На целинных землях стали создавать совхозы.


Увеличился поток тракторов, комбайнов, автомашин, отправляемых на село. Из различных учреждений и научных институтов в колхозы и совхозы было направлено 120 тысяч специалистов-аграрников для оказания реальной помощи сельскому хозяйству. Была отменена практика проведения сельскохозяйственных работ по указанию “сверху”, из центра.

Теперь решение о том, где, когда и что сеять принимали в районах, но все же не сами хозяйства. Разрешенное государством право увеличивать личные подсобные хозяйства, держать в них домашний скот и птицу значительно улучшило материальное положение не только крестьян, но и жителей городов. Несмотря на то, что личные подсобные хозяйства были совсем небольшими, их продуктивность была довольно высокой.

Количество коров в личном владении составляло в 1959-1965 годах 42-55% общего поголовья в стране, свиней - 31-37%, овец - 20-22%4.
На Пленуме ЦК в феврале - марте 1954 года программа поднятия целинных и залежных земель была принята, и в том же году началось массовое освоение целины. Первыми туда были отправлены заключенные из многочисленных лагерей, а вслед за ними прибыли по комсомольским путевкам отряды молодежи. На целинных землях стали создавать совхозы. К середине 1956 года распахано и засеяно 33 млн. га новых земель в Заволжье, Оренбургской области, в Северном Казахстане, Западной Сибири, на Алтае и в других районах страны.

А всего в сельскохозяйственный оборот было вовлечено почти 42 млн. га пашни. Это позволило в значительной степени решить продовольственную проблему. Так, если в 1954 году в Советском Союзе всего было собрано 85,5 млн. т. зерна, из них 27,1 млн. т. - на целинных землях, то в 1960 году - соответственно 125,5 и 58,7 млн. т.5
Однако это новое грандиозное начинание в первые же годы столкнулось с обычной бесхозяйственностью, беспечностью. Не были построены зернохранилища, не было железных дорог, не хватало автомашин, чтобы вывозить хлеб на элеваторы. Все это требовало значительных расходов, и стоимость зерна на целине в 1954-1964 годы была на 20% выше, чем в основных зерносеющих районах.

На освоение новых земель были направлены огромные государственные ресурсы, которые забирались у традиционных зерновых районов, оказавшихся из-за этого в тяжелом положении.
В области колхозного права в марте 1955 г. новым постановлением правительства “Об изменении практики планирования сельского хозяйства” отменялся старый порядок детализированного планирования в колхозах (МТС, райисполком, колхоз). По новым правилам райисполкомы стали доводить до колхозов только общие показатели по объему заготовок и натурой, конкретное планирование своего производства стали осуществлять сами колхозы.
В марте 1956 г. Совет Министров СССР и ЦК КПСС приняли постановление “Об Уставе сельскохозяйственной артели и дальнейшем развитии инициативы колхозников в организации колхозного производства и управления делами артели”. Сами колхозы теперь могли определять размеры приусадебных участков, количество скота, находящегося в личной собственности, устанавливать минимум трудодней, принимать в артель и исключать из нее. При этом общие принципы Устава (не делимость земельного фонда колхоза и др.) оставались в силе.

С 1958 г. (после реорганизации МТС) были отменены обязательные поставки сельхозпродукции и натуроплаты, вместо них был установлен порядок закупки сельхозпродукции государством. Одновременно с этим были изменены принципы оплаты труда в колхозе: вводились ежемесячное авансирование колхозников и форма денежной оплаты по дифференцированным расценкам труда. [2, c.409-410]
Желание Хрущева побыстрее догнать Америку вело к авантюризму в центре и на местах. Повсюду создавалась видимость небывалых успехов, широко практиковались приписки, рождались “рекорды” и “почины”. В каждой области, крае, республике появились “маяки”: образцовые хозяйства (колхозы, бригады, звенья) и отдельные работники (доярки, комбайнеры), на которых следовало равняться остальным.

При этом все понимали, что для таких “маяков” созданы особые условия, что их достижения не что иное, как показуха.

Исходя из тезиса о временном, преходящем характере колхозно-кооперативной собственности, во второй половине 1950-х годов руководство страны начало проводить политику массового преобразования колхозов в совхозы, превращения колхозников-крестьян в сельскохозяйственных рабочих. Число совхозов увеличилось с 4857 (1953) до 10078 (1964). [8, c.314-315]
Одновременно стал изживаться достаточно своеобразный сектор экономики, оставшийся еще со времен нэпа - промысловая кооперация, на долю которой в 1955 году приходилось 8% всей промышленной продукции. Промартели выпускали разнообразные изделия повседневного быта, выполняли различные услуги. В 1956 году в государственную собственность переведены наиболее крупные промартели.
В 1958 году было принято решение ликвидировать МТС, а технику продать колхозам. Но так как в это же время резко поднялись оптовые цены на технику, МТС стали распродавать ее по возросшим ценам. Однако у колхозов не было средств для приобретения этой техники. Многие механизаторы, работавшие в МТС, не хотели вступать в те колхозы, чьи поля они обрабатывали, и стремились найти работу в других местах. Сельское хозяйство сразу потеряло половину квалифицированных рабочих кадров.

