Эффективность национальной экономики


По отношению к некоторым типам сред (например, природной среде или внешней общественной среде) определить функцию национальной экономики довольно трудно или возможно "не вообще", а по отношению к конкретной национальной экономике, но главные функции выделить вполне возможно. В качестве них могут выступать: выполнение своей роли в системе международного разделения труда; удовлетворение материальных и иных потребностей индивидов; создание условий для расширенного воспроизводства и развития человека, способов удовлетворения его потребностей, проявления его "сущностных сил"; адаптация общества к изменениям природной и внешней социальной среды. По вопросу о цели национальной экономики имеется несколько противоречивых точек зрения, но все они имеют общую основу, так как отождествляют цель национальной экономики с ее функцией, как и в системных исследованиях.

Это происходит, когда ей приписывают такие цели, как удовлетворение потребностей, повышение материального благосостояния населения, воспроизводство или самовоспроизводство, сохранение качества системы, выживание общества и человечества (сноска 90), дополнение их целью развития ничего не меняет.
Рассмотрение приписываемых экономике целей с системных позиций показывает следующее. Во-первых, трудно представить, чтобы национальная экономика была ограничена лишь целью выживания. Во-вторых, национальная экономика как целостное образование действительно повышает жизнеспособность не только экономических структур, но и общества в целом, но это не доказывает, что это является целью, тем более единственной.

В-третьих, все перечисленные выше цели по сути своей являются функциями экономики, так как диктуются ей средой.
Существует также мнение, что национальная экономика, как и общество в целом, является нецелевой системой, (сноска 91) чему можно противопоставить точку зрения В. Ойкена, который полагал, что только наличие цели может обеспечить целостность системы. (сноска 92) Оба утверждения вызывают возражения. Первому противоречит практика, а второму можно противопоставить пример природных систем, целостность которых неоспорима, но целей у которых нет.
Мы будем исходить из системного понимания цели как "желаемых" состояний ее выходов (см. выше). Этот подход позволяет отвергнуть попытки рассматривать удовлетворение потребностей, воспроизводство или выживание в качестве целей. Цель не может быть задана неживой системой, какой является и национальная экономика, самой себе, но, с другой стороны, не может быть задана и чем-либо вне ее.

Носителями цели национальной экономики, ее потребностей и интересов (которые и находят выражение в цели) являются индивиды, которые, являясь элементом национальной экономики, и ставят перед ней цель. Это - идеал экономической демократии, осуществляемый достаточно редко. Население может влиять на цели общества в основном опосредованно - через государственные структуры - и дискретно - в моменты выборов, референдумов, революций снизу.

Соответственно разнообразию потребностей и интересов населения страны, ее географического, политического, военного положения, уровню и стадии развития экономики и множества других факторов, цели, стоящие перед национальной экономикой, могут быть столь же разнообразны. Перед одной национальной экономикой может быть поставлена цель - не допустить дальнейшего спада производства, перед другой - повысить темпы роста, перед третьей - стабилизировать их, перед четвертой - перестроить структуру экономики и т.д. Поэтому искать одну-единственную, "универсальную" цель для всех национальных экономик - значит сознательно закрывать глаза на существующие различия в экономическом положении стран мира.
Эффективность национальной экономики обычно связывают с ее целью и понимают как результативность, полноту достижения цели (сноска 93). Подобное понимание эффективности, идущее от классической школы, прочно утвердилось в экономической теории. Но, во-первых, исходя из него, нужно говорить не об эффективности, а об эффективностях, поскольку целей национальной экономики может быть много. Во-вторых, нужно оставить попытки измерения сравнительной эффективности экономики разных стран (цели разные, значит, показатели несоизмеримы). Другие авторы связывают понятие эффективности с экономичностью (возможностью получить как можно больше из доступных ресурсов) и отождествляют с ее показателями, в частности с показателем отношения ценности выходов к ценности входов (сноска 94) или с близким к нему показателем отношения эффектов экономической деятельности и ресурсов (затрат) (сноска 95).

Это определение вряд ли нуждается в особых комментариях: эффективность как экономическая категория и ее показатели следует разделять. Вызывает недоумение попытка П. Хейне критики "инженерного" подхода к показателям эффективности, рассчитываемого как отношение работы, выполненной машиной, к потребляемой ею энергии (т.е. выходов к входам): "Эффективность не может быть измерена отношением энергии выхода к энергии входа, поскольку по законам термодинамики (выделено нами - Е.Е.) это отношение всегда равно единице для любого процесса." (сноска 96) П. Хейне упускает из виду, что термодинамика имеет дело лишь с закрытыми системами и ее законы верны только для них, тогда как большинство реальных систем, включая машины, для которых дан критикуемый П. Хейне показатель эффективности, являются открытыми, как и национальная экономика. Предлагаемый самим П. Хейне показатель (отношение ценности выходов к ценности входов) носит сугубо субъективный характер, так как под ценностью подразумевается полезность (сноска 97), которая, помимо прочего, не может быть выражена количественно (во всяком случае, никто не только не вывел показателя меры полезности, но и не доказал возможности ее существования).

