Вопрос о роли риска в нелегальном бизнесе


Сначала "…производители будут продавать [свой товар] на параллельном рынке, пока предельные издержки их действий на параллельном рынке не сравняются с разницей между параллельной и официальной ценой" (24, с. 1864). В той точке модели, где исчезают преимущества от продажи на параллельном рынке, производители продолжат продавать свои товары на официальном рынке, пока предельные издержки продукции (исключающие риск) не сравняются с официальной ценой. Вопрос о роли риска в нелегальном бизнесе впервые был поднят в литературе в связи с экономическим анализом контрабанды. М. Питт (40) еще в начале 80-х гг. рассмотрел возможность применения контрабандистами смешанной стратегии совмещения легальной и нелегальной торговли. Он сделал вывод, что риск задержания контрабандиста может изменяться не только в сторону его увеличения при росте незаконной продажи провезенных контрабандой товаров, но также и в сторону уменьшения при росте законной продажи. Продажа части товаров по официальным каналам обеспечивает бизнесмену легальный статус и может приглушить подозрения властей о продаже другой части на параллельном рынке.

С. Дэварэйджен, К. Джонс и М. Ромер используют это свойство риска, чтобы построить общую модель функционирования параллельного рынка и показать, что общий “выпуск” контрабандистов превышает то количество, которое должно быть при более простой модели риска. Законная продажа увеличивает поступления, уменьшая риск быть подвергнутым штрафным санкциям и, таким образом, позволяя производителю увеличивать выпуск сверх той точки, в которой предельные издержки продукции равняются официальной цене. Анализ контрабанды, проведенный М. Питтом, применим и к ситуациям уклонения от ценового контроля.
Единственное прямое подтверждение существования специфических издержек действий на параллельных рынках приводится М. Моррисом и М. Ньюменом (37), которые изучали торговлю рисом и зерном в Сенегале. Половина рыночного предложения риса в этой африканской стране контролируется параллельными рыночными торговцами. М. Моррис и М. Ньюман показали, что эти торговцы платят фермерам за рис выше официально установленного “потолка” цен, а продают его потребителям по официальной цене продажи или ниже.

Ограниченные этими пределами, доходы нелегальных торговцев уменьшаются из-за издержек на взятки чиновникам. Кроме того, параллельные рыночные торговцы вынуждены жить в условиях неопределенности, не зная, будут ли их операции признаны постоянно обновляющимся полицейским аппаратом незаконными или нет.
"Если издержки торговцев (включая риски, штрафы и взятки) меньше, чем издержки государственно-регулируемого рынка, отмечают К. Джонс и М. Ромер, они могут обходить установленный на рынке "налог", покупая товар у фермеров по более высокой цене и продавая его потребителям по цене более низкой, чем установлено, пока возрастает общее количество продаваемого [товара]… Общее количество реализованного [товара] превысило бы [при этом] количество, реализованное рыночным механизмом при отсутствии параллельного [рыночного] канала" (33, с. 1865).
В некоторых других выступлениях на конференции по параллельным рынкам рассматривалась проблема взаимосвязи рисков или других издержек операций на параллельном рынке и экономии на масштабах. Указывалось, что предельные издержки контрабанды или незаконной торговли возрастают с объемом торговли, т. е. существует отрицательная экономия на масштабах деятельности; вероятно, однако, существование положительной экономии на масштабах при даче взяток или в нелегальной рыночной деятельности. Издержки могут с течением времени изменяться: продавцы лучше узнают, как обойти контроль, параллельные рыночные институты приспосабливаются к отрицательной экономии издержек.
Эмпирическому исследованию эффекта экономии на масштабе в нелегальной торговле посвятили свою работу Ж.-П. Азам и Т. Бесли (18), которые построили свою модель по данным об экономике Ганы. В Гане официальная цена на какао ниже мировой. Фермеры продают часть своего урожая неформальным продавцам, которые провозят контрабандой товар в соседние государства Того или Берег Слоновой Кости. Выбрав средства транспорта и заплатив необходимые взятки, чтобы провезти какао контрабандой, продавцы несут более низкие издержки, чем если бы они использовали те же грузовики, чтобы провозить контрабандой только дефицитные потребительские товары.

