Возможность стать ближе к богу.


Мир полон таких ребят. И он очень нуждается в людях, которые могли бы переконтекстуализировать ситуации так же эффективно, как миссис Стэнли. Мне повезло недавно встретить другого такого мастера.

Его зовут Джерри Коффей. Это необыкновенный человек, который сохранил рассудок и здоровье, проведя семь лет в одиночной камере в лагере для военнопленных во Вьетнаме. Человек, который впервые слышит его рассказ, не может не содрогнуться. Однако ничего в этом мире не хорошо и не плохо само по себе, а только в нашем восприятии.

Джерри решил воспринять случившееся с ним как испытание его природной стойкости и силы, как уникальную возможность лучше познать самого себя. Как возможность стать ближе к Богу. Как нечто такое, что однажды заставит его гордиться тем, как он прожил эти годы.

В этом контексте он стал рассматривать все, что с ним происходило в лагере, как часть опыта по развитию его личности. Он вышел из лагеря другим человеком.

Он не променял бы этот свой опыт и на миллион долларов, так он утверждает.
Вспомните о самой большой ошибке, которую вы совершили в прошлом году. На вас сразу же может найти грусть при одном воспоминании о ней. Но давайте рассмотрим эту ошибку как часть приобретенного опыта.

Ведь у вас в прошлом году было гораздо больше успехов, чем неудач. Если вы рассмотрите ее таким образом, вы поймете, что из этой ошибки вы извлекли большее, чем из многих положительных дел, которые совершили в прошлом году.
Итак, вы можете казнить себя за ошибки, а можете и переконтекстуализировать этот опыт таким образом, что сосредоточитесь на том новом, чему научились. Из любого опыта можно извлечь очень много разных уроков. Все дело в том, что именно из этого опыта вы возьмете для себя в качестве содержания и на чем сосредоточи-
они согласились посмотреть на дело в таком контексте, на который указал он. Вся суть убеждения состоит в том, чтобы изменить чье-то восприятие.
В основном переконтекстуализации делаются не нами, а для нас. Кто-то другой изменяет контексты, а мы реагируем на это. Что такое, по сути, рекламная деятельность, как не громадная отрасль, единственная задача которой заключается в контекстуализации и переконтекстуализации массового сознания? Разве вы действительно верите в то, что есть что-то очень мужественное в определенном сорте пива или что-то особо сексуальное в определенном сорте сигарет?

Если вы угостите какого-нибудь аборигена сигаретой Вирджиния слимз, он не скажет: Да, в этом есть что-то сексуальное. Но рекламщики создали определенное мнение, на которое мы реагируем.

Если они видят, что мы реагируем недостаточно бурно, они придумывают новый контекст и следят за тем, как он срабатывает.
Одна из самых грандиозных рекламных переконтекстуализации за всю историю была проведена компанией Пепси-кола. С незапамятных времен кока-кола считалась самым популярным прохладительным напитком. Его история, традиции и положение на рынке казались незыблемыми. Не было ничего, что помогло бы Пепси победить Кока-колу на ее собственной территории.

Если ты конкурируешь с классиком, глупо говорить: Я еще больший классик, чем он. Люди просто не поверят.
Вместо этого компания Пепси сделала такой ход: она переконтекстуализировала те восприятия, которые уже существовали у людей. Заявив, что Новое Поколение выбирает пепси, она превратила свою слабость в силу. Пепси заявляла: Конечно, те ребята были королями, но давайте посмотрим на сегодняшнее поколение.

Разве вам нужен вчерашний продукт или вы хотите сегодняшний, свой собственный? Проводимая
фирмой Пепси реклама переконтекстуализировала традиционное превосходство кока-колы в недостаток (традиция принадлежит теперь прошлому, а не будущему). Рекламщики переконтекстуализировали статус пепси-колы как второй скрипки в преимущество.
Что же произошло потом? Кока-кола решила, что она должна играть на поле Пепси.

Она вышла в свет со своим новом продуктом под названием новая кока-кола, Теперь остается ждать и следить, сработает ли эта переконтекстуализация, совместившая в сознании людей классическую коку и новую - типа пепси. Но эта конкуренция представляет собой великолепный пример переконтекстуализации, поскольку вся борьба велась всего-навсего за имидж.

