Международные кредитные отношения


В 70-е гг. благоприятная конъюнктура мирового рынка сырьевых товаров, относительно дешевые кредиты мирового рынка ссудных капиталов создали условия для некоторой либерализации валютных ограничений развивающихся стран.
В 80-е гг. сталкиваются две тенденции в экономике развивающихся стран: с одной стороны, резко увеличивается их внешний долг, а с другой — возрастает значение их внешнеэкономических связей. Это порождает объективную необходимость в либерализации валютных отношений, снятии валютных ограничений, продвижении к конвертируемости национальных валют. В ряде случаев либерализация валютных режимов стран третьего мира носила вынужденный характер, была обусловлена затяжным кризисом внешней задолженности, развернувшимся процессом конверсии долгов иностранным банкам в национальные ценные бумаги.

С 1984 г. в развивающихся странах все отчетливее проявляется тенденция ослабления ограничений на передвижение капиталов, принимаются меры по расширению притока иностранного капитала и т.п.
К началу 90-х гг. отмечается общее ослабление валютных ограничений развивающимся странам по невидимым статьям, увеличение пределов валютного обмена по туризму, для студентов, обучающихся за границей, больший доступ к иностранной валюте коммерческим банкам и др. Однако в условиях быстро меняющейся конъюнктуры валютных отношений формы валютных ограничений приобретают все более гибкий характер, ширится использование такого инструмента, как режим валютного курса.
Хотя опыт плавающих валютных курсов в странах третьего мира начал практиковаться после 1985 г., исследование, проведенное МВФ, позволяет сделать следующие выводы:
• не подтвердились опасения, что при переходе на рыночный метод формирования курс валют будет подвержен чрезмерно резким колебаниям;
• в странах, перешедших к плавающим валютным курсам, сократились потери резервов, чрезмерное официальное заимствование и просрочка внешних платежей ввиду устранения необходимости в официальных валютных интервенциях для поддержания курса национальной валюты по отношению к иностранной;
• в странах, где введение плавающих валютных курсов сопровождалось либерализацией валютных и торговых ограничений, произошло поглощение черных инвалютных рынков через открытую экономику (Филиппины, Уругвай) или диапазон нелегальных сделок значительно снизился (Боливия, Заир, Уганда, Замбия).
Несмотря на такие относительно благоприятные результаты, подавляющее большинство стран сохраняет приверженность фиксированному валютному курсу. Эти страны делятся на две группы, ориентирующиеся на одну из ключевых валют корзины валют. В первой группе все еще остается значительное число стран, прикрепляющих свои национальные денежные единицы к доллару США (35 стран) и к французскому франку (14 стран зоны франка), а также небольшое количество стран, ориентирующихся на валюту крупных соседей.
Что касается второй группы стран, фиксирующих курс национальной денежной единицы по отношению к корзине (32 страны к 1989 г.), то встает вопрос о ее составе. Как правило, чем большую потребность правительство испытывает в стабильности курса по отношению к конкретной иностранной валюте, тем больше ее относительный вес в корзине. Однако независимо от метода формирования корзины она не бывает безупречной. Поэтому ряд стран прикрепляют свою валюту к СДР.

МВФ ежедневно публикует котировки в СДР по отношению к другим валютам. Вместе с тем число стран, ориентирующихся на СДР, имеет тенденцию к сокращению (с 15 в 1982 г. до 10 в начале 90-х годов), что отражает тенденцию к использованию индивидуальных корзин, лучше учитывающих специфику данной страны.
Одним из специальных методов защиты экономики развивающихся стран, а также центром их валютной политики является применение множественности валютных курсов, т.е. дифференцированных соотношений валют по различным видам операций, товарным группам, странам. Обычно в центре системы множественности курсов находится курс национальной валюты, устанавливаемый центральным банком. Он обычно завышен и служит для стимулирования импорта товаров, ограничения экспорта и уменьшения выплат по внешней задолженности.

