СТАРЕНИЕ


Повсюду в развитом мире растут, как грибы, антииммиграционные движения. В первом туре президентских выборов во Франции в 1995 г. крайне правый кандидат ЖанМари Ле Пэн получил 22% голосов работников физического труда, сильную поддержку в богатых областях и 15% всех голосов, выступая с требованием изгнать из Франции три миллиона иммигрантов (32).
Назревают массовые перемещения людей. Их, вероятно, нельзя остановить, но можно было бы сдержать, если бы американцы согласились принять ряд мер, которые они теперь отказываются принять: ввести национальное удостоверение личности со строгими штрафами для каждого, кто нанимает человека без этого удостоверения; проводить частые выборочные проверки удостоверений личности, чтобы установить, что человек находится в стране легально; быстро депортировать каждого, не имеющего необходимого удостоверения. Удостоверения личности можно было бы регулярно проверять на контрольных пунктах, какие у нас теперь есть в аэропортах и на других видах транспорта. На автомобильных дорогах некоторые изпостов, где взимается пошлина, можно было бы использовать для выборочной проверки удостоверений личности. Наконец, на таких границах, как граница между Мексикой и Соединенными Штатами, можно было бы построить проволочные ограды с током высокого напряжения.

Без такой политики тех, кто хочет мигрировать, нельзя остановить.


СТАРЕНИЕ

Но в действительности взрывчатая часть вулкана, разогреваемого демографией, заключается в старении мирового населения. Возникает новый класс людей. Впервые в истории наши общества будут иметь очень большую группу экономически пассивных пожилых людей, зажиточных избирателей, требующих дорогостоящего социального обслуживания, такого, как медицинское, и получающих большую часть своего дохода от правительства.

Они отягощают государство всеобщего благосостояния, подрывают государственные финансы и угрожают инвестициям, которые все общества должны делать ради своего будущего.
В 1900 г. 4% американского населения было старше шестидесяти пяти лет. Теперь люди старше шестидесяти пяти лет составляют 13% населения (33). После 2013 г. число престарелых в Америке будет очень быстро расти, поскольку поколение так называемого «бэбибума», начавшегося в 1947 г., достигнет шестидесяти пяти лет и начнет уходить на пенсию.

Если в настоящее время на каждую выплачиваемую пенсию приходится 4,5 работающих, то в 2030г. будет только 1,7 работающих, с которых можно будет брать налоги для оплаты одной пенсии (34).
Во многих богатых и бедных странах процент населения старше шестидесяти пяти лет к 2025 г. удвоится (35). В Японии в 2025 г., как предполагается, пожилые будут составлять 26% населения. В Соединенных Штатах трудно предсказать, какую долю населения составят престарелые, поскольку она сильно зависит от численности предполагаемой иммиграции — источника молодых людей, — но пожилых будет не меньше 20% населения (36).
Соединенным Штатам грозит явление, которое можно было бы назвать «кошмаром дважды по сорок». В среднем люди старше шестидесяти пяти лет получают чуть больше 40% своего дохода от государства (точнее, 41%) (37). И чуть меньше 40% престарелых (точнее, 38%) получают не менее 80% своего дохода от государства. (При этом шестьдесят два процента получают не менее 50%) Заметим для сравнения, что лишь 35% имеют доходы в виде частных пенсий (38).
Это огромное перераспределение ресурсов превратило престарелых в избирателей, заинтересованных в одном вопросе (увеличит или уменьшит правительство их пенсии и медицинские льготы). В демократиях такие избиратели, заинтересованные в одном вопросе, оказывают непропорциональное влияние на политический процесс, поскольку их голоса не раскалываются изза расхождения интересов в других вопросах.
Нужды и требования престарелых уже потрясли до основания государство всеобщего благосостояния, практически его | разорив. Если прибавить к платежам престарелым выплату I процентов по национальному долгу, имея в виду, что нынешние бюджетные дефициты возникают от нашего нежелания оплакивать нынешние расходы на престарелых, то видно, что эти; платежи и проценты поглощают государственный бюджет. Спроектируйте эти цифры в будущее, и вы увидите, что правительство просто разоряется.

Обнаружится, что оно обещало престарелым больше, чем может собрать в виде налогов с работающих.
В наши дни государственное вспомоществование и выплаты процентов (в последние годы накопившиеся главным образом изза платежей престарелым) отнимают 60% всех поступлений налогов. (Если исключить проценты по национальному долгу, то половина федерального бюджета идет престарелым (39)) Если не изменятся нынешние законы, то к 2003 г. на это уйдет 75%, а к 2013 г. — 100% (40). В Западной Европе нынешние программы для престарелых потребуют к 2030 г. 50% ВВП. В Восточной Европе дела обстоят еще хуже, поскольку коммунисты дали престарелым еще более щедрые обещания.