Мало чем отличается от данной точки зрения позиция К.Р. Макконнелла и С.Л. Брю, которые связывают эффективность с получением данного объема продукции при наименьших затратах (сноска 98).
Более приемлемым (если принять, что функцией национальной экономики является обеспечение условий для удовлетворения потребностей) является понимание эффективности В. Парето как наиболее полного удовлетворения потребностей членов общества (сноска 99), однако его условие - ни один субъект не может улучшить своего положения, не ухудшив положения другого - в действительности трудновыполнимо, относится лишь к микроуровню и означает, что любое действие, выгодное для данного субъекта и невыгодное для другого, для данного субъекта неэффективно (сноска 100) или неоптимально, что для В. Парето одно и то же.
Эффективность экономики, рассматриваемой с системных позиций, представляет собой степень достижения результата, заданного функцией национальной экономики; степень соответствия полученного результата (эффекта) тому, который имел бы место при всей полноте выполнения национальной экономикой своих функций.
Системное понимание эффективности дает возможность сделать несколько методологически важных выводов.
1. Поскольку экономика выполняет множество функций по отношению к разным средам, следует говорить о разных типах эффективности, например об эффективности международной торговли, эффективности производства, эффективности развития, эффективности адаптации и т.д.
2. Также не стоит ограничивать эффективность одной лишь производственной сферой - существует также эффективность обмена - на микроуровне, эффективность вида связей (рыночной, административной и т.д.) - на макроуровне; эффективность распределения и перераспределения, эффективность потребления, а эффективность производства не гарантирует эффективности, например, в сфере распределения или обмена.
3. Факторы, влияющие на эффективность, даже более многообразны, чем ее типы (в учебной литературе, к сожалению, они представлены лишь технологией и ценами на ресурсы).
4. Попытки рассчитать интегральный показатель эффективности обречены на провал по вышеуказанным причинам.
5. Эффективность является не только относительным понятием, что требует обязательного указания аспекта, в котором она рассматривается (воспроизводство, производство, развитие ...), но и многоуровневым. При этом эффективность одного уровня экономики не обязательно сопровождается эффективностью другого. Поэтому эффективность национальной экономики охватывает интересы и общества, и личности, но не всегда отвечает интересам последней.
6. Рынок, вопреки установившемуся взгляду, не всегда является фактором повышения эффективности. Например, когда актуализирована функция адаптации к условиям военного времени, более эффективным может стать административный вид связи.
7. Эффективность экономики является порождением состава, связей и отношений компонентов национальной экономики и последней со средой.
8. Эффект (выходы) экономической деятельности представляет собой результат исполнения национальной экономикой или иной экономической системой любого уровня ее функции. Эффект экономической деятельности может проявляться не только в сфере экономики, но и в других сферах общественной жизни, и наоборот. Эффект может иметь натуральное, стоимостное и информационное выражение.
Понятие оптимальности экономической системы также не имеет однозначной трактовки в экономической литературе. Здесь можно выделить следующие подходы. Экономисты неоклассической школы и школы неоклассического синтеза отождествляют оптимальность с эффективностью и равновесием (сноска 101) . Мало что выявляет в природе оптимальности и определение ее как достижения хороших количественных результатов. Это относится и к пониманию оптимума Ф. Хайеком как наиболее полного использования фрагментарного знания, рассеянного в обществе (сноска 102), или других ресурсов.

Оттого, что общество сможет выбрать точку на кривой производственных возможностей, а не на площади, ограниченной кривой, экономика не станет оптимальной, разве что если ей задана единственная цель - максимизация производства (причем неважно чего), - тогда "оптимально" будет производить только "пушки" или только "масло", но возможно ли существование подобного общества?
Системный подход связывает понятия оптимальности и оптимума с целью экономической системы. Такое понимание распространено в отечественной экономической литературе (сноска 103). С этих позиций оптимум экономической системы представляет собой максимально достижимое при имеющихся ресурсах значение целевой функции системы, т.е. отражает максимально возможное достижение поставленной цели. Это дает основание поддержать высказанную известными популяризаторами теории катастроф Т. Постоном и Й. Стюартом точку зрения, согласно которой оптимум системы не един.

Они писали, что экономистам пора отказаться от таинственной гипотезы, подразумевающей существование единственного (да еще глобального. - Е.Е.) оптимума, к которому всех ведет "невидимая рука" и обратиться к множественным оптимумам, имеющим место в действительности (сноска 104). Можно сказать, что, сколько целей у экономической системы, столько у нее возможных оптимумов, и каждой цели соответствует свой оптимум. Трудно не согласиться также с тем, что оптимум чрезвычайно трудно достижим: как и равновесие, он может быть лишь кратким мигом, за которым снова следует неоптимальность, порожденная сопротивлением среды, а также, как отмечал Р. Том, близорукой стратегией от достигнутого в этом году (сноска 105), свойственной как фирмам (причем не только дуополиям, как рассматривал Р. Том), но и национальной экономике.



Содержание  Назад  Вперед