Эксплуатация техники в колхозах ухудшилась из-за низкого уровня обслуживания.
Поскольку поспешные “шараханья” чаще всего не давали быстрых положительных результатов, то государственные руководители частенько возвращались к прежним, привычным для них методам управления. При этом никто не хотел признаться, что все провалы советской экономики зависят не от конкретных исполнителей, а заложены внутри самой командной системы.
Всего через несколько лет после начала реформы стали “буксовать”, откатываться назад. Уже к 1959 году были изъяты многие объявленные ранее льготы. Горожанам снова запрещалось иметь в своих хозяйствах скот, который следовало продать в колхозы и совхозы.

Были введены ограничения на продажу и заготовку кормов для личных подсобных хозяйств, началась кампания против “спекулянтов” на колхозных рынках.
4. НТР и структурные сдвиги в экономике

Научно-технический прогресс после Второй мировой войны пошел такими высокими темпами, что превратился в подлинную научно-техническую революцию (НТР). В ходе революции наука стала непосредственной производительной силой общества. Среди главных компонентов НТР - широчайшее применение электроники и электронно-вычислительных машин (компьютеров), реактивной техники, ядерной энергии и квантовых генераторов (лазеров), полимерных материалов с заданными свойствами и поэтому гораздо более экономичными по сравнению с природным ми материалами, генной инженерии в биологии и многое другое. Машины в очень значительной степени заменили не только ручной, но и умственный труд человека. Индустриальная эпоха начала сменяться эпохой информационной.

НТР открыла буквально новую эру в развитии машинного производства - автоматизацию производственных процессов, что позволило неизмеримо поднять скорости рабочих процессов, ранее ограниченных возможностями человеческого организма. Автоматические линии, цеха и даже целые предприятия, стали показателем нового типа промышленного производства, где объединены согласно избранному человеком варианту работа двигателя, рабочих машин, транспортных устройств и установок по упаковке готовой продукции.
Родившись на военной стезе, НТР резко усовершенствовала военную технику. Гонка новых вооружений охватила все роды войск: сухопутные, воздушные, морские. Главным результатом явилось создание нового типа стратегического оружия: термоядерных (водородных) бомб (1955), многократно превышающих разрушительную силу атомных зарядов, и их носителей - баллистических межконтинентальных ракет (1957 г. - первый вывод ракетой в космос спутника Земли) - как стационарных (в шахтах), так и мобильных (на атомных подлодках). В 1961 г. произошло испытание советской сверхмощной водородной бомбы на Новой Земле. [4, с.96-97]
Но НТР бессмысленна без повышения реальных доходов населения: новейшая электронная бытовая техника и средства личного транспорта стали доступны широким слоям населения развитых стран. В СССР этот процесс происходил намного медленнее, поскольку основные плоды НТР поглощала милитаризация. Раздел мира на две враждебные системы имело самые негативные (прежде всего, экономические) последствия для внутренней жизни СССР. В 1952 году прямые военные расходы составляли 25% государственного бюджета, т.е. всего в два раза меньше, чем в военном 1944 году. Кроме того, на рубеже 1940-1950-х годов промышленно развитые страны приступили к внедрению в производство достижений современной научно-технической революции, и это привело их к новому, постиндустриальному этапу развития.

Советская директивная экономика, в силу ее сверхцентрализованности, отсутствия инициативы и предприимчивости в различных хозяйственных структурах, оказалась неспособной к широкому внедрению научно-технических разработок в производство (кроме военно-промышленного комплекса) и стала стремительно отставать от стран с рыночной экономикой. К тому же, эти страны стали заметно опережать Советский Союз по уровню жизни населения, по обеспечению различных демократических прав и свобод. СССР, отгороженный от всего мира “железным занавесом”, стремился не допустить “тлетворного влияния” Запада на советский народ, используя ресурсы репрессивного аппарата.

Все культурные, общественные, спортивные, личные связи с зарубежными странами находились под пристальным наблюдением соответствующих организаций. С 1945 по 1950 годы на 35% сократился внешнеторговый оборот с западными странами, что заметно сказывалось на советской экономике, лишенной новой техники и передовых технологий. [8, c.303]

Интересные записи



Содержание  Назад  Вперед