Метод научных изысканий Прудона


Пьер Жозеф Прудон (1809-1865) - французский публицист, мелкобуржуазный экономист. Родившись в Безансоне в семье бедного кустаря, он должен был с ранних лет зарабатывать себе кусок хлеба. Из-за материальных лишений не смог закончить учебу в колледже. Усердно занимался самообразованием, рассматривал овладение наукой прежде всего как способ выбиться из нужды. Будучи сначала корректором в типографии, а потом типографщиком, он весь досуг свой посвящал чтению книг, на которые набрасывался без всякого разбора, побуждаемый лишь необузданной жаждой знаний.

На средства компаньона содержал небольшую типографию. Зрелище социальных зол живо поражало его душу. Он принялся за изучение экономических вопросов со всем пылом молодости, со всем энтузиазмом человека из народа, говорящего от имени своих братьев, и со всей безграничной верой своего удивительно искреннего сердца в победоносную силу логики и здравого смысла.

Все это отразилось в его произведениях, блещущих образным стилем и полным “вызывающей дерзости”, которую С.Бов отметил как одну из характерных черт Прудона, встречающуюся во всех его произведениях. Был лично знаком с К. Марксом (1844). К. Маркс писал: “Господин Прудон - с головы до ног философ, экономист мелкой буржуазии. Мелкий буржуа в развитом обществе в силу самого своего положения, с одной стороны, делается социалистом, а с другой - экономистом, то есть он ослеплен великолепием крупной буржуазии и сочувствует страданиям народа.

Он в одно и то же время и буржуа и народ”.
Прудон признавал, что возврата к феодализму нет. Он предлагал сохранить мелкое производство. Вся система взглядов Прудона проникнута реформизмом, враждебным рабочему классу. Прудон - противник борьбы пролетариата за свои политические и экономические интересы. Стачки рабочих объявлены им противозаконными.

Прудон поддерживал мелкобуржуазную теорию о возможности мирного переустройства общества.
Этой концепции мы будем касаться здесь, оставив в стороне идеи Прудона как философа, моралиста и государствоведа-теоретика. Последние представляют тоже немалый интерес, но они касаются нас постольку, поскольку они влияли на Прудона как на экономиста.

1.2. Метод научных изысканий Прудона..

Для теоретических конструкций Прудона характерны 1) субъективизм и идеализм; 2) игнорирование объективности экономических законов; 3) эклектицизм; 4) отрыв логического от исторического; 5) наличие абстрактных конструкций, так называемых “экономических сил“: разделение труда, конкуренция, обмен, кредит, собственность; 6) меновой подход. В политической экономии Прудон видит науку “о вечных законах разума”, рассматривает экономические явления сквозь призму идеалистической диалектики немецкого философа Гегеля. Система взглядов Прудона была подвержена разнообразному влиянию буржуазной политэкономии, утопического социализма, философии Платона, Канта. Прудон сделал попытку диалектически изложить категории политической экономии.

Однако в основе его метода лежал идеализм, субъективизм. Прудон был склонен к диалектике, он заимствовал из диалектики Гегеля язык, но остался чужд научной диалектики. У Прудона диалектика сводилась к софистическим упражнениям.

Маркс характеризовал его как “Кенэ метафизики политической экономии”, ибо материалом для исследования у него служит не жизнь общества, а догмы экономистов. Прудом как эклектик стремился заимствовать идеи у различных экономистов, философов, но в итоге оказался их “совокупной ошибкой”.
Например, экономические категории трактовались им лишь как самопроизвольные мысли, оторванные от производственных отношений. Реальную действительность он рассматривал как воплощение тех категорий, которые дремлют в сознании критически мыслящей личности. В экономических категориях игнорируется их объективное, исторически сложившееся содержание.

Игнорируя в экономических категориях их объективное содержание, Прудон полагал , что нет необходимости изменять основы экономических явлений. Всеобщее благополучие, считает он, возможно, если “экономические силы” находятся в равновесии. Игнорируя производственные отношения, Прудон ограничивает свой интерес идеей реформирования обмена, которое рассматривается вне связи с производством.

Для Прудона диалектическое движение состоит лишь в догматическом различении хорошего и дурного, а категория - это механическое соединение противоречивых свойств - дурного и хорошего. Поэтому задача сводится к тому, чтобы сохранить хорошую сторону, устраняя дурную. Прудон попытался доказать, что, устраняя отрицательные (дурные) стороны и сохраняя хорошие, возможно “улучшить”, “очистить” капитализм.

