Но неожиданно с севера прорвались армии ассирийцев.


Но неожиданно с севера прорвались армии ассирийцев. И вот теперь от стен Вавилона зависело, смогут ли они устоять и защитить город.
Рядом с Банзаром собрались толпы испуганных горожан, которые с жадностью ловили новости о ходе сражения. С болью и отчаянием они следили за потоком раненых и погибших, который никак не иссякал.
Наступал решающий момент атаки. После трехдневной осады неприятель вдруг бросил все свои силы и мощь именно на этот сектор городской стены, на эти ворота.
Защитники, которые вели сражение на вершине стен, обстреливали карабкавшихся захватчиков, поливали их кипящим маслом, а тех, кто все-таки сумел забраться наверх, добивали копьями. Но и враг не уступал, обрушивая на вавилонских воинов смертельный шквал стрел.
Старый Банзар оказался в самой гуще событий и новостей. Будучи ближе всех к воротам, он первым улавливал дыхание возобновляющейся атаки.
Пожилой торговец приблизился к нему почти вплотную и умолял: «Скажи мне! Скажи мне! Ведь они не смогут прорваться. Мои сыновья сейчас вместе с царем.

Больше некому защитить мою бедную жену. О, ведь они все украдут. Мою еду... они ничего не оставят. Мы стары, слишком стары, чтобы защитить себя, нас не возьмут даже рабами.

Мы обречены на то, чтобы голодать. Мы умрем. Скажи мне, что они не прорвутся в город». «Успокойся, добрый торговец, ответил старый воин.

Стены Вавилона крепки. Возвращайся на базар и скажи своей жене, что стены города защитят вас и ваше богатство так же, как и сокровища царя. Держись поближе к стенам, иначе летящие стрелы могут задеть тебя».
Как только старик удалился, его место заняла женщина с младенцем на руках. «О храбрый воин, какие новости с вершины? Скажи мне правду, чтобы я могла ободрить своего бедного мужа. У него жар от полученных ран, но он все равно настаивает на том, чтобы ему дали оружие и он смог защитить меня и ребенка. Он говорит, что месть врага в случае, если он прорвется в город, будет ужасна». «Говорю и тебе, добрая женщина, что стены Вавилона защитят и тебя, и твое дитя.

Они высокие и крепкие. Разве ты не слышишь криков наших храбрых защитников, поливающих головы неприятеля кипящим маслом?» «Да, я слышу, как слышу и оглушительный стук по воротам». «Возвращайся к своему мужу. Скажи ему, что стены крепки и выдержат любой натиск. А враги, прорвавшиеся на вершину стен, будут тут же уничтожены копьями наших воинов.

Иди осторожней, прижимайся к стенам».
Банзар отступил в сторону, освобождая проход для воинов в тяжелых доспехах. Как только они пробежали, грохоча бронзовыми щитами и копьями, маленькая девочка возникла возле него.
«Скажи мне, пожалуйста, воин, мы в безопасности? умоляюще спросила она. Я слышу ужасные звуки. Вижу окровавленных людей.

Я так боюсь. Что станет с нашей семьей, моей матерью, маленьким братом и младенцем?»
Старый вояка прищурился и гордо вскинул подбородок.
«Не бойся, малышка, приободрил он девочку. Стены Вавилона защитят тебя, и твою мать, и твоего братца, и младенца. Именно для того, чтобы защитить своих подданных, построила их царица Семирамида сто лет тому назад.
Еще никому не удавалось прорваться сквозь них. Возвращайся и скажи своей матери и брату, что стены Вавилона защитят их и не стоит бояться».
День за днем стоял старый Банзар на своем посту, наблюдая за передвижениями защитников, сражавшихся до тех пор, пока их, окровавленных или мертвых, не стаскивали со стен. А вокруг него по-прежнему гудела толпа встревоженных горожан, задававших все тот же вопрос, выдержат ли стены осаду. И всем он отвечал с гордостью и достоинством: «Стены Вавилона защитят вас».

Три недели и пять дней не стихала атака, становясь все более жестокой. И тем мрачнее становился Банзар, крепче сжимались его челюсти, когда он наблюдал за тем, как постепенно превращается грязь под ногами в кровавое месиво от сотен израненных тел, которых все проносили мимо него. Каждый день толпы атакующих подбирались к стенам города.

Каждую ночь груды мертвых тел оттаскивали от стен и хоронили в степи.
На пятую ночь четвертой недели шум сражения поутих. Первые лучи солнца прорвались сквозь плотную завесу пыли, поднятой отступающей армией противника.
Оглушительный победный рев пронесся над городскими стенами. В том, что это была победа, уже никто не сомневался. Рев защитников эхом отозвался среди горожан и мощным вихрем взвился над равниной.
Люди выскочили из своих домов. Улицы вмиг оказались запруженными толпами. Ужас, в котором пребывали люди все эти долгие недели, перерос в дикий хор радости. С вершины самой высокой башни Храма Ваала взвились яркие огни победного салюта.