Авторы используют зависимость риска и других издержек от размера контрабанды в общей модели рыночного равновесия, где фигурируют параллельные рынки и экспортируемых, и импортируемых потребительских товаров, а также иностранной валюты. Согласно их выводам, эффект экономии на масштабах усиливает инфляционное влияние, так как уменьшение количества какао, провозящегося контрабандой, при прочих равных условиях приводит к уменьшению потребительских товаров, ввезенных контрабандой.
Обычно считается, что производители и потребители нейтральны к риску, т. е. они максимизируют ожидаемую прибыль, пока она не сравняется с предполагаемыми издержками от штрафных санкций. Нежелание рисковать увеличивает издержки операций на параллельных рынках, поскольку производители требуют дополнительной компенсации за предпринятые ими рискованные действия. М. Шейк (43) использовал в своей модели разработанный ранее Дж. Тобином портфельный подход для анализа поведения контрабандистов, избегающих риска. (Портфельным подходом экономисты называют изучение поведения предпринимателя, который может приобретать различные наборы, или "портфели", акций либо иных активов и старается делать это таким образом, чтобы максимизировать ожидаемый доход или минимизировать риск. За исследование по теории инвестиционного портфеля американский экономист Дж.

Тобин получил в 1981 г. Нобелевскую премию по экономике.) Работа М. Шейка показывает, что контрабандисты получают доход, включающий особую тарифную наценку, компенсирующую риск.
Р. Дэкон и Дж. Санстели (23) показали, что потребители, ищущие дефицитные товары, могут столкнуться с необходимостью тратить время на их поиск и издержками от простаивания в очередях, которые уменьшают величину их выигрыша от покупки. При отсутствии параллельного рынка потребители несли бы дополнительные издержки (например, потери времени или расходы на взятки). Учитывая результаты исследования Т. Нгуйена и Дж. Холли (38), показавших, что на параллельном рынке потребители будут конкурировать за рационируемые товары, пока расходы на сделки (поиск дефицита, простаивание в очередях и дача взяток) не поглотят разницу между ценами на параллельных и официальных рынках, модель Р. Дэкона и Дж.

Санстели можно легко расширить, включив в нее параллельный рынок.
Р. Дэкон и Дж. Санстели останавливаются также на проблеме вовлечения потребителей в рентоискательство (rent seeking), когда издержки, связанные с получением доступа к дефициту, являются постоянными. (Рентоискательство принятое в неоинституциональном экономиксе обозначение любых видов деятельности, направленных на получение дополнительной выгоды методами, не связанными с конкурентной борьбой. Например, рентоискательством является получение рационируемых благ по "карточкам", поскольку потребитель получает их в зависимости не от того, сколько он смог заработать денег, а по каким-то иным критериям.) Чтобы уменьшить издержки простаивания в очереди, потребители пытаются при каждой покупке приобретать больше дефицитных товаров. Более крупные покупки могут привести к дополнительным расходам на хранение, например, к росту капиталовложений в помещения или холодильники. Авторы приходят к выводу, что это целесообразное для каждого потребителя конкурентоспособное поведение, направленное на увеличение их способности приобретать товары, приводит к издержкам, которые могут превысить ренту, устанавливаемую ценовыми ограничениями.

В этом случае, даже те потребители, которые получили возможность приобрести рационируемые товары, будут заинтересованы в том, чтобы товары не находились под ценовым контролем.
С. Деварэйджен, К. Джонс и М. Ромер рассматривают другую ситуацию: правительство может предоставить бесплатный доступ к рационируемым товарам через специальные магазины, по купонам или по определенному признаку (например, в соответствии с социальным положением или занятостью). Они называют это "рационированием, свободным от издержек" (costless rationing). Применение такого бесплатного снабжения не исключает, однако, возможности ситуации, когда покупатели перепродадут свои бесплатно полученные товары на параллельном рынке, что позволит им полностью захватить ренту, возникшую при рационированном распределении.

Это дает возможность потребителям требовать, а производителям поставлять больше товаров, находящихся под контролем, чем было бы возможно при отсутствии такового Причина в том, что доходы потребителей увеличились за счет ренты, которая создает спрос на большее количество товаров.
Д. Бэван, П. Коллер и Дж. Ганнинг (19), опираясь на данные о том, что большинство потребителей в сельской местности в Танзании были не в состоянии приобретать товары, несмотря на существование активно действующего параллельного рынка, высказывают предположение, что причиной этого могли быть высокие издержки получения информации.



Содержание  Назад  Вперед