Наплевало правительство на моральные оценки.


Теперь по сути. Пункт 7 программы МВФ записан буквально так, как постановила сама Дума в законе о пенсиях. В чем претензия?

Выглядит очень странно. Начинаешь подозревать, что этими шумными патриотическими обидами нас отвлекают от главного: почему МВФ требует от стран-должников такого порядка начисления пенсий и что совершили со стариками наши депутаты? И когда?

Давайте именно это обсудим.
Изменение произошло фундаментальное, но его от нас скрыли. При советском строе пенсии были государственными и выплачивались из бюджета. На обеспечение пенсий шли все доходы и все достояние государства.

Никакой связи с тем, сколько сегодня заработал какой-нибудь Вася Клямкин в г. Урюпинск, размер пенсии не имел. Этот размер определялся негласным и дружественным договором и исходил из скромного набора тех благ, которые нужны пенсионеру для достойной старости. Потому-то никакой индексации в зависимости от зарплаты шалопая Васи Клямкина не проводилось - это было бы нелепо.
Что же сделали наши депутаты (еще при Хасбулатове, а до этого, в 1990 г., в Верховном Совете СССР)? Они отменили советский тип пенсии. Учредили Пенсионный фонд - что-то среднее между налоговым ведомством и банком. Сколько сумеют содрать в этот "фонд" с Васи Клямкина - столько и разделят между пенсионерами. А госбюджет уже за пенсии не отвечает.

Что с этими деньгами творят в "фонде", кто и как их "прокручивает", кто запускает в него лапу - нам к тому же неизвестно.
Вот это и есть главное. Перешли от исчисления пенсии исходя из реальной жизненной потребности стариков - к раздаче тех денег, что "удалось собрать", к исчислению от зарплаты Васи Клямкина. И сделано это для того, чтобы просто снизить пенсии ("сократить дефицит госбюджета"), но снять ответственность с правительства.

Извините, мол, собираемость низкая!
Покупательную способность средней пенсии (то есть, саму пенсию) реформаторы снизили по сравнению с советским временем в 4 раза. А имеет ли правительство возможности и дальше манипулировать пенсией? Да, именно через индексацию.

Что значит "средняя зарплата"? Кто ее считал? Да само правительство. Какую хочет, такую и насчитает - поди проверь.

Как наивно звучат вопросы депутатов: "А у вас есть инструкция по подсчету?". Им ЦСУ отвечает: "Есть, есть, вот смотрите, две печати. Не беспокойтесь". Успокоились.

Раз инструкция есть, да еще с печатью (подпись неразборчива), то нечего депутатам волноваться. Свой долг они выполнили, наличие инструкции проверили.
Главный спор, из туманных вопросов и скользких ответов, возник именно потому, что ЦСУ официально объявило, что средняя зарплата по стране в декабре 1997 г. была 1200 тыс. руб, а правительство для начисления пенсий выбрало себе более удобную величину 760 тыс. - чуть ли не вдвое меньше. Еще по-доброму отнеслись к старикам, могли бы и еще убавить.
Спрашивают и Сысуева, и начальника ЦСУ: почему такая дикая разница? Какая цифра верная? Сысуев ответил иносказательно, сказал явную нелепость, как условный знак: "Цифра ЦСУ используется только в информационных целях, для расчетов, а правительство исходит из другой цифры".

Представляете? Полезно было бы ткнуть носом наших искренних демократов, которые проклинали советскую статистику (в которой, кстати, никто не нашел приписок в "жестких" показателях).
Явно, что здесь Сысуев и Юрков (ЦСУ) опять подошли к сути большой, важной проблемы. Можно было ее раскопать и гласно зафиксировать. Нет, депутаты поспешили увести: "Ах, вы публикуете эти цифры в ЦСУ, чтобы приукрасить работу правительства!". Какие, мол, нехорошие мальчики. Да кому это надо, что-то приукрашивать!

Мы же не в советское время живем. Давно наплевало правительство на моральные оценки. Этими своими обидами депутаты лишь закрыли брешь в обороне Сысуева.

А он даже намекал на главное - вот бы ухватиться.
Если я правильно понял, суть в том, что ЦСУ дает цифру реальной зарплаты - включая теневую экономику. А правительство - только ту, что "на свету", с которой поступают налоги и сборы в Пенсионный фонд. Если так, то мы имеем страшное признание правительства, которое депутаты пропустили мимо ушей.

