Плановые и фактические приросты основных макроэкономических показателей пятилетки


Приведем также таблицу, показывающую плановые и фактические приросты основных макроэкономических показателей пятилетки (1933 год в процентах в 1928 году):



































Оптимальный вариант

Фактический прирост

Национальный доход

103 (82 - отправной вариант)

62

Валовая продукция всей промышленности

130

113

Группа «А» (производство средств прои-зводства)

164

190

Группа «Б» (производство предметов пот-ребления)

106 (95 - отправной вариант)

63

Валовая продукция сельского хозяйства

55

- 18



В данной таблице представленная вся логика и результаты модели форсированной индустриализации: хотя официально было объявлено о досрочном (за 4 года и 3 месяца) выполнении первой пятилетки, фактически план выполнили только приоритетные отрасли машиностроительного комплекса.
Рассмотрим причины сложной экономической ситуации в Советской России периода первой пятилетки:
1. Невыполнение плана пятилетки по новому капитальному строительству например, объем незавершенного строительства составил 76%. Такой низкий уровень реализации инвестиционной программы объясняется прежде всего слабой индустриальной (технологической) базой советского строительного комплекса. К тому же незавершенное строительство является одним из источников инфляционного давления на экономику.
2. Преобладание экстенсивных факторов развития экономики. Невыполнение плана по созданию новых производственных фондов компенсировалось активным привлечением на рынок труда дополнительной рабочей силы (8,5 млн чел.), причем 60% новых рабочих являлись выходцами из деревни, имеющими низкий уровень экономической культуры, квалификации и адаптации к машинной технике отсюда низкий уровень производительности и организации промышленного труда (производительность труда в промышленности за пятилетку увеличилась на 28% вместо 110% по плану).
3. Структурная несбалансированность народного хозяйства вследствие гипертрофии приоритетного развития отраслей тяжелой промышленности. В экономике страны в период первой пятилетки возникли серьезные межотраслевые, межрегиональные и воспроизводственные диспропорции, которые инерционно сохранились на протяжении всей советской экономической истории. В свою очередь, нарушение хозяйственного равновесия приводило к неравномерности развития экономики, к «скачкам» экономической динамики.
4. Невыполнение плана пятилетки по развитию социальной сферы экономики: во-первых, постоянная «перекачка» ресурсов из фонда потребления приводила к тому, что большевики всегда финансировали социальные программы по так называемому «остаточному принципу»; во-вторых, кризис отраслей сельского хозяйства и легкой промышленности привел к острому дефициту товарного рынка и, как следствие, введение карточной системы распределения продовольственных и потребительских товаров; в-третьих, для финансирования тяжелой промышленности использовались крупномасштабная денежная эмиссия (в 1933 году денежная масса в обращении составила 8,4 млрд руб.), что привело к серьезной инфляционной ситуации и росту оптовых и розничных цен (на 250-300%). Поэтому в период первой пятилетки правительство вынуждено было проводить дефляционную (снижение инфляции) политику: поскольку большевики принципиально не могли сдерживать инвестиционный спрос в экономике, они использовали метод ограничения потребительского спроса населения, воздействуя на уровень их номинальных и реальных доходов.
Таким образом, в период первой пятилетки в обществе возникла напряженная социальная ситуация и недовольство значительной части населения большевистской концепцией «социальных жертв».
5. Формирование административно-командного хозяйственного механизма. В годы первой пятилетки правительство провело четыре хозяйственные реформы: управленческая утверждение административной системы управления, основанной на директивном плановом распределении ресурсов и продукции; тарифная переход от нэповского рынка труда к административному регулированию тарифных отношений (тарифная сетка, ставки, разряды, нормы выработки для рабочих, оклады для инженерно-технических работников), хотя при этом большевики отказываются от уравниловки в системе оплаты труда; налоговая вместо 63 различных налогов и платежей в бюджет в нэповский период вводятся два основных вида: налог с оборота и отчисления от прибыли предприятий; кредитная демонтаж нэповской банковско-кредитной системы: ликвидация коммерческого кредита и вексельного обращения, акционерных банков, фондовых бирж, замена банковского кредита государственным централизованным финансированием.

Таким образом, к концу первой пятилетки полностью сформировалась сверхцентрализованная, командная экономическая модель, которая с определенными модификациями просуществовала в Советской России до конца 1980-х годов.

