Кредитная кооперация важный компонент рыночных отношений.


И наконец, третий комплекс задач включал меры по развитию посреднических и комиссионных операций. “Трудно представить,  отмечалось в докладе правления,  какое количество дубликатов, разных квитанций и других документов на товары отправляется и сдается в частные банки на комиссию и какое огромное количество векселей оплачивается кооперативами в частных банках; все эти суммы проходят мимо кооперации, в то время когда эти средства могли бы быть направлены на удешевление кредита для самих кооперативов. С открытием действий МНБ все расчеты кооперативных учреждений и лиц, причастных к кооперативам, должны быть сосредоточены в банке и у его корреспондентов”.
С началом работы трудностей у МНБ не убавилось. Сказывалась слабая финансовая база большей части кооперативов, их разобщенность, низкий уровень союзной организации, особенности функционирования кредитных учреждений на денежном и товарном рынках, связанные с недостаточным развитием вексельного оборота. К тому же учреждение кооперативного банка вызвало крайнюю настороженность, а затем и прямую враждебность к нему Министерства внутренних дел.

И такая позиция последнего имела под собой определенные основания.
К этому времени в руководстве кооперативным движением все большую роль начинают играть представители буржуазно-либеральных и либерально-народнических политических направлений. На съездах, в кооперативной печати все чаще и отчетливее проявлялись оппозиционные настроения, критика правительственной опеки над кооперативами, требования разработки нового кооперативного законодательства.
Несмотря на трудности объективного и субъективного характера, МНБ удалось в первый же год развернуть свою деятельность и территориально даже выйти за рамки центральных районов страны. И хотя банк формально был поставлен под контроль Министерства финансов, вся его деятельность была направлена “на сохранение кооперативных принципов и осуществлялась в интересах кооперации”.
Так, все средства МНБ употреблялись на операции с кооперативными учреждениями, которым принадлежало две трети мест в совете банка. Возможность спекуляции акциями банка исключалась, поскольку они были именные и не котировались на бирже. Организация кредитных и посреднических операций МНБ почти ничем не отличалась от таковой в частных коммерческих банках. Это обстоятельство, а также тесная связь МНБ с частным капиталом указывает на то, что в условиях капитализма кооперативный банк является капиталистическим предприятием. Отличие его заключалось в том, что МНБ проводил операции только с кооперативами и, следовательно, всегда имел свою широкую и все увеличивавшуюся клиентуру.

Кроме того, МНБ стал создавать систему кооперативного кредита, перераспределяя свободные средства одних кредитных кооперативов другим, которые в них нуждались.
К концу 1914 г. капитал банка за счет дополнительного выпуска акций был увеличен до 2 млн руб., быстро росли и объемы проводимых операций  привлеченные частные вклады и займы составляли примерно 5 млн руб., а сумма предоставленных кредитов возросла до 20,5 млн руб. МНБ кредитовал кооперативы почти всех крупных регионов, но наиболее тесные связи имел с Новороссией, Юго-Западным краем, Кавказом и Сибирью.
Помимо финансирования кредитной кооперации МНБ производил по поручению кооперативов покупку товаров, необходимых для ведения хозяйственной деятельности, а также продажу продуктов их производства. Этой посреднической деятельностью занимался Торговый отдел банка, объединивший разрозненные операции отдельных кооперативов.
У потребительской кооперации подобные функции выполнял Московский союз потребительских обществ (МСПО). Поэтому с целью предотвращения конкуренции и для разграничения деятельности между МНБ и МСПО было заключено соглашение, по которому право закупок товаров потребительского назначения для всех видов кооперативов предоставлялось МСПО, а производительного назначения  МНБ. Кроме того, сбыт произведенной кооперативами продукции и установление связей с зарубежными рынками также возлагались на МНБ.
С началом первой мировой войны Торговый отдел банка превратился в своеобразный торговый центр для кредитных кооперативов, сельскохозяйственных товариществ и их союзов. По инициативе банка были созданы такие мощные экспортно-сбытовые объединения, как “Кооперативное зерно”, “Центральное товарищество плодоводов и огородников” и др. В итоге МНБ стал связующим звеном между кредитной и сельскохозяйственной кооперацией России. Через два года этот банк имел уже 15 отделений, в том числе два заграничных  в Лондоне и в Нью-Йорке.

В 1917 г. в Киеве был учрежден второй аналогичный банк  Украинский кооперативный банк.
Октябрьская революция кардинальным образом изменила ситуацию, так как МНБ оказался единственным банком, не подлежащим национализации. Ликвидация частных банков вызвала мощный приток капиталов в МНБ, но это продолжалось недолго, и в конце 1918 г. банк был национализирован.

Анализ деятельности кредитной кооперации в России во второй половине XIX начале XX в. позволяет сделать следующие выводы.
Кредитная кооперация  важный компонент рыночных отношений. Она возникает и получает развитие тогда, когда в сферу этих отношений начинают втягиваться широкие слои населения, когда у значительной его части возникает потребность в объединении своих усилий для повышения в условиях рыночной конкуренции эффективности своей предпринимательской деятельности. Масштабы вовлеченности мелких производителей в этот процесс расширяются по мере развертывания и углубления рыночных отношений.

