Формирование системы всемирного хозяйства


Бурно развивающаяся промышленность в Европе и Северной Америке нуждается в источниках сырья /хлопок, джут, кожи, руды/ и энергии /уголь, нефть/. Начинает складываться колониальный рынок сырья, вообще сеть эксплуатации колоний. В результате всемирное хозяйство приобретает все более отчетливые черты системности. Одной из закономерностей развития любой системы является опережающие развитие ее внутренних связей. Математически, так сказать в том виде, эта закономерность выражается формулой, согласно которой внутрисистемные связи растут со скоростью, равной квадрату скорости роста самих компонентов. Упрощенно это выглядит так. Объем валового глобального продукта возрастает за какой-то период вдвое, оборот мировой торговли - вчетверо, ВГП - втрое, оборот - в девять раз и т.д. Разумеется, в реальной жизни действуют не только законы математики.

Защищая интересы "своих" участников международного разделения труда и обмена, каждое государство имеющимися в его распоряжении средствами либо ограничивает, либо стимулирует, либо просто контролирует внешние экономические связи. Подобное вмешательство и вызывает большую часть отклонений, которые присущи международным экономическим отношениям. Однако в общем и целом закономерность выдерживается.

# завершение формирования системы всемирного хозяйства

Рубеж Х1Х и ХХ вв. стал в известной степени историческим. Это время можно считать завершением процесса становления всемирного хозяйства как системы. Причем как и ранее, трансформации подверглись все три его компонента. В производстве находит применение электричество как универсальный вид энергии и двигатель внутреннего сгорания.

Материальная инфраструктура пополняется за счет использования новых видов и средств транспорта /автомобильный, авиационный/ и связи /телеграф, телефон/.Однако наиболее важные изменения происходят в сфере международных экономических связей. Наряду с товарными рынками начинают складываться мировые рынки капиталов и рабочей силы. На основе заграничного инвестирования предпринимательского капитала возникают предприятия, перерастающие национальные границы - международные монополии.

Интернационализация хозяйственной жизни проявляется не только в сфере обмена, но и непосредственно в производстве. Финансовые "швы" гораздо туже стягивают "рубцы" - границы национальных хозяйств. Завершается формирование колониальной системы, вследствие чего независимые страны оказываются жестоко "пристегнутыми" к экономике метрополий.
Таким образом, к началу ХХ века процесс образования всемирного хозяйства в основном завершается. Наряду с чисто торговыми отношениям, которые составляли основное связующее звено мирового хозяйства до сего времени и представляли собой взаимный обмен конечными продуктами производства , большое развитие уже получили международные связи в самом процессе производства. Распространился обмен ресурсов на ресурсы или на готовую продукцию, а с развитием кооперации обмен материалами, компонентами для производства конечного продукта. Аналогичную роль играла и непрерывно растущая международная миграция капиталов.

Настал конец национальной экономической обособленности, и впоследствии в ХХ в. лишь чрезвычайные ,т.е. по сути дела временные обстоятельства вынуждали возвращаться к автаркии как стратегии экономического развития /СССР, Китай, Албания, Испания/. Всемирное хозяйство - уже настолько прочная система, что оно сумело выдержать все экономические, социальные и военно-политические катаклизмы ХХ в., включая "великую депрессию" начала 30-х гг., череду социальных революций, многочисленные конфликты и прежде всего две войны. Естественно, подобные форс-мажорные обстоятельства, особенно глобального характера, способны затормозить развитие всемирного хозяйства, но нарушить его единство уже не в состоянии.

# вопрос о единстве всемирного хозяйства

Вопрос о единстве всемирного хозяйства приобрел новое звучание на фоне событий 1917-22 гг. и 1944-49 гг., когда в результате социальных революций в России, странах Восточной Европы и Азии и социально-экономических преобразований в их хозяйстве возник т.н. социалистический тип хозяйства. Заметим, что вопрос целостности всемирного хозяйства имеет е только абстрактно-теоретическое, но и непосредственное практическое значение. От ответа на него зависит та или иная оценка, а следовательно, и выработка долгосрочной стратегии международного экономического сотрудничества, его возможностей, условий и пределов.

