Гонец ли телевидение или что-то иное?


Но откpытого pазговоpа на эту тему нет. Деятели телевидения и философы-демокpаты ни pазу не объяснились с обществом, даже после pасстpела людей у двеpей телецентpа в 1993 г. Никто не поставил вопрос: почему толпы людей несколько лет с яpостью pвались к двеpям телецентра, чтобы сказать что-то. Телевидение получило мощную охpану с надежными пулеметами, и больше его деятелей ничто не волнует296. В pазгаp войны в Чечне в 1995 г., когда телевидение вновь вызвало яpость самых pазных людей, обозpеватель НТВ Е.Киселев воззвал: "не казните гонца, он пpиносит вам те вести, какие есть". И сpазу возникли сомнения. Гонец ли телевидение или что-то иное?

Те ли вести, что есть в действительности, нам пpиносит этот "гонец" - или он их фабpикует по своему усмотpению? Получает ли он пpи этом какую-то власть над нами, незаметно лишая нас опpеделенных видов свободы - манипулиpуя нами, или телевидение действительно нейтpально? Рассмотрим эти вопросы в форме кратких утверждений.
1. Телевидение определенно приняло манипулятивную семантику и риторику - язык, стиль, эстетику, темп и построение программ. Оно постоянно и последовательно сокращало время, а потом и ликвидировало познавательные, рассудительные и восстанавливающие здравый смысл людей передачи. Оно ввело в практику непонятные, нервирующие, порой кажущиеся безумными заставки (глаз, шестерни, падающие со стула клоуны, дерущиеся деды-морозы и т.д.).

Ткань передач стала разрываться рекламой, так что даже художественные произведения утратили свою восстанавливающую сознание силу (важные в советском телевидении передачи лучших спектаклей драматических театров вообще исчезли). В целом телевидение взяло на себя роль силы, подрывающей способность людей к рациональному логическому мышлению, стало инструментом обскурантизма. Эфир заполнили астрологи и предсказатели - в масштабах, совершенно не соответствующих реальному распространению этих суеверий в российском обществе начала 90-х годов.

Телевидение внедряло эту субкультуру в массовое сознание.
Программы новостей нагнетают нервозность (о которой писал Марат), а программы на исторические темы в основном имеют целью разрушение образа прошлого, проявляя при этом поразительную бестактность и дурной вкус (чего стоит "фильм" Лобкова о Мавзолее, где он с важным видом в белом халате пишет на доске формулу уксусной кислоты). Само глумление над элементарным вкусом и элементарными школьными знаниями стало особой программой по разрушению культурного ядра. Предельно примитивны и пошлы мелкие провокации типа reality show, имитации сенсационных открытий и "расследований": например, Е.Масюк, проваливаясь в снегу, идет ночью в Измайловском парке к месту, где, "как стало известно НТВ", некие террористы закопали сумку с радиоактивными веществами.

Да, сумка есть. Желтая. Суют к ней какой-то прибор, стрелка отклоняется.

Какой ничтожный спектакль. Как жаль искреннего, глубинно честного человека, который верит этому спектаклю - просто потому, что у него в голове не умещается мысль о том, что образованные люди могут так подло врать.
Выполняя задачу постоянной дестабилизации общественного сознания, ведущие телевидения, скорее всего, уже и сами не замечают, какие недопустимые вещи говорят - произошел отрыв телевидения от обыденной культуры. 26 января 2000 г. произошла тяжелая катастрофа на железной дороге, погиб помощник машиниста. Ведущий дает ернический комментарий: "На российских железных дорогах катастрофы обычно происходят из-за того, что машинисты и их помощники засыпают за ручками управления".

Какова терминология: обычно! Одно это слово придает фразе такое звучание, что у телезрителя создается подсознательное ощущение, будто катастрофы в России - обычное дело.
Тема разрушения и гибели стала главной на телевидении. Ни pасстpел Дома Советов, ни театральный взрыв президентского дворца в Грозном в 1995, показанный телекомпаниями всего мира, не были бы нужны, если бы они не могли быть показаны по телевидению. Все эти акции были тщательно подготовленными сценами, смысл котоpых - именно их тpансляция в каждый дом.

Господствующее меньшинство создает "общество спектакля", снимающее все психологические защиты.
2. Уже в конце перестройки телевидение отбросило элементарные нормы профессиональной этики и стало "создавать реальность", фальсифицируя факты самым грубым образом. Вот типичный случай. 22 июня 1992 г. около Останкино собралось тысячи две человек, отделенные от телецентра 10-тысячным кордоном ОМОНа, собак, грузовиков. Наблюдая это зрелище, я обратил внимание на телеоператора с умным интеллигентным лицом. Он внимательно рассматривал толпу и, найдя особенно колоритную и непривлекательную фигуру (возбужденную растрепанную женщину, убогого или явно ненормального человека), продвигался к ней и долго снимал своей камерой в разных ракурсах.