Правительство на уровне вице-премьера и министра (ЦСУ) признало, что реформы привели к созданию патологической двойной экономики, теневая часть которой почти равна легальной. Что в стране под прикрытием государства действует черный рынок труда с диким наймом без всяких социальных гарантий и отчислений. Заявленные масштабы расхождения между легальной и реальной зарплатой столь велики, что можно говорить о возникновении преступного государства. Никакие ссылки на "переходный период" и "первоначальное накопление капитала" здесь не проходят. "Капиталистам" бесплатно передали собственность огромной страны, ничего "первоначально копить" им не приходилось.

Черный найм в таких размерах возможен лишь в том случае, если есть сговор между криминальным бизнесом и государством.
Назвать вещи своими именами Дума не захотела. Может, это и пpавильно, это дело политики. Но хотя бы уточнила, как это влияет на пенсии.

Одно дело, когда пенсии начислялись из бюджета, из всех обобщенных доходов государства, а иное дело, когда фонд пенсий складывается из отчислений только той части граждан, что работают "на свету". Нагрузка на них непомерна, и пенсии все равно малы.
Надо понять, что созданная экономическая система именно патологична и глубоко порочна. Если мы не будем ставить трезвый диагноз, никакой благоприятный исход невозможен. "Это" не рассосется. Дело дойдет или до страшного социального кризиса, или до распада страны.
Хотелось бы узнать, почему все это говорится не в Думе?
Право, правда и порнография. Итак, Дума приняла закон, который легализует порнографию в России. Наивно думать, что такие скандальные законы депутаты парламентов берутся проталкивать бескорыстно.

Тут пахнет коррупцией циничных политиков. Но коррупция была бы беспомощна, если бы не опиралась на непонимание. Применим такой мягкий термин.
Не можем же мы предположить, что члены КПРФ продали свои голоса - они обычно все делают бесплатно, даже себе во вред. Чего же они не поняли? И почему же товаpищи им не объяснили?
Во-первых, они не поняли вещь совсем уж простую. Подобные законы, которые обычно проталкиваются под лозунгом "ввести в рамки", "ограничить" и т.д., главной и единственной целью имеют узаконить какое-то зло. Все остальное, хоть сотня суровых статей о "контроле" - бирюльки, которые отшвыриваются, как только сказано главное.

Когда сказано, что такое-то явление (приватизация, продажа земли, проституция и т.п.) в принципе законно.
Конечно, непонимание таких простых вещей депутатами смущает простого гражданина. И если бы это было в первый раз! А то девятый год продолжается - и никаких уроков. Ведь все, что творится в России, делается согласно законам, принятым депутатами - начиная с Верховного Совета СССР созыва 1989 г. К тому же каждый раз депутатов предупреждают: не делайте этого.

Но я еще ни разу не видел и не слышал ответа: предупреждения обдумал, но все равно сделаю - потому-то и потому-то. Все втихую - а потом невинно моргают. Ах, как же это мы так опростоволосились?
Второе "непонимание" глубже. Если мы его не устраним, то никакой надежды на легальные формы сопротивления не остается. Проголосовав за закон о порнографии, депутаты от КПРФ сказали, вслед за Андроповым и Горбачевым: "Мы не знаем общества, в котором живем". Незнание Андропова и Горбачева (при наличии "знающего" Бжезинского) привело к краху СССР. Но хоть за эти страшные годы можно было узнать!

Как тогда понимать, что КПРФ - партия патриотов-державников? И что это за НПСР, в котором один из лидеров - С.Говорухин, главный лоббист порнобизнеса?
Принятие этого закона означает принципиальный разрыв с самим типом того правосознания, на котором стояла Россия (и СССР). Это - попытка перейти к типу западного права при полном несоответствии ему мироощущения народов России. При этом, как хорошо известно из всего исторического опыта, вовсе не возникает новый "очаг Запада", а лишь разрушается местная культура и происходит криминализация общества.

Депутаты подпилили еще одну опору, на которой удерживалась Россия.
Главное формальное отличие правовых систем двух типов общества - в степени кодификации норм права, их представления в виде законов и кодексов. За этим стоит отношение между правом и этикой. В России право ассоциируется с правдой - сводом базовых этических норм.

Эти нормы до такой степени сливаются с правовыми, что большинство людей в обыденной жизни и не делают между ними различия. Госудаpство западного общества заменило этику законом. Оно в пpинципе "стыда не имеет", поскольку в нем разрушена единая ("тоталитарная") этика.

В нем бывают лишь наpушения закона.
Искренним идеологом и проповедником западного образа мысли у нас был А.Д.Сахаров. В отношении права он провозгласил: "Принцип "разрешено все, что не запрещено законом" должен пониматься буквально". Эта лаконично выраженная мысль означает полный и необратимый разрыв со всей той системой права, которая существует в России.

Представление о праве Сахарова означает, что в обществе снимаются все запреты, все не записанные в законе культурные нормы.



Содержание  Назад  Вперед