Польша отдает своим престарелым большую часть ВВП, чем любая другая страна в мире (21%) (41).
Чтобы удовлетворить престарелых, в государственных бюджетах сокращается все остальное. Если оставить в стороне пожилых, то расходы на внутренние социальноэкономические нужды в Соединенных Штатах упали за последние двадцать лет с 10 до 7% ВВП (42). В Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которая представляет собой ассоциацию развитых стран, общие социальные расходы на людей старше шестидесяти пяти лет в расчете на одного человека в пять раз превосходят расходы на людей от пятнадцати до шестидесяти четырех лет (43).

Что еще более важно, расходы на престарелых истощают государственные бюджетные инвестиции в инфраструктуру, образование и научные исследования и разработки, упавшие за двадцать лет с 24 до 15% федерального бюджета (44).
Расходы на престарелых — это не вопрос о справедливости или о лишениях. В 1970 г. процент престарелых, живших в бедности, был выше, чем процент бедных в любой другой части населения. Теперь среди престарелых меньше бедных людей, чем в любой другой группе населения.

Для многих в Соединенных Штатах уход на пенсию в действительности означает повышение реального уровня жизни. Сбережения не работающих возрастают больше, чем убывают сбережения работающих (45).
Учитывая величину семьи, прирост капитала, налоги штатов и федеральные налоги, не денежные льготы, такие, как медицинское страхование и школьные завтраки, а также вмененные прибыли на акционерный капитал, заключенный в жилищах, где проживают собственники, престарелые имеют доход на человека, поразительным образом превосходящий на 67% доход на душу населения в целом (46). Если рассматривать только денежный доход, то в 60е гг. средний семидесятилетний человек тратил лишь 60% по сравнению с тридцатилетним. Сейчас этот семидесятилетний тратит на 20% больше (47). Одни только государственные расходы на престарелых дают им доход на человека, составляющий 60% среднего американского (48).

В Германии и Франции перечисления престарелым доставляют им доходы, равные 80 процентам средних (49).
Престарелые также намного богаче не престарелых (50). Люди от шестидесяти пяти до семидесяти пяти лет имеют 222 000 долларов чистых активов, против 66 000 долларов у людей от тридцати пяти лет до сорока четырех (51).
Конечно, престарелые не хотят сокращения своих льгот. Альтернатива состоит в повышении налогов, но и это очень непривлекательный выбор. Нынешний 15процентный налог на социальное обеспечение пришлось бы довести к 2029 г. до 40%, чтобы предоставить обещанные льготы (52).

В дальнейшем, при сохранении существующих законов и при пессимистической точке зрения на расходы по медицинскому обслуживанию престарелых, можно предвидеть возрастание этого налога до 94% (53). Так называемая бухгалтерия поколений приводит к весьма тревожным предсказаниям будущих процентов налогообложения. Налоговая система рушится.
В течение последних двадцати пяти лет многие из наших программ пособий неявно оплачивались за счет сокращения расходов на оборону, начиная с их максимальной величины во время вьетнамской войны. Но даже после окончания «холодной войны» и при готовности сокращать военный бюджет (между тем как новое республиканское большинство в Конгрессе США заявляет о своем нежелании дальше его сокращать) для такого перемещения затрат остается мало возможностей. Расходы на оборону упали теперь ниже 4% ВВП, и если бы даже Америка готова была довести их до нуля, то час истины для государства всеобщего благосостояния был бы лишь отсрочен на несколько лет.
Пенсии зависят от предоставляемых льгот и от их размеров. Медицинское обслуживание престарелых зависит также от технологии. В настоящее время все более дорогие технологии постоянно увеличивают расходы на душу населения.

Хотя эти расходы сильно различаются в разных странах, в последнем десятилетии доля расходов на здравоохранение по отношению к ВВП возрастала во всех странах ОЭСР, кроме Швеции и Ирландии (54).
Расходы на престарелых существенно изменили нашу бюджетную систему. В 60е гг. правительство получало так называемый бюджетный дивиденд. Но если бы в те годы был даже большой дефицит, а правительство просто ничего не делало бы (не вводило никаких новых законов), то через несколько лет оно стало бы получать бюджетный профицит. При экономическом росте налоговые поступления росли быстрее правительственных расходов. Но теперь происходит обратное.

Даже при быстром экономическом росте и без новых программ государственные расходы растут быстрее, чем налоговые поступления, вследствие пособий на возрастающую популяцию престарелых. Если правительство ничего не делает, дефицит быстро растет.



Содержание  Назад  Вперед