СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ПРОЦЕССА НАЦИОНАЛИЗАЦИИ В РОССИИ


Матрица также основана на принципах таблиц затраты-выпуск включает помимо центральных счетов счет загрязнителей и счет экологических проблем, в которых, в количественных единицах отражены источники загрязнений и "вклад" каждого загрязнителя в ту или иную экологическую проблему. Традиционные экономические показатели (такие как валовой внутренний продукт) отражены в денежном выражении, а экологические показатели – в натуральных единицах. В матрице находят отражение такие показатели, как: природоохранный эффект, сокращение озонового слоя, кислотное загрязнение, отбросы производства, потребление воды и воздуха, выброс токсических веществ, загрязнение воды и воздуха.

А также NAMEA может быть дополнена показателями потребления сырой нефти, природного газа и древесины.
При анализе данных системы считаются, так называемые, эколого-экономические профили, которые отражают процентный вклад каждого сектора экономики в валовой внутренний продукт, занятость населения и в воздействие на окружающую среду. Например, в Дании, Финляндии, Норвегии и Швеции – традиционно рассматриваются 6 отраслей промышленности: сельское хозяйство, целлюлозно-бумажная промышленность, металлургия, химическая промышленность, транспорт (наземный, водный, воздушный) и коммунальные услуги (электричество, газ, водо- и пароснабжение). Таким образом, определяются положительные и отрицательные эффекты каждой отрасли, обеспечивается основа для международных сопоставлений.

Все это позволяет рассматривать матрицу социальных счетов, включающую экологические счета, в качестве эффективного и наглядного инструментария для анализа и прогноOа воздействия государства на экономику страны в рамках реализации государственной политики устойчивого развития.
В целом же рассмотренные модели позволяют оценить эффективность и качество процесса воспроизводства в рамках страны, определить во взаимосвязи социально-экономические и экологические показатели, а также сформировать целевые параметры экономического развития и придать качественно новую направленность государственному регулированию экономики России.

Список литературы:

  1. Дондоков З. Д. Мультипликационные эффекты в экономике. – Улан-Удэ, 2000. – С. 85.
  2. Мантатов В.В. Стратегия разума: экологическая этика и устойчивое развитие. В 2-х томах / В.В. Мантатов; ВСГТУ. – Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство, 2000. – Т.1. – С. 94-95.
  3. Jeffery I. Round Constructing SAM for development policy analysis: lessons learned and challenges ahead // Economic System Research. – 2003, Volume 15, No2, pp.161-183.
  4. Keuning S., Verbruggen M. European structural indicators, a way forward // Economic System Research. –Volume 15. - No2, pp.197-209.



И.Г. Шелудякова


СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ПРОЦЕССА НАЦИОНАЛИЗАЦИИ В РОССИИ

г. Томск, Томский Политехнический Университет

Для рассмотрения процесса трансформации собственности в российской экономике наиболее продуктивен методологический подход, согласно которому государство является главным субъектом национальной экономики, определяющим траекторию и качество экономического роста, социальную структуру и хозяйственный механизм страны. И если правовой основой государственного вмешательства служит сама природа организации социальной жизни общества, в том числе и экономики, то материальной основой такого вмешательства является собственность на часть национальных ресурсов.[1, с.58]
Исторически сложилось так, что в России государственной собственности при любом общественном строе уделялось первостепенное внимание. Она являлась связующим звеном в пространственно и организационно разобщенной национальной экономике. Однако в итоге рыночных преобразований в конце ХХ века, проведения политики разгосударствления и приватизации роль государства и объемы государственной собственности в России заметно уменьшились.
Абсолютизируя роль частной собственности и осуществив быструю смену форм собственности, отечественные реформаторы не учли, что любая форма собственности сама по себе нейтральна по отношению к эффективности производства. А как раз этого они и не смогли добиться, то есть повышения эффективности производства и более полного удовлетворения потребностей всех членов общества не произошло. Более того, эффективность производства во многих отраслях резко снизилась.