Не случайно возникновение кредитной кооперации в России совпало с экономическим прогрессом реформы 1861 г., а пик в ее развитии  со временем столыпинской аграрной реформы.
К началу первой мировой войны в стране сложилась достаточно разветвленная и многосубъектная система кредитных кооперативов, обеспечивавшая мелких производителей широким спектром кредитных и иных банковских услуг. К 1914 г. по количеству кредитных кооперативов Россия занимала второе место в мире после Германии, а по числу беспаевых кредитных товариществ  первое. В кредитной кооперации к 1917 г. было задействовано (в различной форме) около трети населения страны.
Важным фактором, способствовавшим быстрому развитию российской кредитной кооперации, была политика государства, видевшего в ней средство повышения хозяйственной активности мелких производителей и расширения внутреннего рынка, увеличения в итоге платежеспособности населения прежде всего в фискальных интересах, путь к поддержанию и сохранению “социального мира”. Почти во всех странах Запада на том или ином этапе формирования кредитной кооперации государство активно вмешивалось в этот процесс, субсидируя кредитные учреждения и так или иначе регламентируя порядок их деятельности. Но только в России в течение длительного периода времени государство выступало практически единственным источником средств для кредитных товариществ.

Финансирование кредитной кооперации осуществлялось государством по трем основным каналам  из средств Государственного банка, Управления по делам мелкого кредита и Государственных сберегательных касс.
Участие Государственных сберегательных касс в финансировании кредитных кооперативов  то есть часть народных сбережений шла на развитие, по сути, народного кредита  является еще одной отличительной чертой российской кооперации. Государственные сберегательные кассы выделяли на эти цели 10% ежегодного прироста денежных вкладов, что за период 19091915 гг. составило 78,9 млн руб.
Конечно, царское правительство, выделяя кредитной кооперации средства, официально устанавливало над ней контроль через Управление по делам мелкого кредита, которое получило право ревизовать деятельность кооперативов с применением всех мер воздействия, вплоть до смещения должностных лиц. Это не могло не сказываться отрицательно на развитии кредитной кооперации, и она вела тяжелую изнурительную борьбу за свою независимость. В этой борьбе верх одержала кредитная кооперация; несмотря на все меры воздействия на нее со стороны государства, включая и политические, она сумела сохранить кооперативную сущность системы. Вся ее внутренняя деятельность осуществлялась на кооперативных принципах.

На этих же принципах строились и финансовые отношения с государством.
Финансовые взаимоотношения кредитной кооперации и государства оказались выгодными обоим партнерам. Так, за 1872-1911 гг. Государственный банк получил по операциям мелкого кредита 5,6 млн руб. прибыли, потеряв убытков всего 0,4 млн руб., или 6% от прибыли. Общие же потери Госбанка за 18951910 гг. составили 20% к полученной прибыли.

Следовательно, кредитная кооперация оказалась в три раза более исправным плательщиком, чем другие клиенты Государственного банка.
С началом нового века, особенно в предреволюционные годы, происходило падение, причем довольно быстрыми темпами, удельного веса займов (средств, которые брались по инициативе самих кооперативов или их союзов) государства и земств в оборотных средствах кредитной кооперации. Так, на 1 января 1915 г. удельный вес государственных займов составил у ссудо-сберегательных товариществ примерно 5,7%, у кредитных кооперативов  22,5%; земских займов  соответственно 2,7 и 8,4%. В течение последующих лет эти показатели сокращаются более чем в два раза: на 1 января 1917 г. госзаймы составили 3,1 и 9,1%, земские средства  1,1 и 3,2%.

Приведенные данные свидетельствуют не о том, что государство и земства отвернулись от кредитной кооперации, а о том, что нужда в таких займах уменьшилась, так как накопление собственных средств и приток вкладов обеспечивали потребности кооперативов в капиталах. Более того, вся система кредитной кооперации и особенно Московский народный банк стали располагать избыточными средствами и искали сферы их приложения. Одной из таких сфер явились торговые операции, получившие наиболее широкое развитие в деятельности МНБ.
Первый кооперативный банк, Московский народный, стал не только крупнейшим источником финансирования кооперации, но и мощным аккумулятором частных вкладов. За период с 1 января 1915 г. по 1 января 1918 г. сумма вкладов в МНБ увеличилась в 35 раз (достигнув астрономической суммы  933 млн руб.), в то время как общая сумма вкладов в Государственный банк и частные банки возросла только в 3-4 раза, что свидетельствовало о высокой степени доверия к кредитной кооперации и ее финансовому центру. Привлеченные вклады, по существу, и стали основным источником ссудных и торговых операций Московского народного банка.
Обобщенный предшествующий опыт позволяет в целом оптимистически оценивать возможность возрождения кредитной кооперации в России в современных условиях. Основанием для этого служит исторически доказанная жизненность и эффективность кредитной кооперации, что укрепляет убежденность автора в том, что корни этого движения в какой-то мере сохранились в сознании и образе действий части российских предпринимателей. Всплеск кооперативного движения в конце 80-х годов нынешнего столетия, несмотря на все его изъяны и пороки, также свидетельствует об этом.
Литература
...
6. Евзлин З.П. Организация и техника кредитных кооперативов. Л., 1925.

С. 29-30.
7. Банковское дело в Москве. 1995. № 12. С. 51-52.
8. Антонов Н.Г., Пессель М.А. Денежное обращение, кредит и банки. М., 1995.

С. 52.
9. Анциферов А.Н. Московский народный банк. М., 1917. С. 4.
10. Труды Первого Всероссийского съезда деятелей по мелкому кредиту и сельскохозяйственной кооперации, состоявшегося в С.-Петербурге 11-16 марта 1912 г. Спб., 1912. С. 25.
11. Русское слово. 1911.

26 октября.

* Окончание статьи. Начало см. в “Вестнике Финансовой академии” № 297.
* Здесь и далее цифра указывает на источник или примечание в конце материала.

Интересные записи



Содержание  Назад  Вперед