Не Америка покупает шампанское у Франции.


Если бы это было не так, то у государства не было бы причин вмешиваться посредством пошлин или других барьеров во внешнюю торговлю.
Но даже если бы государству удалось сделать барьеры, отделяющие внутренний рынок от иностранных рынков, непреодолимыми и тем самым обеспечить полную национальную автаркию, это все равно не создало бы Volkswirtschaft. Совершенно изолированная рыночная экономика несмотря на это остается рыночной экономикой; она формирует закрытую и изолированную каталлактическую систему. То, что ее граждане теряют преимущества, которые они могли бы извлечь из международного разделения труда, является просто исходными данными их экономического состояния.

И только если такая изолированная страна управляется откровенными социалистами, это преобразует ее из рыночной экономики в Volkswirtschaft.

Очарованные пропагандой неомеркантилизма, люди пользуются выражениями, противоречащими принципам, которыми они руководствуются в своей деятельности, и всем характерным чертам общественного порядка, в условиях которого они живут. Давным-давно Британия начала называть заводы и фермы, расположенные в Великобритании и даже в доминионах, в Восточной Индии и в колониях, нашими. Но если человек не хочет просто продемонстрировать свое патриотическое рвение и произвести впечатление на других, то он не будет готов платить более высокие цены за изделия собственных заводов, чем за продукцию иностранных заводов.

Даже если бы он поступал именно так, обозначение заводов, расположенных в политических границах страны, как наших не было бы адекватным. В каком смысле до национализации лондонец мог называть угольные шахты, расположенные в Англии, и которыми он не владел, нашими шахтами, а шахты Рура иностранными? Какой бы уголь он ни покупал, британский или немецкий, он всегда должен был платить полную рыночную цену. Не Америка покупает шампанское у Франции.

Во всех случаях отдельный американец покупает его у отдельного француза.

Если еще остается некоторое пространство для действий индивидов, если существуют частная собственность и обмен товарами и услугами между индивидами, то нет никакого Volkswirtschaft. Только тогда, когда полный государственный контроль заменяет выбор индивидов, Volkswirtschaft становится реальностью.

XV. РЫНОК

1. Свойства рыночной экономики

Рыночная экономика есть общественная система разделения труда в условиях частной собственности на средства производства. Все ее участники выступают от своего имени; но действия каждого из них, наряду с удовлетворением своих собственных нужд, направлены на удовлетворение нужд других людей. Действуя, каждый оказывает услуги окружающим его людям. С другой стороны, каждому оказывают услуги окружающие его люди.

Каждый сам по себе является и средством, и целью: конечной целью для себя и средством для других людей в их попытках добиться собственных целей.

Этой системой управляет рынок. Рынок направляет действия индивидов таким образом, чтобы они наилучшим образом отвечали желаниям окружающих. В действии рынка нет ни сдерживания, ни принуждения.

Государство общественный аппарат сдерживания и принуждения не вмешивается в рынок и в деятельность людей, направляемых рынком. Оно применяет силу, заставляющую людей подчиняться, только для предотвращения действий, приносящих вред сохранению и спокойному функционированию рыночной экономики. Оно защищает жизнь, здоровье и собственность индивидов от насильственных и мошеннических поползновений отечественных преступников и внешних врагов.

Таким образом, государство создает и оберегает среду, в которой рыночная экономика может благополучно функционировать. Марксистский лозунг анархии производства удачно характеризует эту общественную структуру как экономическую систему, которая не управляется диктатором, производственным царем, определяющим каждому свое задание и заставляющим повиноваться его командам. Каждый человек свободен, никто не подчинен деспоту. Каждый индивид интегрируется в эту систему сотрудничества сам по себе.

Рынок направляет его и показывает, каким образом он может лучше всего способствовать своему благосостоянию, наряду с благосостоянием других людей. Рынок последняя инстанция. Рынок в одиночку упорядочивает всю общественную систему и придает ей смысл и значение.