Постояв около него минут пятнадцать, я подошел и спросил, не чувствует ли он моральной ответственности за явное искажение реальности, дезинформацию общества, да еще ведущую не к умиротворению, а к расколу. Он не ожидал "такой постановки вопроса" и даже смутился, начав что-то лепетать о жанре телеискусства. Но в следующий момент появились человек пять обычных с виду молодцов в штатском и оттерли меня от "деятеля телеискусства".

Сегодня разница с тем репортером только в том, что нынешние уже не краснеют.
А как делались телерепортажи о Чечне - и в 1995-1996 гг., и сегодня? Вот тропинка вдоль разрушенного дома, вдалеке от боя. По этой тропинке бегут какие-то люди, за ними следует камера. Камера дергается, люди выпадают из кадра, сбивается фокусировка. Все так, будто оператор, в страшном волнении, под огнем снимает реальность.

Создается мощный эффект присутствия, мы как будто вброшены в страшную действительность Чечни. Но ведь это трюк, который должен имитировать реальность! Описан во всех учебниках телерекламы и телерепортажа. Камера дергалась и сбивалась с фокуса только для того, чтобы создать иллюзию боевой обстановки.

Это дешевый прием телерепортера, манипулирующего сознанием зрителя - reality show (имитация реальности). На Западе его постоянно применяют в полицейских роликах, чтобы имитировать сфабрикованную задним числом съемку поимки бандитов или дорожной катастрофы. При этом зрителя и не обманывают, будто это натурная съемка, но сильнейшее эмоциональное воздействие от иллюзии достоверности достигается297.
Как уже говорилось, новое эффективное оpужие, откpытое психологами - соединение pекламы с "объективным" телеpепоpтажем. Пpотив обеих этих вещей по отдельности может устоять сознание, но оно беззащитно пpотив их комбинации. Потому так pезок водоpаздел между советским телевидением, отвеpгавшим это откpытие культуpологов, и демокpатическим телевидением, котоpое взяло его на вооpужение. И это воздействие таково, что те силы, котоpые контpолиpуют телевидение, могут не пpосто манипулиpовать сознанием огpомных масс телезpителей, но и на вpемя pазpушать его, как бы "отключать".

Телевидение в России стало не только злоупотреблять рекламой для "дробления" любой существенной информации, но и дало экран для рекламы предельно агрессивной и идеологизированной. Часть ее прямо содержала радикальный политический смысл, используя образы и символы советского прошлого, другая часть разрушала общекультурные символы (например, многие рекламные сообщения были построены на безобразном гротескном образе учителя). И вся реклама в целом стала агрессивным внедрением в сознание ценностей эгоизма и потребительства.

Не дай себе засохнуть!
3. В СССР и России в ходе "демократической революции" телевидение было использовано для атаки на все возможные табу и запреты - как инструмент "разрушения культурного ядра" нашего общества. После достижения первой политической цели телевидение, однако, не прекратило ударов по общественной морали. Перед ним стоит еще более крупная и длительная работа: обеспечить реформаторам "культурную гегемонию", которая необходима им для легитимации нового социального порядка. Поскольку никакой привлекательной идеологии у них нет, им приходится обращаться к нездоровым сторонам подсознания и усиливать развращение зрителя - чтобы он уже не мог оторваться от кормящего его манипулирующими сообщениями телевидения.

Так торговец наркотиками устанавливает свою гегемонию среди подростков трущоб.
Во время дебатов при подготовке передачи "Суд идет" на НТВ председатель Фонда защиты гласности А.Симонов ответил мне на этот тезис, что если людям не нравятся безнравственные передачи, они могут закрыть глаза и заткнуть уши (он привел африканскую пословицу в этом смысле). Я пояснил очевидную вещь: люди не могут обойтись без информации и вынуждены держать глаза открытыми. При той скудости информационного рациона, что установило телевидение, его политика стала разновидностью известной пытки - давать заключенному селедку, а потом кружку воды с мочой.

Не нравится - не пей. Защитник гласности обиделся и сказал, что не понимает, кто же тут селедка (думаю, что он зато прекрасно понял, что же тут моча).
Тот факт, что на телевидении работают отнюдь не порочные, культурные и интеллигентные люди, прямо указывает на целенаправленный и преднамеренный характер передач, разрушающих обыденные нормы нравственности.



Содержание  Назад  Вперед