Визуальная метафора в психотерапевтической работе


Когда-то, в пещере на р.Белая, в Башкирии я видела наскальные рисунки. Это интересный рассказ о жизни человека в глубоком прошлом... Есть там рисунки диких животных, людей с оружием, изображенных древним художником. Вероятно, рисуя, он размышлял о месте человека в окружающем его мире. Но возможно, одна из функций этих рисунков, или подобных - особая.

Я представила себе такую картинку. Очаг , племя людей, одетых в шкуры и греющихся от голода и холода у костра, мужчин, готовящих оружие к завтрашней охоте. Неизвестность, непредсказуемость будущего можно было компенсировать хорошей технической подготовкой, как сказали бы мы сегодня. И еще созданием необходимого психологического состояния.

Издревле были люди, знающие в этом толк - сохранение в человеческой культуре и по сей день шаманизма и колдовства может это объяснить. В ритуальном танце под ритмичные удары барабана (когда задействованы все три системы восприятия) это состояние и создавалось.А метафорическое поражение изображения животного завершало создание событий, которые еще только должны были произойти в будущем. Человек побеждал свой страх, побеждал в схватке с животным, наслаждался ожидаемой победой - создавал эффекты.

Охотник проживал свое успешное будущее и в этом ему помогали изображения.
Под визуальной метафорой обычно понимают графическое изображение некоего объема информации по принципу аналогии, сходства, сравнения. Визуальная метафора может иметь вид конкретных предметов живой и неживой природы; это могут быть схемы-рисунки, как в мind-map (ментальных картах) Тони Бузана; это могут быть сюрреалистичные картинки без конкретного содержания - лишь линии, цвета, штриховка и т.д. С помощью визуальной метафоры мы можем обозначать события, состояния, чувства, работать в разных точках временной линии, планируя будущее, анализируя и перепросматривая (если это необходимо) прошлое, осознавая настоящее.

Вообще говоря, идея использования визуальной метафоры не нова. Без нее невозможно представить себе арт-терапию, работу с рисунком в приемах гештальттерапии (по осознаванию чувств, состояний через рисунок - например, упражнение "стань персонажем рисунка и поговори от его имени"). Но, если идти дальше, с помощью рисунка мы можем не только осознавать, определять в себе или клиенте нечто - чувства, состояния, отношение к чему-либо - но и вносить изменения в соответствующий контекст.

Происходит следующее: изменяем что-то в рисунке - меняется что-то в нас. Интересных эффектов с помощью визуальной метафоры можно достигать, применяя приемы и техники НЛП, в которых уже "отшлифованы" успешные модели получения изменений (скажем, техника "изменения личностной истории", "изменение субмодальностей"). Используя рисунок как заякоренное пространство информации, с визуальной метафорой можно работать и в разных техниках и на разных логических уровнях: миссии, на уровне личностного своеобразия - создавать желаемый образ себя, избавляться от ограничивающих убеждений и создавать новые, работать со способностями, ценностями.

Все это открывает новые возможности для терапии, дает новые инструменты для психотерапевтической работы, особенно в тех случаях, где осложнено "словесное" общение, а именно в работе с детьми , в работе с собой, в работе с информацией клиента, о которой ему трудно говорить.
Визуальная метафора в работе с детьми.
Можете ли вы представить себе ребенка 6 лет (и даже старше) , который вам точно расскажет о том, с чего начался его невроз - тик, заикание или почему ему трудно общаться со сверстниками. Как правило и фильтр родительского внимания редко совпадает с тем, что на самом деле происходит в психической жизни ребенка, как он воспринимает события , происходящие вокруг него, в семье. Для того, чтобы терапия была эффективной, необходима хорошая диагностика, качественный сбор информации. Сделать это, напрямую задавая вопросы мета-модели, трудно или практически невозможно до тех пор, пока ребенок не научился устанавливать причинно-следственные отношения, анализировать. С помощью визуальной метафоры и фантазии-сюжета можно получить эту информацию в виде проекции психической жизни ребенка на плоскость рисунка, обозначить ее и уже используя рисунок, задавая вопросы, можно понять, как он воспринимает те или иные события.

Используя рисунок и изображенных персонажей , мы переходим на метафорический язык и уже говорим не о ребенке и его проблемах, , а о жизни нарисованных персонажей. На стадии диагностики рисунок помогает увидеть - с чем , собственно, работаем. Можно дополнить эту информацию тем, что по этому поводу скажут нам взрослые, родители. Находим позитивные намерения и вторичные выгоды невроза или проблемного поведения . И переходим от диагностики к терапии, коррекции. И здесь можно использовать психодраму, игру в сказку, какие-то другие приемы.