Около 2/3 приватизированных предприятий по существу убыточные. ВВП за годы реформ с 1992 по 2002 годы уменьшился в два раза.[2, с.46]
В современной смешанной экономике смена форм собственности не означает смены существующего экономического строя. Определенный уровень эффективности производства обеспечивает не столько форма собственности, сколько используемый в той или иной отрасли, стране конкретный механизм хозяйствования. Такой эффективный хозяйственный механизм необходим и для экономического развития России.

Несомненно и то, что экономическое развитие должно проходить в рамках рыночной экономики, но с заметным государственным участием.
Государство как собственник отличается от традиционного или современного типа собственника только частично, а часто лишь номинально, то есть государство, как и частный владелец, является представителем капитала. Целью государственных предприятий, работающих в условиях рынка, является получение максимальной прибыли, причем отнюдь не непременно путем наибольшего удовлетворения потребностей общества. Исключение составляют предприятия, занимающиеся производством общественных благ.

Они выполняют дополнительные общественные цели и задачи, которые реализуются в ущерб экономической эффективности.
Можно утверждать, что произошедшее погружение отечественного госсектора в рыночную среду в целом себя не оправдало. С одной стороны, по мировым критериям госсектор в России достаточно большой и правительство продолжает проводить политику на его уменьшение. Причины этого кроются, в частности, в процессе саморазрушения и проигрывания конкурентной борьбы частному сектору; однако все же главной причиной остается то, что слишком маленькие суммы бюджетных средств тратятся на его формирование и содержание. Такая недальновидная политика государства относительно госсектора удивляет, так как правительство, по сути дела, лишает себя основного рычага реформирования национальной промышленности.

Поэтому, с другой стороны, применительно к России, не может быть сомнения в том, что структуру государственного сектора экономики необходимо расширять.
И тут напрашивается интересное наблюдение: начиная с германской национализации ХIХ века в государственную собственность так или иначе попадают отрасли, связанные либо с обслуживанием общих условий производства (связь, транспорт, коммунальное обслуживание), либо нерентабельные, но имеющие важное экономическое значение для общества в целом (например, угольная промышленность). То есть национализация предполагается только в тех отраслях народного хозяйства, где государство несет огромные прямые и косвенные экономические потери. Поэтому если говорить о процессе национализации в современной экономике, то она, как и ее антипод – приватизация, служат повышению эффективности общественного производства.
На Западе национализация давно является одним из инструментов государственного регулирования экономики. Процессы национализации и приватизации не раз сменяли друг друга в таких странах как Франция, Великобритания, Италия и т. п. Эти процессы в значительной степени представляют собой перераспределение ресурсов из частного сектора экономики в государственный и обратно. Государственный сектор как бы конкурирует с частным за материальные, финансовые и кадровые ресурсы. Помимо всего прочего, госсектор выступает в качестве стимула к более эффективной деятельности частного сектора.

Причиной такого движения по мнению французского экономиста Жан-Жака Роза является равновесие прав собственности между частными и государственными владельцами предприятий. В соответствии с его теорией, частные владельцы и правительство соревнуются за обладание контролем над предприятиями. Они заинтересованы в монопольной ренте, которую эти предприятия получают в силу своего рыночного доминирования в условиях монополистической конкуренции. Частные владельцы ищут возможность увеличить свою финансовую собственность, поэтому, когда норма процента растет, и альтернативная стоимость капитала частных инвесторов увеличивается, привлекательность фирмы для них уменьшается, что предполагает рост движения к процессу национализации.

Что касается правительства, то оно стремиться улучшить свое политическое положение путем распределения политических выгод через принадлежащие государству предприятия. Однако когда эффективность частого сектора становится более высокой, и возможность облагать его налогами возрастает, то правительство стремиться избавиться от ненужных более ему предприятий.[3, с.51]
Е. Балацкий и В. Конышев также использовали математическое моделирование, чтобы описать взаимодействие и взаимовлияние государственного и частного секторов экономики. Рассматривая масштабы названных секторов, они делают вывод, что эти сектора являются как бы сцепленными между собой: размер каждого из них в данный момент времени влияет на изменение их размера в последующий момент. Таким образом, каждый сектор развивается не сам по себе, а с учетом развития другого сектора [4, с.5].

Данная система находится в колебательном режиме, однако в некоторых случаях, при определенных значениях рассматриваемая система может достичь равновесного состояния.



Содержание  Назад  Вперед