Переживание совести


полета она нашла определение цели жизни, оставалось неизменным. Сейчас она обучает летать.
О своем пути на вершину горы 59-летняя домашняя хозяйка сообщает: “В первый раз я встретила молодого серьезного человека в длинном платье монаха. Но мы не говорили друг с другом.
Во второй раз я опять встретила его и вдруг поняла, что он был моим сыном, которого я потеряла 27 лет назад в возрасте 6 месяцев.
Он поднял свои руки, как будто хотел защититься от меня. Я уклонилась и пошла, рыдая, вниз.
Даже когда образ был удален, я плакала и была так потрясена, что с тех пор больше я не отправляюсь в путь на вершину горы”.
4) Переживание совести. Всем участникам советуется на вершине горы употребить формулу: “Я смотрю вокруг себя: увижу ли я жилище отшельника, я стремлюсь с ним поговорить”.
Почти всем без исключения при употреблении этой формулы удаются встречи с мудрым отшельником, который служит воплощением совести-Он всегда умеет дать совет в трудных жизненных вопросах, и его ответы соответствуют законам психотерапевтических консультаций, особенно, когда он задает вопросы: “Зачем ты заранее строишь планы? Подожди лучше, и ты сам узнаешь, что делать”.
Другой ответ звучал: “Не задавай так много вопросов, лучше подумай”. Еще один:
“Что сейчас важнее, краткое облегчение сейчас или жизненный план на будущее?”
Одной 40-летней женщине в трудной критической ситуации отшельник предложил меблированную комнату рядом со своим жилищем для того, чтобы, если ей потребуется, она могла бы его легко найти. Это ее значительно .
успокоило 53-летний врач часто видит немного ниже крутого склона вершины горы хижину отшельника, иногда из красного камня, иногда окрашенную белой краской. Вблизи можно видеть отшельника, но лицо его закрыто. “Во время моего последнего посещения он стоял, спрятавшись за стеной, заставил меня встать на колени, положил мне свои руки на голову и медленно и четко произнес приветствие как благословение: “Мой мир я даю вам, я вам оставляю мой мир...”
Из его слов и из того, что у него закрыто лицо, я заключаю, что отшельник не кто иной, как сам Иисус”.
Значительные трудности при психоаналитическом лечении заключаются в угрожающей, часто трудно устраняемой зависимости пациента от своего аналитика. Основная задача терапии заключается в том, чтобы привести пациента к зрелости внутренней самостоятельности.
Пространственное представление выси с образом отшельника в аутогенной имагогике, согласно имеющемуся опыту, лучшим образом решает эти задачи.
Пациенты вместо того, чтобы спрашивать своего аналитика, учатся спрашивать отшельника, т. е. прислушиваются к голосу своей совести.
Аналитик не может избавить их от проблемы “что делать?”. Слишком часто несамостоятельные пациенты обращаются с этим вопросом к своему врачу, в особенности, если речь идет о решениях морального свойства.
Например: “Можно ли мне принять приглашение моего жениха на совместную поездку?” Очевидно, самый правильный и самый простой ответ будет: “Спросите вашего отшельника, что он вам скажет”.
Научное изучение совести так же, как и
психология религии, находит в этом методе чрезвычайно объективное и плодотворное средство.
Удаление образов происходит, как и во время путешествия на дно моря, не менее тщательно. Относительно проста формулировка пути с горы:
“Я постепенно избавляюсь от своих переживаний и совершенно спокойно, шаг за шагом иду обратно”. Или другой вариант: “Я спокойно спускаюсь, шаг за шагом, вниз к подножию горы”.
Если используется подъем при помощи образа воздушного шара, то формула звучит так: “Шар медленно и мягко опускается туда, откуда взлетел”.
Берта советует еще мысленно проделать путь от площадки к настоящему месту пребывания, например во врачебную обстановку. Затем следует тщательное удаление образа со счетом до 6 и окончание упражнений: “Руки напрячь, глаза открыть”.
Значительного различия между двумя этими способами возвращения не выявлено.