Также заметим, что правильный ответ на этот вопрос позволит найти наиболее верные, отвечающие интересам нашей страны пути интеграции России в мировое хозяйство.
В отечественной литературе широко бытовало, да и бытует до сих пор /Г.Сорокин/ мнение о расколотости всемирного хозяйства после указанных событий на две мировые, притом антагонистические системы - мировое капиталистическое и мировое социалистическое хозяйство, о том, что мировое социалистическое хозяйство - новая целостная система, несовместимая с социально-экономическими законами капиталистической экономики, о том, что единого всемирного хозяйства с тех пор не существует. Как следствие выдвигается тезис о том, что международные экономические отношения социализма принципиально отличаются от МЭО капитализма характером "братского сотрудничества, взаимопомощи, равноправия, невмешательства во внутренние дела, взаимной выгоды".
Надо отметить, что политико-экономические и социально-экономические процессы, начавшиеся в большинстве бывших социалистических стран на рубеже 80-х и 90-х гг., уже заметно снизили остроту всемирного хозяйства. Тем не менее, учитывая длительность срока преобразований, вялость протекания реформ во многих странах, сохранение "оазисов" социалистической экономики, да и сохраняющаяся неоднородность самого капиталистического хозяйства, нельзя не признать актуальность проблемы в наши дни.
На наш взгляд, различия в социально-экономической структуре общества сами по себе не означают отсутствие целостности всемирного хозяйства. Практически с самого зарождения, а тем более на высоких стадиях развития капитализм втягивал во всемирный воспроизводственный процесс национальные хозяйства и национальных производителей, находящихся на разных уровнях социально-экономического развития - крупные капиталистические предприятия, мелкотоварных производителей как в промышленности, так и в сельском хозяйстве, даже докапиталистические хозяйства - помещичьи и рабовладельческие - или многочисленные смешанные формы, подобные торговым домам и "складствам" в допетровские времена в России. Конечно, в этой нарождающейся системе преобладающие позиции занимал именно промышленный капитализм, подчиняющий иные социально-экономические формы и втягивающий их в мировое хозяйство через всемирный рынок. И все же, следовательно, мировое рыночное хозяйство никогда даже в прошлом не было однородно капиталистическим.

Оно и доселе остается и в обозримом будущем останется многоукладным.
События, о которых выше шла речь, несомненно, нарушили эволюцию всемирного хозяйства, затормозили, так сказать, естественный ход его развития. Внутри всемирного хозяйства революционно появилась, а затем эволюционировала подсистема, включавшая национальные хозяйства с новым типом общественных отношений, основанным на государственной собственности, и оригинальным хозяйственным механизмом с жестко централизованным управлением на основе плана-закона. Экономические масштабы этой подсистемы оценивалсь достаточно высоко - до 40% мирового промышленного производства, по данным официальной статистики СССР, что и дало пищу концепции раскола всемирного хозяйства, исчезновения его как единой системы.
Прежде всего, межсистемные различия носили в значительной степени идеологический характер. Противостояние между системами отмечалось также в военно-политической области. Что касается сферы экономики, то несмотря на возведенные в ранг официальной идеологии тезисы о кардинальных различиях в социально-экономической области, об экономическом соревновании между социализмом и капитализмом, об исторических пределах капиталистического развития, о неизбежной победе социалистических производственных отношений и пр., обе подсистемы имели здесь гораздо больше общего, нежели разъединяющего.
При современных объемах производства и потребления, неравномерности распределения ресурсов, экономическое взаимодействие подсистем было предопределено. Их взаимные интересы - объективная реальность, потребность развития многоуровневых связей - неизбежное следствие. Тому свидетельством - постоянно растущий взаимный товарооборот. Идеологическое и военно-политическое противостояние только сдерживало развитие экономических отношений. Даже просто торговые отношения, подкрепленные международным кредитом, тесно стягивают национальные хозяйства различных социально-экономических типов.

Что же говорить об инвестировании предпринимательского капитала, деятельности смешанных предприятий, производственной и научно-техническом кооперировании. Таким образом, возрастающая взаимозависимость составных частей всемирного хозяйства проявилась в интернационализации всего воспроизводственного процесса.



Содержание  Назад  Вперед