Весь вопрос сводился к тому, чья реклама прочнее укоренится в сознании людей. В этом газированном сладком напитке, который, кстати, разрушает зубы, не было никакого внутреннего социального содержания. Нет никакой особой принципиальной разницы между вкусом пепси и кока-колы.

Тем не менее, хитроумным способом изменив контекст, компании Пепси удалось добиться одного из самых замечательных рыночных успехов в современной истории.
Переконтекстуализация была в основе отпора, который получил генерал Уильям Вестморленд от телекомпании Си-би-эс, на которую генерал подал в суд за клевету, оценив свой моральный ущерб в 120 миллионов долларов. Когда Вестморленд обращался в суд, он был чрезвычайно популярен и его точка зрения относительно этого процесса вызывала симпатию населения.

Журнал Тиви гайд поместил на своих страницах статью под заголовком Анатомия клеветы. Си-би-эс, осознавая, как сложно будет выиграть процесс, обратилась к агенту по связям с общественностью Джону Скэнлону, который развернул кампанию в поддержку Вестмор-
ленда, отвлекая внимание людей от тех обвинений, которые прозвучали в телесюжете передачи 60 минут в адрес генерала и которые Си-би-эс надеялось доказать. В результате все закончилось тем, что Вестморленд забрал свое дело из суда в обмен на устные извинения, а компания Си-би-эс осталась бесконечно благодарной Скэнлону за его искусство переконтекстуализации общественного мнения.
Или возьмите политику. По мере того как в эту область проникает все больше специалистов по маркетингу и консультантов, борьба за переконтекстуализа-цию становится основной частью американской политики. Временами кажется, что это ее единственная забота.

После предвыборных дебатов между Рейганом и Мондейлом репортерам буквально не давали покоя преследования функционеров из обоих лагерей, заставлявших их придумывать для каждого слова и жеста их патронов самые выигрышные контексты. В чем причина?

Очевидно, содержание оказалось гораздо менее насыщенным, чем контекст, который они пытались навязать.
Именно Рейгану удалось добиться одной из самых искусных переконтекстуализации во время вторых дебатов. Еще во время первых дебатов был затронут вопрос о его возрасте.

Само по себе это уже было элементом переконтекстуализации со стороны его противников. Ведь люди уже знали до того, сколько ему лет, не правда ли?

Но его шаркающая походка и комментарии по этому поводу прессы переконтекстуализировали это из рядового факта в потенциальную профнепригодность. Во время вторых дебатов Мондейл выступил с комментариями, которые опять позволили считать возраст Рейгана существенным недостатком.

Люди ждали от Рейгана ответа. В своей обычной шутливой манере он сказал, что, мол, нет, не собирается он обсуждать вопрос возрас-
та, щадя чувства своего оппонента, потому что это значило бы выставить напоказ его молодость и неопытность. Так одной фразой он полностью переконтекстуа-лизировал вопрос таким образом, что он был снят с повестки дня предвыборного марафона.
Многим из нас переконтекстуализация представляется более легкой, когда мы общаемся с другими людьми, чем при общении с самими собой. Когда мы пытаемся продать кому-то свою старую машину, то понимаем, что должны построить свою рекламную кампанию таким образом, чтобы подчеркнуть все хорошее, что есть в этом автомобиле, оставляя в тени все его недостатки. Если у вашего потенциального покупателя сложился иной подход, ваша задача заключается в том, чтобы заставить его изменить свое восприятие. Однако не многие из нас задумывались о том, как переконтекстуализировать наше общение с самими собой. Предположим, что-то с нами произошло.

Мы формируем свое собственное представление об этом факте. И считаем, что с этим представлением нам предстоит жить дальше.

Подумайте, разве это не безумие?! Это как сесть за руль, включить зажигание, тронуться с места и только потом начать думать, куда же мы все-таки едем.
Нет, нам необходимо научиться вести диалог с самими собой с такой же настойчивостью и убедительностью, как и в бизнесе. Вы должны уметь контекстуали-зировать и переконтекстуализировать свой опыт таким образом, чтобы он работал на вас.

Это можно сделать даже просто путем детального размышления.



Содержание  Назад  Вперед