Рынок не является ни местом, ни вещью, ни коллективной сущностью. Рынок это процесс, приводимый в движение взаимодействием множества индивидов, сотрудничающих в условиях разделения труда. Силами, которые постоянно меняются и которые определяют состояние рынка, являются субъективные оценки этих индивидов и их действия, управляемые этими субъективными оценками. Состояние рынка в любой момент времени представлено структурой цен, т.е. совокупностью обменных коэффициентов, установленных в результате взаимодействия тех, кто стремится купить, и тех, кто стремится продать. В рынке нет ничего мистического и не свойственного человеку.

Рыночный процесс целиком и полностью является равнодействующей человеческих действий. Причину любого явления рынка можно отыскать в конкретном выборе, сделанном членами рыночного общества.

Рыночный процесс является согласованием отдельных действий множества членов рыночного сообщества с требованиями взаимного сотрудничества. Рыночные цены сообщают производителям, что производить, как производить и в каком количестве. Рынок это фокус, в котором сходится деятельность индивидов, центр, из которого расходится деятельность индивидов.

Необходимо провести строгое различие между рыночной экономикой и второй мыслимой хотя и неосуществимой системой общественного сотрудничества в условиях разделения труда: системой общественной или государственной собственности на средства производства. Эта система обычно называется социализмом, коммунизмом, плановой экономикой или государственным капитализмом. Рыночная экономика, или, как ее часто называют, капитализм и социалистическая экономика исключают друг друга. Никакое смешение этих двух систем невозможно и непредставимо; смешанной экономики, системы, частично являющейся капиталистической, а частично социалистической, не существует.

Производство управляется или рынком, или декретами производственного царя или комитета производственных царей.

Если в обществе, основанном на частной собственности на средства производства, частью этих средств владеют и управляют публично, т.е. они находятся в государственной собственности и управляются государством или одним из его органов, то это не приводит к смешанной системе, сочетающей капитализм и социализм. То, что государство или муниципалитеты владеют или управляют отдельными заводами, не меняет отличительных свойств рыночной экономики. Предприятия, находящиеся в публичной собственности и управлении, подчиняются верховной власти рынка. Как покупатели сырья, оборудования и рабочей силы и как продавцы товаров и услуг они должны найти свое место в структуре рынка. Они подчинены законам рынка и поэтому зависят от потребителей, которые могут стать их клиентами, а могут и не стать.

Они должны стремиться к прибыли или, по меньшей мере, избегать убытков. Государство может покрывать убытки своих предприятий, размещая государственные ценные бумаги. Но это ни устраняет, ни умеряет верховенство рынка, а просто переводит его в другой сектор, поскольку средства для покрытия убытков могут быть собраны с помощью налогов. Но такое налогообложение оказывает воздействие на рынок и влияет на экономическую структуру в соответствии с законами рынка.

Именно действие рынка, а не государства, собирающего налоги, определяет, кто попадает в сферу влияния этих налогов и как это влияет на производство и потребление. Таким образом, рынок, а не правительственные органы определяют функционирование публично управляемых предприятий.

Ничто, хоть как-то связанное с действием рынка, не может быть названо социализмом в праксиологическом или экономическом смысле. Понятие социализма в представлении и по определению всех социалистов подразумевает отсутствие рынка факторов производства и цен на них. Обобществление отдельных фабрик, заводов и ферм, т.е. их перевод из частной собственности в государственную представляет собой способ достижения социализма путем последовательных мероприятий.

Это шаг по пути к социализму, но не сам социализм. (Маркс и ортодоксальные марксисты категорически отрицают возможность такого постепенного приближения к социализму. В соответствии с их доктриной эволюция капитализма однажды достигает точки, в которой капитализм одним махом трансформируется в социализм.)

Государственные предприятия и советская экономика связаны с капитализмом уже тем, что покупают и продают на рынках. Они сами подтверждают эти связи, производя расчеты на языке денег. Тем самым они используют мыслительные методы капиталистической системы, которые фанатически осуждают.

Денежный экономический расчет является мыслительной основой рыночной экономики. Задачи, возникающие в этой системе разделения труда перед действующим субъектом, не могут быть решены без экономического расчета. Рыночная экономика производит вычисления в терминах денежных цен.



Содержание  Назад  Вперед