Образец рациональной психотерапии


Следующий отрывок может служить образцом рациональной психотерапии. Благое утешение становится целительным снадобьем; что поднимает дух, то помогает и телу. Ничто не укрепляет больного и не помогает ему так, как любовь друзей, ничто так не прогоняет страх и ожидание смерти.

Презирай смерть! Кто ушел от страха смерти, тому ничто не печалит душу.
Во всякой болезни тяжелы три вещи: страх смерти, боль втеле и отказ от наслаждений. Страх смерти не перед болезнью, аперед природой. Многим болезнь отсрочила смерть, а то, что они оказались умирающими, служило их спасению. Умрешь ты не потому, что хвораешь, а потому, что живешь.

Та же участь ждет ивыздоровевшего: исцелившись, ты ушел не от смерти, а от нездоровья. Боли тоже терпимы, потому что перемежаются. Никто не может страдать сильно и долго: любящая природа устроила все так, что сделала боль либо переносимой, либо краткой. Боль... став слишком резкой; переходит в умопомрачение и беспамятство. Тем и можно утешаться при нестерпимой боли, что ты непременно перестанешь ее чувствовать, если сначала почувствуешь слишком сильно.

А невеждам телесная мука так тягостна, потому что они не привыкли довольствоваться своей душой и чересчур были заняты телом. Поэтому разумный человек отделяет душу от тела и обращает помыслы к лучшей, божественной, части своего существа, а другой, плаксивой и хилой, занимается только в меру необходимости. Но ведь тяжело лишиться привычных наслаждений, отказываться от пищи, терпеть голод и жажду. - Воздержанность тяжела на первых порах. Потом желания гаснут, по мере того как устает и слабеет то, посредством чего мы желаем. Со временем мы смотреть не можем на то, до чего прежде были жадны, и сама потребность умирает.

А обходиться без того, чего не хочется, ничуть не горько.
Болезнь не так трудно терпеть, коль скоро ты презрел самую страшную ее угрозу. Так не утяжеляй свои несчастья и не отягощай себя жалобами. Боль легка, если к ней ничего не прибавит мнение. Все зависит от мнения: на него оглядываются не только честолюбие, но ижажда роскоши, и скупость: наша боль сообразуется с мнением. Каждый несчастен настолько, насколько полагает себя несчастным.

По-моему, надобно отбросить все жалобы на миновавшую боль... Пусть это правда, но ведь все прошло! Какая радость опять переживать прошлую муку ибыть несчастным от прежних переживаний?
Интересный вопрос ставит Сенека. Современная психотерапия на него отвечает: Человек болеет потому, что не имеет смысла жизни. Сама болезнь нередко становится единственным его творческим актом. Как же можно от нее отказаться? Сенека тонко подмечает: Отом, что было горько, рассказывать сладко...

Никому не было хуже! Какие муки и страданья я перенес! Никто уж и не думал, что явстану.

Сколько раз домашние оплакивали меня, сколько раз врачи от меня отступались... Сколько больных живут своей болезнью, и как им от нее отказаться, когда они сразу становятся никем!
...Нужно поубавить и страх перед будущим, и память о прошлых невзгодах: ведь прошлые уже кончились, а будущие еще не имеют ко мне касательства.
А вот еще одно указание, как следует вести себя во время болезни. Как мне больно! - А разве от того, что ты ведешь себя как баба, тебе не больно? - Но ведь тяжело! - Так разве мы только на то и храбры, чтобы сносить легкое? Какую болезнь ты предпочел бы - долгую или короткую, но более тяжелую?

Если она долгая, в ней бывают промежутки, она дает срок оправиться идарит много времени, потому что непременно должна развиться, апотом пройти. Короткая и стремительная болезнь сделает одно из двух: либо сама кончится, либо тебя прикончит. Но какая разница, ее ли не будет или тебя?

В обоих случаях боль прекратится.
Сенека дает совет, как вести себя во время болезни. Мы эти советы используем как памятки для больного. Полезно также направить мысли к другим предметам, отвлечь их от боли. Думай о том, как поступил ты честно и храбро, повторяй про себя, что во всем есть хорошая сторона.

Тогда придет тебе на помощь любой храбрец, победивший боль: и тот, кто продолжал читать, когда ему вырезали вздутые жилы, и тот, кто не переставал смеяться, когда палачи, разозленные этим смехом, пробовали на нем одно за другим орудия жестокости. Неужели разуму не победить боли, если ее победил смех?

Конечно, и смех, и разум побеждают боль. Не знал тогда Сенека, что когда человек размышляет, в кровь выбрасываются морфиноподобные вещества, а когда смеется - алкоголь. Они и побеждают боль.

О том же пишет и Ф.Ницше, который одной из причин своей мудрости считал головную боль. Он творил, делал свое дело, а с головной болью обращался как с лающей собакой, т. е. не обращал на нее внимания. И она, как собака, постепенно затихала.