Столб голубого дыма, вырвавшийся в небо, должен был донести славную новость всем и вся.
Стены Вавилона в очередной раз показали свою несокрушимую мощь и защитили богатые сокровища Вавилонского царства во благо и процветание его жителей.
Вавилон существовал век за веком, потому что был полностью защищен. Он просто не мог позволить иного.
Стены Вавилона до сих пор остаются выдающимся примером, доказывающим потребность и стремление людей быть защищенными. Это стремление заложено в человеке природой. И сегодня оно ничуть не слабее, разве что теперь мы располагаем более надежными средствами защиты.
Сегодня от любых трагедий и бед нас защищают несокрушимые стены страхования, сберегательных счетов и надежных инвестиций.
БЕЗ ЗАЩИТЫ МЫ НЕ МОЖЕМ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ ОСТАТЬСЯ

ТОРГОВЕЦ ВЕРБЛЮДАМИ ИЗ ВАВИЛОНА
Чем голоднее человек, тем яснее работает его мысль и тем явственнее ощущает он запахи пищи.
Таркад, сын Азура, думал именно так. За двое суток он съел лишь две ягодки инжира, ухватив их с ветки, свисавшей над забором чужого сада. Схватить еще ему не удалось, поскольку разгневанная хозяйка ринулась на него с бранью и прогнала с улицы.

Ее истошные крики еще долго стояли у него в ушах, пока он бесцельно бродил по базару. И именно они удерживали от соблазна украсть аппетитные фрукты из корзин торговок.
Никогда раньше не задумывался он о том, как много еды на вавилонских базарах и как вкусно она пахнет. Покинув рыночную площадь, он подошел к гостинице и стал ходить взад-вперед перед харчевней. Он надеялся, что ему повезет, и он встретит кого-нибудь из знакомых, у кого можно будет одолжить медяк, что-бы заслужить улыбку хмурого владельца гостиницы и вместе с ней радушный прием.

Без денег на это рассчитывать не приходилось.
Погруженный в собственные мысли, он и не заметил, как оказался лицом к лицу с человеком, встречи с которым желал меньше всего на свете. Итак, перед ним возникла высокая костлявая фигура Дабазира, торговца верблюдами. Из всех кредиторов, у которых он время от времени занимал скромные суммы, Дабазир вызывал в нем особый страх, поскольку Таркад частенько нарушал свои обещания вовремя расплатиться.
Дабазир просиял, увидев его.
Ага! Вот и Таркад! Именно тебя-то я и ищу, чтобы ты вернул мне два медяка, которые я дал тебе в долг месяц назад, и еще одну серебряную монету, которую дал еще раньше. Хорошо, что мы встретились. Мне как раз нужны деньги сегодня.

Что скажешь, мальчик? А?
Таркад замер, а лицо его вспыхнуло. На пустой желудок ему меньше всего хотелось объясняться с Дабазиром.
Мне очень жаль, очень, промямлил он, но сегодня у меня нет не то что серебряной, но даже и медной монеты, чтобы расплатиться.
Тогда достань их, настаивал Дабазир. Ты ведь наверняка можешь достать несколько монет, чтобы заплатить за щедрость старого друга твоего отца, который помог тебе в трудную минуту?
Мне не везет, поэтому я и не могу вернуть долг.
Не везет! Не вини богов в своей слабости. Невезение преследует любого, кто больше думает о том, чтобы взять в долг, а не о том, чтобы отдать его.

Пойдем со мной, мальчик, поговорим, пока я буду есть. Я голоден. А тебе я расскажу одну историю.
Таркаду меньше всего хотелось слушать откровения Дабазира, но, по крайней мере, речь шла о приглашении к столу.
Дабазир подтолкнул его в дальний угол харчевни, где они оба устроились на маленьких ковриках.
Когда хозяин заведения Коскор, улыбаясь, подошел к ним, Дабазир вальяжно обратился к нему:
Жирную ящерицу на десерт, козлиную ногу, хорошо зажаренную и обильно политую соусом, хлеб и много овощей, потому что я голоден и хочу насытиться. И не забудь о моем друге. Принеси ему кувшин с водой.

Да только охлади ее, сегодня жарко.
У Таркада защемило в груди. Неужели он должен будет сидеть здесь и пить воду, наблюдая за тем, как этот человек уминает целую ногу козла? Он промолчал.

Он не нашелся, что сказать.
Однако Дабазир понятия не имел о том, что такое молчание. Улыбаясь и шумно приветствуя всех знакомых посетителей, он продолжал говорить:
Я недавно слышал рассказ странника, вернувшегося из Урфы, об одном богатее, у которого есть такой тонкий камень, что через него можно все видеть. Он вставил его в окно своего дома, чтобы защититься от дождей. Камень желтого цвета, как рассказывает этот странник, и ему разрешили посмотреть сквозь него, так что окружающий мир выглядит совсем иначе. Что скажешь, Таркад?

Может ли мир предстать человеку в другом цвете?
Боюсь что-либо предположить, ответил юноша, которого сейчас больше занимала жирная козлятина, дымящаяся перед Дабазиром.



Содержание  Назад  Вперед