"Переворот" и кпсс


Живым не давайтесь... Демократия вас не забудет!". Но не было никаких попыток прорваться к телефону, к почте, к самолету, к скоростному катеру.

И через кого прорваться? Cогласно рассказам местных жителей, никаких войск около дачи во время "путча" не появилось. Командир пограничной заставы, охраняющей дачу снаружи, майор Виктор Алымов, нисколько не подозреваемый в связи с "путчистами", заявил, что ничего необычного на территории и около нее не наблюдалось, никаких вооруженных формирований не появлялось, охрана и семья президента, как обычно, купались в море и никаких знаков пограничникам не подавали. Да и портативные рации молчали. Не был использован и "красный телефон" для прямой спутниковой связи с Бушем336. Уже в те дни среди обозревателей в Москве циркулировало мнение, что по каким-то неизвестным причинам Горбачев не захотел использовать имевшиеся в его распоряжении средства, чтобы официально связаться с Москвой, дать свою оценку событиям и активно пресечь попытку государственного переворота.
А каково поведение других политиков, не "арестованных" путчистами и не лишенных доступа к телефону? Ведь, как было сказано в газетах, "страна три дня жила в шоке, страхе и неопределенности". Что было сделано, чтобы эту неопределенность устранить уже утром 19 августа?

Известно, что руководство большинства республик и областей заняло выжидательную позицию, да и чрезвычайное положение нигде, кроме Прибалтики, не вводилось. Но в Москве с первых же моментов возник непримиримый конфликт руководства России с ГКЧП, который день ото дня становился острее. Руководство РСФСР "стало на защиту Конституции и Президента СССР".
ЦК КПСС лишь укрепил свою репутацию абсолютно недееспособного органа, заявив, что "не скажет о своем отношении к ГКЧП, пока не узнает, что с его Генеральным секретарем товарищем Горбачевым". А почему было не взять да не узнать? Какие для этого были препятствия? Адрес дачи всем известен.

В ста метрах от дачи - пограничная застава с телефоном. В сорока минутах езды - Севастополь, база Черноморского военно-морского флота, никак не причастного к "путчу". Здесь же - демократический горсовет, а для ЦК КПСС, если не нравятся демократы - горком КПСС.

Даже регулярным рейсом самолета до дачи Горбачева можно добраться из Москвы за два с половиной часа.
Когда 21 августа вслед за "путчистами", помчавшимися в Крым к Горбачеву, полетели Руцкой и Силаев, их самолету запретили посадку на военном аэродроме рядом с дачей, в Бельбеке - посадочная полоса была "заперта" предыдущим самолетом. По свидетельству газеты "Megapolis-Express", "Командующий военно-морским флотом адмирал Чернавин в ответ на срочную радиограмму Ельцина отдал приказ: любым способом освободить полосу и дать посадку Руцкому". Но разве нельзя было дать такую радиограмму и совершить такой полет уже 19-го августа?
Откровенно говоря, все ждали от верховных политиков примерно такого сообщения: "После неудачных попыток связаться с Форосом и вообще с Крымом через все существующие в СССР виды связи, туда была послана делегация, возглавляемая министром таким-то, однако..." - а дальше возможны варианты ("самолет делегации был сбит истребителями путчистов...", "при подъезде к даче делегаты были обстреляны из автоматов...", "из ворот вышел сторож и обругал министра неприличными словами"). И затем логичный вывод: "Президент СССР арестован, пробиться к нему невозможно, будем отстаивать демократию на баррикадах без него". Но ведь ничего этого не было!

Никто (!) не сделал попытки не только выручить Горбачева, но и явно, официально связаться с ним по телефону.
"Московские новости" пишут: "Любопытна история председателя Моссовета Николая Гончара, который приехал в Москву только 22 августа, когда мятеж провалился, из Фороса. Он рассказал нам, что отдыхал неподалеку от дачи президента, когда, идя по тропе с рюкзаком за плечами, услышал, что в Москве переворот. Он пытался узнать обо всем, что имело отношение к президенту. 21 августа решено было проникнуть на территорию дачи с помощью аквалангистов через бухту.

Но раньше аквалангистов на дачу попали Силаев с Руцким".
Здесь, действительно, любопытно все, включая туманный стиль изложения. Cообщается также о попытках проникнуть к Горбачеву со стороны кинорежиссера Олега Уралова и российских депутатов, "волею случая отдыхавших в те роковые дни на Крымском побережье". Но из их рассказа о том, как дружелюбно отнеслась к ним охрана и не пропустила к президенту под тем предлогом, что "у Михаила Сергеевича нет возможности принимать всех отдыхающих по соседству депутатов", абсолютно ничего не следует.