При этом в ряде стран существуют так называемые параллельные, свободные, банковские рынки, где курс национальной валюты формируется под воздействием спроса и предложения, либо устанавливается центральным банком, но со значительной скидкой к официальному валютному курсу. С середины 80-х годов, в ряде развивающихся стран проявляется тенденция к сокращению многовалютной политики, упрощению системы множественности валютных курсов, что подтверждает общую тенденцию к либерализации валютного регулирования.
Важной проблемой остается поиск путей преодоления долгового кризиса освободившихся государств. Западные страны-кредиторы пришли к пониманию неизбежности финансовых потерь при урегулировании долговой проблемы. Предпринимаемые ими меры по списанию долгов затрагивают две основные группы развивающихся стран — беднейшие и государства со средним доходом на душу населения.
Следует упомянуть инициативу американской администрации по урегулированию долговой проблемы стран со средним доходом на душу населения (План Брейди). Согласно этому плану, коммерческие банки в обмен на согласие списать часть непогашенного долга получают гарантию своевременной выплаты процентов и основной суммы долга. Такие гарантии должны стать своеобразным стимулом для кредиторов.

В случае прекращения должником своих платежей все бремя расходов ляжет на страны — члены МВФ и МБРР.
Однако реальные масштабы списания пока явно недостаточны, чтобы наступил перелом в развитии долгового кризиса. В связи с этим большое внимание уделяется обсуждению новых практических шагов. Так, коммерческие банки стали практиковать с началом долгового кризиса: конверсии кредитных требований в инвестиции; обмен кредитных требований с наступающим сроком погашения на долгосрочные низкопроцентные облигации, выраженные как в свободно-конвертируемой валюте, так и в валюте стран-должников; реализацию кредитных требований на вторичном рынке с существенным дисконтом от наминала и списанием соответствующей разницы, причем покупателем требований могут выступать и сами должники.
Применение этих методов урегулирования задолженности, получивших название меню вариантов, не приняло пока массового характера. Обмен долга на акции национальных предприятий 10 крупнейших стран-должников составил всего 14,5 млрд долл. Тем не менее спрос на долговые обязательства растет.

Сформировался международный рынок, на котором торгуют долговыми обязательствами на сумму примерно 50 млрд долл. в год.* Стоимость долгов различных стран колеблется от 5 до 80% номинала.
* Одна из схем торговли долгами выглядит следующим образом: долговое обязательство в виде Ценных бумаг покупается со скидкой. Затем через центральный банк страны-должника бумаги обмениваются на национальную валюту. Ее можно потратить, например, на покупку акций различных предприятий в этой стране или вложитъ в новые фирмы; Это выгодно всем участникам сделки: банки-кредиторы меняют сомнительные долговые обязательства на наличные, предприятия получают дополнительный капитал, а центральные банки стран-должников освобождаются от обременительных инвалютных кредитов и обязательств выплачивать проценты.

К началу 90-х гг. руководство МВФ и МБРР одобрило новые схемы кредитования, согласно которым два международных института до 25% своих кредитов, направляемых на финансирование структурных реформ и для выравнивания платежного баланса, разрешат использовать странам-должникам в операциях по сокращению задолженности. Им будет также предоставлена возможность использовать свои гарантии по процентным платежам в операциях по списанию задолженности. Ставка по-прежнему делается на структурные реформы в странах-должниках, которые могли бы способствовать увеличению экспортных поступлений в условиях благоприятной международной конъюнктуры для погашения внешней задолженности.
Совет директоров Всемирного банка одобрил в 1997 г. программу реорганизации, которая предусматривает перестройку работы банка для увеличения объемов финансирования проектов в развивающихся странах. К 2001 г. намечено повысить примерно на 10 процентных пунктов — до 75% — долю инвестиционных проектов МБРР. На практике это будет означать более рациональное использование дополнительных инвестиционных резервов в размере примерно 2 млрд долл. в год.

Учитывая, что кредиты банка стимулируют привлечение капиталовложений из иных источников, общая сумма дополнительных займов на нужды развития составит около 5 млрд долл. На сессии в Гонгконге (сентябрь 1997 г.) президент банка Дж. Вульфенсон поставил вопрос об оптимизации борьбы с коррупцией, так как только в этом случае можно говорить о реальном экономическом прогрессе и преодолении бедности в развивающихся странах.
Раздел VI Международные кредитные отношения




Содержание  Назад  Вперед