Шарко и его школа


Шарко и его школа развернули широкую дискуссию с представителями нансийской школы о сущности гипноза. В противоположность нансийской, школа Шарко считала, что гипноз представляет собой явление ненормальное.

По мнению Шарко и его сотрудников, гипноз весьма сходен с проявлениями истерии (мышечные судороги, восковидная гибкость тела). Поэтому настоящий гипноз - все три стадии - по мнению Шарко, может быть вызван у людей с наклонностью к истерии, а вернее всего - у больных истерией.

Шарко считал, что гипноз является одной из разновидностей истерии и подобно истерии, возникает как следствие у развития болезненного состояния, вызванного нервными потрясениями, "нервным шоком". Спор между учеными вылился в пылкую дискуссию, в которую включились широкие круги исследователей.
Исторически победителями в споре двух прославленных школ, по признанию большинства специалистов, оказались нансийцы, хотя упрек в односторонности заслужили в равной мере и те, и другие.
Говоря о роли различных школ в выработке воззрения на гипноз, а также о периодически возрастающем и периодически уменьшающемся интересе общества к этой проблеме, нельзя не сказать о роли отдельных ученых, посвятивших себя гипнологии
Период упадка гипноза начинается после смерти Шарко. Чтобы охарактеризовать период, можно сказать, что журнал "Экспериментальный и терапевтический гипнотизм" , выходивший под этим названием с 1886 по 1889 г., с 1890 г. стал называться "Журналом гипнотизма и физиологической психологии", с 1909 по 1914 г. - "Журналом психиатрии и прикладной психологии", а с 1922 по 1934 г. он выходил под названием "Журнал прикладной психологии".
Научная мысль продолжает добиваться познания сущности гипноза. Эта проблема занимает умы ученых не только Франции, но и многих других стран мира.

Возникают теории Льюиса и ряда других авторов, работающих в разных направлениях.
Обобщив опыт Барнгейма, Шарко, Рише, Льюис открыто заявил о полной неспособности современной отсталой физиологии дать какой бы то удовлетворительный ответ на вопрос о природе гипноза.
Действительно, даже крупнейшие ученые Европы в ту пору не могли дать правильного, исчерпывающего объяснения сущности гипноза.
Размышляя на эту тему можно сказать, что объяснение природы гипноза зависит от НТР, то есть чем глубже мы проникнем в тайну клетки, поймем ее взаимодействие со всем организмом, тем больше будем знать об этом явлении. Эти перспективы вполне реальны прежде всего на основе так называемой неинвазивной техники.
Ядерно-магнитно-резонансная и позиционно-эмиссионная томография позволят получить сведения о биохимических перестройках к мозгу по время гипноза, при изменений его глубины, при реализации различных видов деятельности, в том числе творческой, и процессов памяти.
А. А. Ухтомский
Внедрение в клиническую практику изучения мозга функциональной томографии открывает возможность огромных дальнейших изучений живого мозга человека и животных. Результаты этого этапа развития науки трудно переоценить.
Однако следует подчеркнуть, что наиболее полноценные знания о механизмах мозга могут быть получены при интеграции результатов, полученных при использовании неинвазивных и инвазивных приемов, прежде всего вживления электродов.
Много лет знаменитый немецкий физиолог Рудольф Гейденгайн (1834-1897) посвятил физиологическому изучению гипноза и ближе всех подошел к истине. В результате экспериментальной практики он пришел к догадке, что гипноз связан с состоянием, в котором подавляется сознание, засыпает человеческий разум.

Этот сон возникает в состоянии утомления корковых клеток моторными раздражителями слухового, зрительного, тактильного анализаторов.
Такую точку зрения, скорее, надо назвать проницательной догадкой, так как в ее основу не было положено экспериментальное обследование, как это будет впоследствии иметь место в работах школы И.П. Павлова, но, тем не менее, умалять заслуги Р. Гейденгайна нельзя хотя бы потому, что он, безусловно, оказал влияние в этом вопросе на самого И.П. Павлова, в то время молодого врача, проходившего стажировку в его лаборатории.

23 октября 18-97 г. И.П. Павлов, в речи, посвященной памяти Р. Гейденгайна, перечисляя его заслуги, особо выделил его вклад в изучение гипноза и произнес слова, характеризующие его собственное отношение к этой проблеме: "Гейденгайн одним из первых наряду с Шарко указал, что область гипноза есть область глубокого реального смысла и высокого научного значения".
Однако после открытий, исследований и предложений сохранялись резко отрицательное отношение к гипнозу некоторых крупных специалистов в области медицины.
Так, Э. Дюбуа-Реймон считал внушенное гипнотическое состояние близким к помешательству, а Г. Гельмгольц рассматривал его как "фокус", не имеющий никакого отношения к медицине.
Для характеристики так называемого физиологического направления ограничимся изложением теории Рише. Она опирается на учение Броун-Секара (Brawn-Sequard) об ингибиции. Под ингибицией подразумевали то свойство нервной системы, вследствие которого раздражение одной его части ведет к прекращению деятельности других.