Более того, ответ охраны даже выглядит вполне резонным.
§ 4. "Переворот" и КПСС
Имеет смысл отвлечься ненадолго от ярких событий "путча" к оставшимся в тени действиям руководства КПСС. Известно, что именно "путч" послужил поводом для ликвидации этой огромной организации, и утверждение о ее активной роли в подготовке переворота было принято как не требующий ни доказательства, ни размышлений факт. Пресса (в том числе т.н. "партийная") на этот счет отделывалась туманными репликами, избегая затрагивать фактическую сторону дела.
В виде маленькой, невзрачной заметки прошло в "Правде" сообщение о таком немаловажном факте. 26 августа 1991 г. прокурор Ленинграда возбудил уголовное дело по признакам преступления пункта "А" ст. 64 УК РСФСР "Измена Родине" против Ленинградской организации КПСС, секретарь которой Б.Гидаспов был признанным "крутым" консерватором. 26 декабря следствие было закончено и следователь по особо важным делам П.Кривошеев ответил на вопросы корреспондента:
- Какое общее впечатление о поведении руководителей парторганизации в дни событий 19-23 августа?
- Они заняли нейтральную, вернее, даже выжидательную позицию. В местный ГКЧП Б.Гидаспов, например, попал как член военного совета округа. А как первый секретарь обкома он даже не имел необходимой информации от ЦК.

Звонил Купцову, Ивашко, спрашивал, что же все-таки происходит, где Горбачев, те отделывались туманными фразами. После чего, как утверждает Гидаспов, у него стало закрадываться подозрение, что тут не все в порядке. А когда он увидел по телевидению дрожащие руки Янаева, понял: дело нечисто.

И с тех пор все его действия были направлены на то, чтобы сохранить в городе порядок, не допустить кровопролития...
- К какому же выводу пришло следствие?
- Никаких конкретных или реальных действий со стороны Ленинградской парторганизации, направленных на поддержку решений ГКЧП, совершено не было. Не установлено ни одного факта, который потребовал бы привлечения виновных, если бы таковые обнаружились, к уголовной ответственности за измену Родине. Поэтому своим постановлением дело N 381953 я прекратил за отсутствием состава преступления".
Подобного рода сообщения шли и из других мест. Так, Прокуратура Белоруссии вела уголовное дело, возбужденное по сведениям о поддержке ГКЧП разными общественными организациями. В феврале Прокуратура сделала заявление, согласно которому она не установила "сговора руководителей коммунистической партии Беларуси и коммунистов республики с участниками заговора с целью захвата власти, осуществленного в августе 1991 года в Москве".
В истории августовского путча и роли в нем КПСС есть одна тема, которой политики стараются не касаться. Она может интересовать лишь достаточно беспристрастного наблюдателя - ниже мы попытаемся объяснить, почему это так, что же происходило на Старой площади, в цитадели коммунистической системы - Центральном комитете КПСС. Ниже приводится рассказ одного из аппаратчиков высшего звена ЦК. В августе он отдыхал в Форосе, рядом с дачей Горбачева.

Утром 19 августа, узнав о событиях в Москве, он регулярным рейсом "Аэрофлота" вернулся в столицу и провел все дни путча непосредственно в здании ЦК, наблюдая события "изнутри". Вот, коротко, его рассказ, который я привожу без редактирования и без комментариев.
"... Эта тема тесно связана с вопросом о том, кому в конце второй и в течение третьей декады августа 1991 года принадлежала власть в КПСС. Власть КПСС в обществе к этому времени была уже достаточно слабой, это была даже не власть как таковая, а остатки былого могущества и всепроникающего влияния.

Но власть внутри партии и власть партии в обществе - это две разные вещи, и первая может существовать даже при полном отсутствии второй.
Итак, в чьих руках была партийная власть 19 августа, в день, когда был изолирован в Форосе генеральный секретарь ЦК? Формально, по уставу высшим органом партии является Политбюро, но каких-либо следов его деятельности в этот период не прослеживается. Оно не собиралось, так как львиная доля его членов - все республиканские лидеры предпочли в тот момент остаться в своих вотчинах - кто выполнять указания ГКЧП, кто отсидеться, а кто и противодействовать путчистам.

Неизвестны и принятые в этот период от имени Политбюро документы.
Вторым по значению органом внутрипартийного управления между пленумами являлся секретариат ЦК. Следы его деятельности прослежены в ходе идущего следствия, а печально известная шифровка, призывающая к поддержке ГКЧП, разослана как раз от его имени.



Содержание  Назад  Вперед