6.3 Коллективизация сельского хозяйства: причины, методы и социально-экономические последствия
Радикальное влияние на развитие советской экономики в период первой пятилетки и вообще в 30-е годы оказал процесс принудительной коллективизации сельского хозяйства. В первую очередь необходимо рассмотреть причины отказа большевиков от реализации первоначального варианта проведения коллективизации сельского хозяйства, заложенного в плановую модель первой пятилетки. Можно напомнить основные аспекты данного варианта: доля коллективных хозяйств планировалась на уровне 20%, но предполагалась их высокая товарная эффективность; ориентация на мотивированные нэповскими методами крестьянские хозяйства, совхозную экономику и кооперативный сектор («кооперативная коллективизация»); подготовка юридических, финансовых, организационных и технических условий для постепенной коллективистской перестройки крестьянских хозяйств на добровольных принципах.
Непосредственной причиной для изменения большевиками первоначальной коллективистской программы явился аграрный кризис 1927 1928 годов, который формально проявился как хлебозаготовительный кризис: государство традиционно не смогло выполнить план закупок хлеба у крестьян, но фактически данный кризис имел макроэкономических характер, т.е. оказал негативное влияние на систему аграрных рынков и обострил структурный дисбаланс между промышленным и сельскохозяйственным секторами экономики. Данный аграрный кризис объясняется следующими причинами:


  1. Традиционная для российского сельского хозяйства ситуация: засуха и неурожай 1927 года.

  2. Низкая товарность колхозной и совхозной аграрной продукции: например, в 1927 году на долю крайне неэффективных колхозов и совхозов приходилось всего 7% товарной продукции сельского хозяйства.

  3. Резкое снижение товарной продукции зажиточных крестьянских хозяйств: например, если в период столыпинской реформы сельская буржуазия производила 45% товарной аграрной продукции, то в 1927 году их доля снизилась до 20%, что объясняется, с одной стороны, социальной ориентацией правительства на приоритетную поддержку экономически слабых бедняцко-середняцких хозяйств (так называемый «культ бедноты»), а с другой проведением политики сдерживания развития хозяйств зажиточных крестьян (политика «ограничения» кулачества).

  4. Неблагоприятная для крестьянских хозяйств сложившаяся на рынке ценовая и товарная ситуация. Проводимая правительством ценовая политика «ножницы цен» - привела к неэквивалентному товарообмену между городом и деревней: низкие закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию не компенсировали затраты на ее производство и не позволяли крестьянству покупать по высоким ценам необходимые промышленные товары. Поэтому вполне логической была экономическая позиция крестьянства: снижение товарности крестьянских хозяйств, их рыночной ориентации (например, в 1927 году они потребляли до 85% своей продукции фактически возврат к натуральному хозяйству); сокращение посевных площадей и изменение их структуры; вплоть до сознательного срыва хлебопоставки государству.


Ситуация хлебозаготовительного кризиса, в свою очередь, повлекла за собой невыполнение экспортно-импортной программы и резкое сокращение валютных доходов от экспорта зерна за границу, а для реализации программы форсированной индустриализации большевикам необходимы были крупномасштабные закупки импортного промышленного оборудования.
Таким образом, логика форсированной индустриализации привела к осуществлению на рубеже 1920-х - 1930-х годов варианта принудительной, ускоренной коллективизации сельского хозяйства для насильственного изъятия у колхозов аграрной продукции в пользу гипертрофированного развития тяжелой промышленности.
С точки зрения экономического анализа большевистская программа всеобщей коллективизации сельского хозяйства имела два основных аспекта:


  1. Форсированное формирование в деревне насильственными методами колхозной системы. О противоречивости данного процесса говорят показатели динамики темпов проведения коллективизации: ноябрь 1929 г. 8 % коллективных хозяйств; март 1930 г. 58%; июнь 1930 г. 24%; 1931г. 53%; 1932 г. 62%; 1934 г. 72%; 1937 г. 93%; 1940 г. 97%. Обращает на себя внимание период своеобразной «деколлективизации» с марта по июнь 1930 года, когда наблюдался массовый выход крестьян из колхозов: во-первых, в марте 1930 года руководство страны вынуждено было признать высокие темпы и насильственные методы образования колхозов, а во-вторых, сначала сыграл свою роль фактор крестьянской общинной психологии, но затем крестьяне поняли отличие общины от обобществленной колхозной структуры; отметим, что после 1930 года большевики пошли все-таки на более умеренные темпы коллективизации.


Интересные записи



Содержание  Назад  Вперед