В заключение цитирую впечатления 60-летней домохозяйки, которые делают наглядным ценность представления о вертикальном направлении: “В глубину или на вершину горы я попадаю, обладая чрезвычайной силой, это как бы натиск вверх или вниз, в зависимости от того, какое я выбираю направление. Это так, как будто меня тянут вверх или вниз, дыхание делается очень глубоким, и через продолжительное или краткое время я чувствую мысленно, что я нахожусь в волшебном состоянии, где я переживаю абсолютную тишину или глубокое молчание.
Вся жизнь идет тихо и воспринимается как бы издали. Прямое усилие попасть в это состояние скорее чувствуется как препятствие, но если его
однажды достигнешь, то в нем можно остаться сколько угодно.
В глубине я встретила жемчужину, а на вершине “старого мудреца”. Это значит, что в жизни я хочу найти жемчужину самое ценное в нас, и развить это, а встречаясь с мудрецом, я хочу познать мудрость жизни и реализовать ее.
Таким образом, у меня две задачи, для которых одной жизни, очевидно, не хватит”.
Для научного изучения аутогенной и гипнотической имагогики было бы очень важно иметь полностью заполненные анкеты и протоколы, а также наблюдения после курса. Аутогенная има-гогика, в соединении с представлениями о направлении вверх или вниз, представляет собой один из важных методов в самогипнозе для самопроявления и внутренней гармонизации пациентов, независимо от направления лечения в будущем.
Надо признать, что существенных различий в психофизиологической природе аутогенной тренировки и самогипноза нет. Достаточно сказать, что И. Г. Шульц, основатель аутогенной тренировки, разрабатывал ее как систему самогипнотических воздействий и, лишь публикуя соответствующее руководство (1932), дал своему методу название, которое приобрело широкую популярность и в наше время.
Не исключено, что этот факт был связан с тем, что слово “гипноз” в то время частью населения воспринималось весьма отрицательно. В этом проявлялись и отзвуки мнений парижских ученых во главе с Шарко о том, что гипноз болезненное явление, родственное истерии. Хотя последующими многочисленными исследованиями эти взгляды были уверенно опровергнуты,
.недоверчивое и даже настороженное отношение к слову “гипноз” оставалось. Этим, видимо, и объясняется появление термина “аутогенная тренировка”, обозначающего обычное явление самогипноза.
В основе аутогенных тренировок и самогипноза лежат одни и те же психофизиологические механизмы, но в литературе искусственно выделяются различные методы как самостоятельные.
Именно поэтому существует столько разных названий, а центральные механизмы самопрограммирования одни и те же.
Аутогенная тренировка не является единственным путем к внутреннему переживанию образов, но ей присущи некоторые особенности, которые станут очевидными в сравнении с другими методами переживания образов, которые кратко описаны ниже.
Видение в кристалле
А. Бине и П. Жане в 1922 году разработали метод, с помощью которого на протяжении длительного времени рассматривается блестящий предмет, например, стакан, кристалл и т. п. Часто стихийно появляются небольшие, довольно четкие, часто цветные образы.
Эйдетическим талантом Иенш (1926) назвал способность восприятия объективно уже не существующего предмета в виде “видимого образа”, преимущественно зрительного, гораздо реже акустического и т. д. Эти видимые образы, согласно схеме Ясперса, которую приводит Иенш, находятся между восприятиями и представлениями, но все же ближе к восприятиям.
В отличие от последовательных образов, которые может вызвать любой человек посредством
фиксации предмета, при возникновении видимых образов решающим становится участие эмоций при внутреннем рассматривании. Видимые образы можно подталкивать к самопроизвольным действиям.
В отличие от последовательных образов, видимые образы могут сохраняться много минут.
Здесь мы не будем останавливаться на учении о типах, которые Йенш выводит из своих наблюдений.
Экспериментальное кататимное переживание образов (управляемая эффективная образность)
По X. Лейнеру (1954), из образов фантазии вырастают колеблющиеся или фиксированные образы, осознанное вызывание которых служит терапевтическим целям, которое может быть расширено в “режиссированную драму символов”. Значительные терапевтические результаты достигаются и без психоаналитической переработки, тем самым может быть облегчен психоанализ.
Фракционный активный гипноз
В 1949 г. Э. Кречмер описал примыкающее к аутогенной тренировке “мышление в потоке образов” в самогипнотическом состоянии. Продолжительная интенсивная конвергенция глаз при этом лучше, чем при аутогенной тренировке, углубляет гипноидное состояние и делает возможным переживание образов и применение “лейтпредложений в форме лозунгов” (формул намерений по И. Г. Шудьцу).
Гипноанализ М. Нахманзон в 1925 и 1928 гг. (частично основываясь на казуальном анализе Оскара Фогта и на гипнотическом самосознании Констаама) советовал образно пережить в гипнотическом состоянии сновидения, при этом можно узнать дальнейшие подробности, понять связи и значение их. Также и Тучек описывал, вслед за Хохе, под названием психокатарсиса “живое, подобно восприятию переживание образов”, которое можно вызвать усилием умственной активности, в то время как Хохе описывал “фантастические образы на темном фоне”, которые он назвал фосфенами.
Они возникают без адекватного раздражителя в отличие от “безоптических проявлений” (Хохе), которые возникают вследствие нажатия на глазные яблоки.



Содержание  Назад  Вперед