Наилучшее поощрение вывоза


Убеждение, что двусторонние соглашения представляют собой один из худших пережитков трагического прошлого, заставило нас поддерживать все планы и методы, имеющие целью установление общеобязательных правил игры для пространственно весьма обширных зон. Это относится главным образом к германскому сотрудничеству в ОЕЭС, в объединении ЕПС, в общем соглашении о тарифах и торговле (ГАТТ) и в Международном валютном фонде. На этом сверхрегиональном уровне принципиально уже нет места для индивидуальных и ограниченных сроком регламентации двустороннего типа, по необходимости противоречащих принципу свободы.

Мой идеал удачно проводимой торговой политики в свободном мире осуществится только тогда, когда торговая политика перестанет быть разрозненной по разным странам, когда весь свободный мир признает для себя обязательным соблюдение единых правил игры и единых принципов. Эти мысли были мною изложены более подробным образом в 14-й главе.
Упразднение системы двусторонних договорных соглашений способствовало одновременно и тому, что эмиссионные банки больше не выступают, как в недавнем прошлом, в роли кредиторов. Это не их дело. С преодолением этого билатерализма, наоборот, все увеличивающуюся роль будет играть международное сотрудничество в области кредитов, при котором взаимное выравнивание платежных балансов начнет приобретать характер коммерческой сделки между контрагентами в частной торговле.
Либерализация, как и следование принципу многосторонности в торговых сношениях открывают дорогу экономически разумному ходу товарооборота. Когда внешняя торговля будет свободна от всех ограничений, тогда международный товарообмен будет осуществляться с учетом наивысшей в каждом отдельном случае народнохозяйственной полезности. Эти основные правила свободы должны быть соблюдены и при применении других методов, практикуемых во внешней торговле. Поэтому я уже с давних пор стремился к уничтожению всех льгот по экспорту. Субсидии этого рода, в какой бы форме они ни проявлялись, следует отвергнуть, потому что они почти неизбежно вызывают распри и недоверие.

Поскольку в Германии их сохранили и предоставляли на основании практики прошлых времен, извинением этому может служить именно то, что мы слишком долго были лишены свободы во внешней торговле. День 31 декабря 1955 года, когда был отменен закон о поощрении экспорта, я приветствовал как радостную дату. Еще 8 мая 1954 года, в так называемом уговоре Батлер-Эрхард, я обязался противодействовать продлению действительности этого закона.
Наилучшее поощрение вывоза
Немногочисленным представителям германского народного хозяйства, еще претендующим на оказание им льгот по экспорту, можно на основании недавнего опыта противопоставить снова мой старый тезис, что лучшим содействием экспорту является удержание устойчивого уровня цен - по меньшей мере, более устойчивого, чем в других странах. Правильность этой политики в настоящее время находит свое отражение в том, насколько благоприятно сложилась обстановка для нашей внешней торговли. Во всяком случае, она обещает больший и лучший успех, чем применение сомнительных мероприятий по содействию экспорту.
Чтобы преодолеть мешающую всякому естественному потоку товаров практику субсидирования вывоза, я предложил уже несколько лет назад, чтобы проведение каких бы то ни было мероприятий по поощрению внешней торговли в каждой стране было бы допущено лишь на основании и в рамках, установленных законом, а потому и общеизвестных положений. Кроме того, я возбудил уже много лет назад - при открытии Франкфуртской ярмарки 22 февраля 1953 года - вопрос о передаче какому-либо общеевропейскому учреждению перечня всех экономических поощрительных мероприятий, применяемых государствами в области торговой политики. Сообщение открытого перечня должно было бы дать основу для международных переговоров о ликвидации искусственно созданных покровительственных мероприятий.
Желание устранить все препятствия в торговле, естественно, должно отразиться и на таможенной политике. В этом вопросе я всегда защищал основное положение, важное для Германии, - впрочем, аналогично тому, как это имело место при дискуссиях о либерализации, - что то, что правильно в принципе, не нуждается для оправдания проведения его в жизнь в ответном действии со стороны партнера в торговле. Так, начиная с 1955 года, как только внутрихозяйственное положение ГФР позволило подумать о целесообразности усиления конкуренции, я пытался способствовать этому путем понижения таможенных пошлин.