Например, раздражение блуждающего нерва вызывает остановку сердца, раздражение верхнего гортанного нерва - прекращение дыхания; раздражение языкоглоточного нерва парализует сосудодвигательные нервы языка и пр. Рише сформулировал пять положений физиологической теории гипнотизма:
1. Слабые раздражения различной природы могут прекращать прямым путем или рефлекторно деятельность нервных центров.
2. Слабые раздражения различной природы (зрительные, слуховые, осязательные) могут останавливать деятельность психических центров и вызывать состояние автоматизма всех степеней - состояние сомнамбулизма.
3. Легкость, с которой производят тормозящие действия, возрастает с каждым опытом
4. Состояние отсрочки или остановки действия вызванное в нервных центрах задерживающим рефлексивным действием, может быть, в свою очередь, отсрочено слабым раздражением
5. Состояние сомнамбулизма, вызванное задерживающим слабым действием, может быть прекращено другими слабыми задерживающими действиями обычною порядка.
Конечно, это объяснение нельзя считать удовлетворительным. Слово ингибиция употребляется для выражения сложных явлений, лишь прикрывая неведение.

Вообще, приведенные положения не столько объясняют, сколько называют явления.
Ученик Шарко Пьетр Жане (Janet, 1859-1947), в 1919г. в связи с этим в труде "Психологические размышления" ("Meditations psychologiques") писал, что психологические феномены очень сложны и требуют тонкого исследования
Большого внимания также заслуживают работы психиатра Краффт-Эббинга (Krafft-Ebing, 1840-1902) "Экспериментальное исследование в области гипнотизма", швейцарского психиатра и невропатолога Августа Фореля (August Henri Forel, 1848-1931) "Гипнотизм или внушение и психотерапия", шведского психотерапевта Отто Веттерстранда "Гипнотизм и практическое применение в практической медицине".
Через дымку таинственности к научному подходу
Часть III
И. П. Павлов
Опыты чешского физиолога И. Чермака, немецкого физиолога В. Пейера, а также оригинальные работы и эксперименты русского физиолога В.Я. Данилевского приблизили разгадку сущности гипноза.

Эти ученые доказали, что явления гипноза могут быть вызваны и у животных. Подобные факты были известны уже давно, но объяснение им давалось абсолютно неправильное. Еще в 1646 г. в труде "Чудодейственный эксперимент с воображением курицы" ("Experimentum mirabile deimagionatione gallinae").

Антанасиус Киршер (Kirscher) опубликовал сообщение о своем "чудесном" эксперименте, суть которого заключалась в следующем: курица укладывалась на бок и удерживалась в таком положении до тех пор, пока не успокаивалась, затем мелом проводилась черта возле самой головы курицы, отпущенная курица сохраняла приданное ей положение и долго лежала не шевелясь, словно погруженная в глубокий сон.
Этот опыт с "заколдованной" курицей Киршер объяснял тем, что курица считает меловую черту веревкой, удерживающей ее на боку, и, понимая бесполезность сопротивления, не встает.
Более, чем через два столетия, Иоган Чермак (Johan Nepomak Czermak, 1828-1879) вызвал подобное состояние у кур и гусей, раков, мелких певчих птиц и уток не только таким же способом, но и иными приемами.
Опыты по гипнозу животных проводил и немецкий физиолог В. Пейейр, который молниеносно придавал кроликам, морским свинкам и птицам неудобное положение и удерживал их в нем. При этом ученый отметил у животных не только восковидную гибкость мышц, которая позволяет придавать им нелепые позы, но и полную потерю чувствительности.
'Коренной переворот в понимании проблемы взаимосвязи организма и окружающей среды, в создании прочного фундамента науки о рефлекторных принципах работы мозга связан с именем выдающегося русского ученого И.М. Сеченова (1829-1905), который стал первым, кто осознанно вторгся в таинственный мир человеческой психики.
Учение Сеченова о рефлексах головного мозга было поистине "гениальным взмахом русской мысли", открывающим широкую дорогу для дальнейшего объективного физиологического изучения психологических процессов. Согласно И.М.

Сеченову, "все акты сознательной и бессознательной жизни по способу происхождения суть рефлексы".



Содержание  Назад  Вперед