя реформ. С приходом в 1997 г. в правительство молодых реформаторов реформы стали проводиться более последовательно и активно.

Но в марте 1998 г. правительство Черномырдина ушло в отставку из-за неспособности к радикальным реформам, а в августе случился дефолт из-за слабости и непоследовательности самих реформаторов.
В первые месяцы пребывания у власти (по крайней мере до апреля 1993 г.) правительство В. Черномырдина вновь вернулось к проинфляционной кредитно-финансовой политике. Несмотря на падение производства, денежно-кредитная эмиссия продолжалась. После апрельского референдума о доверии президенту позиции правительства укрепились, оно ужесточило кредитно-финансовую политику, и темпы инфляции стали снижаться.

Но после парламентских выборов в декабре 1993 г. этот антиинфляционный курс вновь подвергся критике оппозиции, и правительство опять смягчило свою экономическую политику, уступив требованиям директоров крупных государственных предприятий, прежде всего ВПК и агропромышленного комплекса.
В октябре 1993 г. в Москве произошел антиправительственный мятеж, направленный против трансформационных и системных реформ. Оппозиция использовала давно сформировавшийся раскол в обществе, чтобы добиться реванша. В случае победы оппозиции возникла бы угроза установления недемократического режима, приостановления приватизации и других реформ. Однако в любом случае октябрьский путч 1993 г. был актом гражданской войны, вооруженного противостояния с
человеческими жертвами. Противостоящие стороны шли в нем до конца, при этом президент Б. Ельцин опирался на поддержку сторонников апрельского референдума 1993 г. и как Верховный главнокомандующий — на армию, а Р. Хасбулатов, А. Руцкой и весь оппозиционный Верховный Совет РФ — на левую оппозицию в стране, на КПРФ, имевшую большинство членов в Совете. Обе противоборствующие стороны нарушали Конституцию и стремились реализовать свои политические интересы: Ельцин — сохранить власть, Хасбулатов — перехва

тить эту власть. Но в итоге правительственные силы остановили мятеж и насилие, не допустили гражданской войны и восстановления диктаторского режима, к которому шла оппозиция, вновь открыли путь к дальнейшим демократическим и экономическим реформам.
Проект бюджета на 1994 г. вызвал бурю в Государственной Думе, которая требовала увеличения кредитов и субсидий производству, социальной защиты населения. Правительство вновь отступило, запустив печатный станок, цены и бюджетный дефицит опять поползли вверх. Подобное маятниковое движение, свидетельствующее о непоследовательности и нерешительности проводимого курса, продолжалось вплоть до 1997 г. Более того, из-за высокой инфляции падение производства в 1994 г. оказалось более глубоким, чем в 1993 г.

Так же как и правительство Е. Гайдара, правительство В. Черномырдина приняло ряд программ экономических реформ. В 1993 г. оно разработало и приняло программу "Развитие реформ и стабилизация российской экономики" на 1993— 1995 гг. Летом 1994 г. появилась новая программа.

В ней содержался тезис об уже начавшейся стабилизации российской экономики. Провозглашались такие цели, как возобновление экономического роста, снижение к концу 1995 г. уровня инфляции до 3—5% в месяц, сокращение бюджетного дефицита до 5—6% ВНП и т. д. Конечно, в указанные сроки эти цели достигнуты не были. Ситуация стала улучшаться лишь в 1997— 1998 гг.

В 1998 г. появилась новая правительственная программа с более реалистичными целями.
По мнению разработчиков этих программ, для их реализации необходимо было продолжать умеренно-ограничительную финансово-кредитную политику, которая опиралась бы на сокращение дотаций и льгот, военных расходов; налоговую реформу; переключение расходов государства с поддержки старых и бесперспективных производств на стимулирование роста частного сектора.
На словах все правильно. Однако на деле в 1993—1997 гг. экономическая политика правительства Черномырдина не отличалась последовательностью и не принесла ожидаемых результатов. Прежде всего не была достигнута макроэкономическая стабилизация, что стало особенно очевидно, когда произошел известный крах на валютной бирже 11 октября 1994 г.

В этот день Министерство финансов продало Центральному банку около 450 млн долл. по курсу около 4000 руб. за доллар, выручив тем самым около 2 трлн руб. Все это говорило о том, что правительство было даже заинтересовано в дестабилизации валютного и финансового рынков. Во всяком случае, оно явно стимулировало финансовый крах многих коммерческих банков с целью финансирования бюджетного дефицита и погашения своей задолженности предприятиям.

Это нанесло серьезный ущерб не только коммерческим банкам, но и значительной части населения страны.
Не оправдались и другие программные цели правительства Черномырдина. Разработанные программы намечали прекращение спада производства уже в 1993 г. При этом локомотивом экономического оживления признавалась инвестиционная
сфера, где ежегодные темпы роста капиталовложений в 1993 и 1994 гг. ожидались на уровне 10%. На деле же капвложения все время снижались. Не оправдались прогнозы и в отношении уровней инфляции и размеров бюджетного дефицита.
Более того, правительство Черномырдина вместо того, чтобы всячески содействовать рыночным преобразованиям в стране, приняло ряд антирыночных мер. Так, были ужесточены правила экспорта и импорта ряда товаров и тем самым нарушены требования свободной торговли, приняты антилиберальные документы по регулированию рынка ценных бумаг.
Несмотря на проведенную еще при Гайдаре либерализацию цен и дерегулирование деятельности предприятий, ряд важных отраслей народного хозяйства сохранил прежний статус, не перешел на рыночные рельсы, что явно не соответствовало программам и интересам рыночной трансформации. Так, справедливо считается, что самой богатой и прибыльной сферой экономической деятельности в России является топливно-энергетический комплекс. Но именно в этой "золотой жиле" не проведена либерализация и разукрупнение. Более того, эта курица, несущая золотые яйца, получала огромные субсидии и льготы со стороны государства и находилась под его прямым бюрократическим управлением.

Бизнес не отделен от государства, что недопустимо для зрелой рыночной экономики.
И тем не менее, несмотря на все эти негативные явления, нерешительность и противоречивость экономической политики правительства В. Черномырдина, Россия сохранила потенциал

для перехода к новому этапу экономических реформ, призванному реализовать на практике те программные требования по дальнейшему развитию реформ, которые само же правительство неоднократно выдвигало и постоянно не выполняло.

12.5. Последующие программы российского правительства
В марте 1998 г. правительство Черномырдина ушло в отставку, а в августе этого же года был объявлен финансовый дефолт из-за допущенных реформаторами новых серьезных ошибок, связанных с финансовыми манипуляциями с государственными казначейскими облигациями (ГКО) и облигациями федерального займа (ОФЗ), выпущенными для покрытия бюджетного дефицита (осенью 1997 г. сбор налогов достигал лишь 67% запланированного уровня). Пирамида ГКО-ОФЗ стала основой внутренних заимствований в этот период. Негативную роль сыграли и низкие мировые цены на нефть и газ.

В 1998 г. мировая цена на нефть упала до 13,4 долл. за баррель — самый низкий уровень с 1976 г., а в декабре 1998 г. она составила 9,7 долл.
Таким образом дефолт наступил тогда, когда в одной точке сошлись нерешенные внутренние проблемы российской экономики (падение производства, бюджетный дефицит, отсутствие необходимого золотовалютного резерва и инфляция). К этому надо добавить и внешний напор финансового кризиса, начавшегося в Юго-Восточной Азии, и низких мировых цен на нефть и газ.
Вновь назначенный премьер С.



Содержание  Назад  Вперед