Было проведено понижение некоторых пошлин, в несколько этапов, хотя, по-моему, в этом деле можно было и следовало пойти дальше, чем на то решились правительство и парламент.
Как вехи на этом пути понижения пошлин можно назвать: первое снижение пошлин 1 апреля 1955 года, охватившее 700 категорий товаров. За ним последовало так называемое «конъюнктурно-политическое снижение пошлин», которое было широко распространено 1 июля 1956 года на все промышленные изделия. При этом была установлена максимальная таможенная ставка в размере 21% стоимости ввозимого товара, в остальном же было проведено эшелонирование понижения пошлин. Одновременно были понижены отдельные пошлины для всевозможных продуктов питания.

Таким образом преждевременно вступили в силу почти все обещанные на конференции ГАТТ (Обще соглашение о тарифах и торговле) понижения таможенных пошлин.
Каталог освобождения
Для полного описания широкого стремления освободить оборот товаров, платежей и капиталов от ограничений, следовало бы, кроме того, перечислить еще ряд других мероприятий. Надо было бы, например, указать на введение общего свободного от ограничений расчетного минимума для мелких платежей, на прогрессирующее ослабление предписаний об обязательной регистрации иностранных платежных средств, ослабление правил о безвозмездном ввозе и вывозе (подарки), на упразднение обременительной формальности получения единичных разрешений в транзитной торговле, на вновь открывшиеся возможности заключения товарных сделок на срок. Стоит упомянуть также о все более либеральных предписаниях касательно выдачи иностранной валюты для путешествий и либерализацию страховых заграничных операций. Но прежде всего надо читателю напомнить о либерализации предписаний, касающихся капиталовложений внутри ГФР со стороны обладателей иностранных капиталов и немецких капиталовложений за границей.

Наконец, надо еще указать на всевозможные мероприятия по упрощению правил импортной и экспортной процедуры, а также на разрешение производить импорт «каждому», хотя здесь, конечно, еще не удалось достичь идеала полного преодоления бюрократизма. Все эти меры представляют, без сомнения, весьма значительные шаги по пути к свободному рынку в сфере Западного мира.
В то же время не следовало бы предаваться иллюзиям и полагать, будто свобода может найти свое последнее и полное выражение в рамках теперешней совместной работы ОЕЭС и ЕПС и предоставленных этим учреждениям компетенции.
Это утверждение, к которому приходится прийти через шесть лет после вступления в силу соглашения о ЕПС, не может умалить больших успехов, которые он может поставить себе в заслугу, особенно в отношении преодоления билатерализма. Благодаря ЕПС, а также при содействии ГАТТ и Международного валютного фонда, мы пришли в настоящее время к значительному увеличению международного товарообмена, несмотря на отсутствующую функцию международного уровня цен. Так, например, вывоз из стран ОЕЭС больше чем удвоился - с 71 млрд. н. м. в 1948 году до 150 млрд. н. м. в 1956 году.
Решающими являются последние проценты либерализации
Имеющиеся еще препятствия на пути к осуществлению свободной внешней торговли не должны быть ни недосмотрены, ни преуменьшены. Чем ближе мы продвигаемся к тому критическому моменту, когда наша страна начинает испытывать разного рода серьезные и чувствительные воздействия, тем сильнее становится сопротивление сторонников протекционизма. Проще и яснее можно выразиться так: либерализовать с О на 70 или 80% - это сравнительно легко; это лежит почти что даже в собственных национальных интересах; при либерализации с 80 на 90% положение становится, однако, уже более проблематичным, но когда мы подходим к 90%, или даже 92-95%, тогда каждый процент дальнейшей либерализации становится делом, не лишенным известного драматизма. Здесь должна проявиться подлинная благонамеренность наших устремлений, ибо только здесь либерализация вызывает желанные, оздоровляющие результаты.

Слишком много европейских стран спотыкается перед этим последним препятствием, и только у немногих хватает смелости для его преодоления.
Так же, как нельзя питать больших надежд на то, что удастся в рамках ЕПС добиться упразднения всех количественных ограничений, так же, к сожалению, почти нельзя рассчитывать на возможность, что удастся при помощи этой организации достичь свободной обратимости валют, как инструмента для преодоления системы валютных ограничений.
Внутри системы ЕПС говорят о странах, являющихся по своей хозяйственной структуре либо странами-кредиторами, либо странами-должниками. Из этого можно заключить, что внутри этой сферы ЕПС основа расчетов слишком узка для нахождения окончательных, то есть плодотворных решений.
Можно (как это имеет место и в отношении меня самого) быть искренне преданным делу Европейского платежного союза; но нельзя отрицать, что при всех обстоятельствах этому регионально ограниченному платежному союзу надо предпочесть расширение сферы его действия, которое приведет систему свободнообратимых валют к ее завершению в мировом масштабе.
Символ зла



Содержание  Назад  Вперед