При точном попадании в карту ребенка-клиента, он отождествляется с героем, проживает какие-то события в его "шкуре", научается полезным навыкам и приобретает необходимые знания и умения.
Приведу случай из практики, когда я работала с семьей и поводом для обращения был лицевой тик у 6-летней девочки Кати. Тик начинался, когда девочке одевали шапку, чтобы вести ее в детский сад.. Я спросила какая у нее любимая сказка. Оказалось - "Волшебник Изумрудного города".

Мы придумали с ней "волшебную" шапку (используя настоящую), одевая которую она могла превращаться в разных героев этой сказки - Элли, Тотошку, Дровосека, Льва, Страшилу..., и мы разыгрывали с ней сцены из этой сказки. Собрав ресурсы героев, переякорив, наконец, эту шапку, мы избавились от тика. ... Но, через 10 дней мама и дочка пришли снова - у тика, как оказалось, была масса вторичных выгод. И нам предстояло собрать информацию об оставшихся.

Мама и дочь по-разному воспринимали ситуацию, складывающуюся в семье, мама не могла найти других причин невроза. И тогда на помощь пришел рисунок. Я попросила девочку, на минуту закрыв глаза, представить себя цветком - розовым кустом . Потом спросила: " Какой ты - розовый куст, ты растешь в поле, огороде, в саду, на окне? Ты большой или маленький , розовый куст? Кто или что тебя окружает, кто ухаживает за тобой?

С кем ты дружишь, розовый куст?" И она нарисовала розовым фломастером цветок, а рядом с ним - огромную зеленую елку, ветви которой тянулись к розе. А еще она нарисовала своего маленького друга в виде фиолетового цветка. "А что будет, если розовый цветок вырастет в большой, мощный розовый куст?", - спрашивала я . Девочка рисовала новый рисунок, но елка снова хищно тянула свои лапы на втором и третьем рисунке, а у девочки опять появлялся тик. Я спросила у мамы о том, кого напоминает ей эта елка. Мама , подумав, сказала - "Это похоже на мою сестру, которая все время "задирает" дочку, мы живем с ней вместе...". Необходимая информация была получена.

Мы продолжили работу. С девочкой , с мамой, их взаимоотношениями с сестрой. (Мама смогла найти взаимопонимание с сестрой по этому поводу). А девочка нарисовала большой фиоолетовый цветок рядом с собой.

И елка больше не была ей страшна. И так мы разбирались со всеми вторичными выгодами этого тика, которых было немало в этой непростой семье, состоящей, практически из трех семей, тесно живущих под одной крышей. Тик привлекал внимание к девочке и к ее стремлению "навести мосты между родственниками". По мере нашей работы его становилось все меньше.

Окончательно он пропал, когда мама вместе с девочкой смогли жить отдельно от родственников и у девочки появились свои интересные занятия, новые друзья, школа.
 
Возможность использовать рисунок как язык общения с миром ребенка подсказал и еще один случай. Личная история Даши - девочки из семейного детского дома - к 12 годам была полна жизненных драм. В момент нашей встречи, когда девочка попала в хорошую приемную семью , ее жизнь постепенно начала налаживаться и все же прошлое давало о себе знать негативными эмоциями, ночными страхами . Я проводила коррекционные занятия вместе с другими детьми, мы, прорабатывая разные чувства, рисовали на темы наведенных (подсказанных) фантазий. Я попросила детей представить себя маленькой лодочкой, которая выходит в открытое море. "Она плывет себе по морю, море спокойно.

Но вдруг начинает дуть ветер, он дует все сильнее, поднимаются волны, они становятся все больше, захлестывая и раскачивая лодочку, свистит ветер, грохочут молнии... Продолжи историю маленькой лодочки, нарисуй ее на листе бумаги..." Ассоциировавшись с попавшей в беду лодочкой, девочка нарисовала метафоричную историю своей жизни. На первом рисунке мы видим изображение лодки, причем как бы нарисованное рукой 4-5 летнего ребенка (возрастная регрессия?). Далее - сам шторм.

Во время работы с рисунком я разговариваю с ребенком, задаю вопросы, а Даша рассказывает: "Маленькой лодочке было страшно и холодно, но в море появились добрые рыбы, которые стали толкать лодочку к берегу, тут и шторм начал затихать".



Содержание  Назад  Вперед