Такая чисто реформистская и реакционно-утопическая в своей сущности трактовка экономических категорий выступает при анализе вопросов о разделении труда, собственности, стоимости, кредита и др.
Разделение труда, по Прудону, имеет две стороны: хорошую, ибо оно способствует росту богатства, и дурную (ведет к росту бедности, нищеты, безработицы). Задача состоит в том, чтобы устранить дурную и “улучшить” капиталистическое товарное хозяйство.
Прудон отмечал, что частная собственность, имеет хорошую (обеспечивает независимость, самостоятельность, свободу) и отрицательную (нарушает равенство) стороны. В данном случае Прудон рекомендует устранить крупную собственность, но сохранить мелкую. Прудон совершенно не понимает диалектики мелкого товарного производства, что простое товарное производство является исходным пунктом возникновения крупной капиталистической собственности.

2. Прудон и революция 1848 г.

Рассмотрим теперь какое место занимает Прудон в истории экономических учений. Как и у всех социалистов, у него исходным пунктом является критика права собственности. Экономисты старательно воздерживались подвергать дискуссии это право, превращая таким образом политическую экономию в простую сводку “хозяйственно-рутинных навыков”. Однако и в их глазах право частной собственности есть основа нашей социальной системы и причина всех несправедливостей.

Прудон и начинает с нападок на собственность и ее защитников - экономистов.
Но как реформировать современную систему? Чем ее заменить? В этом вся трудность. Родись на 20 лет раньше, Прудон подобно многим другим, может быть, создал бы какую-нибудь утопию.

Но то, что было возможно в 1820 году, стало невозможным 25 лет спустя. Общественное мнение было уже занято самыми разнообразными социалистическими системами. Оуэн, сенсимонисты, Фурье, Кабе, Луи Блан - все они предлагали свои средства: почти все новые пути, доступные фантазии реформаторов, были испробованы раньше него.

Прудон знает обо всех этих попытках, проверяет их и заключает, что все они приводят в тупик. И вот таким образом к критике экономистов присоединяется критика социализма.
В том- то и дело, как найти выход, исправить пороки частной собственности и то же время не впасть в то, что Прудон называет “неизлечимой глупостью” социализма. Он питает инстинктивное отвращение к утопиям и не любит тех изобретателей, которые, смотря на общество как на машину, думают, что достаточно открыть какой-нибудь остроумный “трюк”, чтобы исправить все шероховатости в машине и пустить ее в ход. У него социальная жизнь есть беспрерывный прогресс.

Он знает, что нужно время для примирения сталкивающихся в обществе противоположных сил. Разрешением этой трудной задачи был занят Прудон, в то время как он готовился вступить на путь активной практической пропаганды своих идей в газетах, когда вспыхнула революция 1848 года, которая вовлекла его в гущу партийной борьбы и поторопила его обнародовать свои идеи.
Революция не застала Прудона врасплох. Но она пришла, по его мнению, слишком рано. Он очень хорошо отдавал себе отчет, что основная проблема, которую ей предстояла решить, была скорее экономического характера, чем политического. Но он не скрывал от себя, что массы народа не достаточно воспитаны, чтобы допустить мирного разрешения ее. Ведь Прудон, уподобляясь в этом отношении всем французским социалистам своего времени, грезил о мирном разрешении социального вопроса.

Он называет февральскую революцию “недоношенным ребенком”. И в одном блестящем месте в газете “Le Peuple” (“Народ”) Прудон изложил свои сетования, когда, предчувствуя приближение революции, он отдавал себе отчет в том, что ни у кого нет “ни ключа, ни здания”.
Но раз революция свершилась, Прудон не чувствовал за собой права отставать. Он критиковал резко, как никто, существующий строй. Он почитал своим долгом помочь практическому решению вопросов, неожиданно поставленных перед обществом.

В качестве журналиста он бросается в гущу борьбы. До тех пор он ограничивался указанием в неопределенных выражениях, в каком направлении он видит выход из создавшегося положения. Отдавшись революционной деятельности Прудон почувствовал необходимость облечь свои идеи в конкретную, обязательную форму.

Критика должна быть творческим началом, и он в свою очередь почти вопреки своей воле выковыривает утопию - банк обмена.

3. Теория банка обмена.
3.1 Описание концепции

Прудон дал многочисленные описания банка обмена в брошюрах, газетах, книгах, но не всегда согласные между собой. Не очень легко определить его подлинную мысль, и этим объясняется, что его так часто плохо понимали. Попытаемся все-таки резюмировать ее.

Интересные статьи



Содержание  Назад  Вперед