И Ницше не знал, что во время размышлений в кровь выбрасывались морфиноподобные вещества, но как мудрый человек догадался, что боль проходила от разума. Так не хочешь ли ты после этого посмеяться над болью? - спрашивает Сенека.
Но болезнь не дает ничего делать и уводит от всех обязанностей. - Нездоровье сковывает тело, но не душу. Пусть оно опутает нога бегуну, окостенит руки портному или кузнецу. А ты, если привык к тому, что ум твой деятелен, будешь учить, убеждать, слушать, учиться, исследовать, вспоминать... ты докажешь, что болезнь можно одолеть или хотя бы вынести. И в постели больного, поверь мне, есть место для добродетели... И под одеялом видно, что человек мужествен, У тебя есть дело - храбро бороться с болезнью, а если она тебя не покорила и ничего от тебя не добилась, ты подал славный пример. - Поистине есть чем прославиться, если все будут глядеть, как мы хвораем! - Сам на себя гляди, сам себя хвали!

А это уже один к одному положение экзистенциального анализа о том, что жизнь и в страдании не лишена смысла.
И еще специально для больных.
Есть два рода наслаждений. Телесные наслаждения болезнь ограничивает, но не отнимает и даже, если рассудить правильно, делает их острее. Приятнее пить, когда чувствуешь жажду, есть - когда голоден; после поста все поглощается с жадностью, А в наслаждениях душевных, которые и больше, и вернее, ни один врач больному не откажет. Кто предан им и понимает в них толк, тот презирает всякое ублажение чувств. О несчастный больной! - Почему? - Да потому, что он.., не охлаждает льдом свое питье... не хлопочут вокруг.,, повара, подтаскивая блюда вместе с жаровнями.

Вот до чего додумалась страсть к роскоши... кухню волокут вместе с кушаньями. О несчастный больной! Он ест, сколько может переварить; не положат перед ним на стол кабана, чтобы полюбоваться им, а потом отослать обратно: ведь это мясо слишком дешевое! Не навалят для него на поднос птичьих грудок. Что тебе сделали плохого?

Ты будешь есть, как больной, вернее, как здоровый.
Метко и тонко. И сейчас, к сожалению, только во время болезни человек ведет здоровый образ жизни. Сенека ратует за последнюю. Особый гнев вызывают у него люди, ведущие ночной образ жизни. Неужели знают, как надо жить, люди, не знающие, когда жить?

И они еще боятся смерти, когда сами погребли себя заживо. Пусть проводят ночи за вином. Ведь они не пируют, а сами себе отдают последний долг. Впрочем, и мертвых поминают днем. Для занятого делом день никогда не бывает длинным.

Все пороки сражаются против природы... Они для меня все равно что мертвецы: разве жизнь при факелах - не те же похороны, вдобавок преждевременные? Нечистой совести свет в тягость. Прямой путь один, окольных много.

То же самое и нравы людей: кто следует природе, утех нрав почти одинаков - покладистый и свободный; а нравы уизвращенных несхожи между собой.
...Все это мы вытерпим: и отвары, и теплую воду. Только бы перестать бояться смерти! Чтобы этого достичь, надо познать пределы добра и зла - тогда и жизнь не будет нам тягостна, исмерть не страшна.

А смерть не страшна, по мнению Сенеки, тем, кто странствует по всей широте природы. Тем всякий век покажется коротким, кто мерит его пустыми и потому бесконечными наслаждениями.
В своих высказываниях о счастье Сенека подчеркивает роль личности. Хочешь знать, что весишь, - отставь в сторону деньги, дом, сан... У тех, кто слывут счастливыми, веселье притворно, апечаль мучительна, как скрытый нарыв, - мучительна тем более, что нельзя быть откровенно несчастным и надо среди горестей, разъедающих сердце, играть счастливца... Никогда не считай счастливцем того, кто зависит от счастья! Если он радуется пришедшему извне, он выбирает хрупкую опору: пришлая радость уйдет.

Только рожденное из самого себя надежно и прочно, оно растет и развивается с нами до конца, а прочее, чем восхищается толпа, - это благо на день. Все причастное фортуне и плодотворно, и приятно, если владеющий им владеет и собою... От нее только поводы ко благу и ко злу...

Дурная душа оборачивает все к худшему, даже то, что приходит под видом наилучшего... Лечить надо душу: ведь от Нее у нас и мысли, ислова, от нее осанка, выражение лица, походка. Когда душа здорова и сильна, тогда и речь могуча, мужественна и бесстрашна; если душа рухнула, она все увлекает в своем падении...

Наш царь - душа; пока она невредима, все прочие исполняют свои обязанности и послушно повинуются; но стоит ей немного пошатнуться - и все приходит в колебание.



Содержание  Назад  Вперед