День за днем мы шли по пустыне.


День за днем мы шли по пустыне. Еда и вода давно кончились. Солнце палило нещадно.

К концу девятого дня пути я еле сполз с верблюда, чувствуя, что совсем ослаб и вряд ли смогу вновь оседлать его. Мне казалось, что я так и умру в этой заброшенной стране.
Я вытянулся на земле и уснул, проснувшись лишь с первым лучом солнца.
Я сел и огляделся по сторонам. Утренний воздух был свеж. Мои верблюды лежали неподалеку от меня.

А вокруг раскинулась необъятная земля, покрытая камнями, песком и колючей растительностью, без признаков воды, пищи и жизни.
Неужели мне был уготован такой конец? Мысль моя работала ясно и четко, как никогда. Тело как будто существовало отдельно от нее и уже не имело большого значения для меня.

Мои потрескавшиеся и кровоточащие губы, сухой вспухший язык, голодный желудок все осталось в агонии последних дней.
Я вновь оглядел неприветливую местность и опять ко мне вернулся прежний вопрос: «У меня душа раба или свободного человека?» И тут же со всей ясностью осознал, что, будь у меня душа раба, я бы сдался, лег в пустыне и умер вполне подходящий конец для беглого раба.
Но если у меня душа свободного человека... Что тогда? Разумеется, нужно заставить себя двигаться в Вавилон, вернуть долги людям, которые доверяли мне, принести счастье любящей жене, покой и радость родителям.
«Твои долги твои враги, которые изгнали тебя из Вавилона», говорила Сира. Да, она права. Почему я бежал от трудностей?

Почему позволил своей жене уйти к отцу?
И тут произошло нечто странное. Мир вдруг предстал передо мною в совершенно ином свете как будто убрали тот цветной камень, сквозь который я до этого взирал на происходящее. Мне открылись истинные ценности.
Умереть в пустыне!- Нет, только не это! По-новому взглянув на мир, я понял, что должен делать. Прежде всего мне нужно было вернуться в Вавилон и предстать перед каждым, кто давал мне в долг.

Я скажу им, что через боль и страдание я пришел вернуть долги так скоро, как это позволят мне боги. Потом я верну свою жену и стану человеком, достойным уважения своих родителей.
Мои долги мои враги, но мои кредиторы мои друзья, потому что верили мне и доверяли свои сбережения.
С трудом поднялся я с земли. Что значил голод? Что значила жажда?

Всего лишь мелкие неприятности на пути в Вавилон. Во мне проснулась душа свободного человека, полного решимости вернуться и сразиться со своими врагами. Я весь дрожал от радостного возбуждения.
Мутные глаза моих верблюдов просветлели стоило им заслышать новые нотки, зазвучавшие в моем хриплом голосе. С большим трудом, после многочисленных попыток они все-таки встали на ноги. Превозмогая боль и усталость, они повели меня на север туда, где, как мне подсказывал внутренний голос, должен был находиться Вавилон.
Мы нашли воду. Мы дошли до земли, где были трава и фрукты. Мы отыскали дорогу на Вавилон, потому что душа свободного человека стремится найти выход из любого положения, в то время как душа раба лишь жалобно скулит:
«Что делать мне, несчастному рабу?»
Ну а что ты скажешь, Таркад? Пустой желудок заставил твою мысль работать? Ты готов встать на путь, который ведет к самоуважению? Предстал ли тебе мир в истинном свете?

Желаешь ли ты вернуть долги и вновь стать уважаемым в Вавилоне человеком?
Глаза юноши увлажнились. Он с готовностью поднялся с колен.
Ты открыл мне глаза. Я уже чувствую, как во мне просыпается свободный человек.
Но как ты повел себя, вернувшись в Вавилон? спросил заинтересованный слушатель.
Если есть решимость, всегда достигнешь цели. ответил Дабазир. В первую очередь я навестил каждого, кому был должен, и попросил прощения, твердо пообещав расплатиться при первой же возможности. Большинство моих кредиторов встретили меня радушно.

Правда, были и те, кто принял меня в штыки, но многие все-таки предлагали помощь. Среди них был Матон, ростовщик. Узнав, что я был погонщиком верблюдов в Сирии, он послал меня к старику Небатуру торговцу верблюдами, которому царь приказал купить большие стада породистых верблюдов для великой экспедиции.

Работая с Небатуром, я мог применить свои знания. Постепенно я вернул все свои долги до последней монеты. И наконец мог гордо смотреть людям в глаза и чувствовать себя уважаемым человеком.
И вновь Дабазир вернулся к своей еде.
Коскор, ты змей, громко крикнул он, так чтобы услышали на кухне, еда совсем холодная. Принеси-ка мне еще мяса, да прямо с огня. И приготовь большую порцию для Таркада, сына моего старого друга.

Он голоден и будет есть со мной.
Так закончилась история Дабазира, торговца верблюдами из старого Вавилона. Он нашел себя, открыв великую правду правду, которая была известна мудрым людям с незапамятных времен.
Эта правда помогала людям выходить из трудностей и вела их к успеху. Она продолжает служить и тем, кто понимает ее магическую силу.

ЕСЛИ ЕСТЬ РЕШИМОСТЬ, ВСЕГДА ДОСТИГНЕШЬ ЦЕЛИ

ГЛИНЯНЫЕ ДОЩЕЧКИ ИЗ ВАВИЛОНА
КОЛЛЕДЖ СВ. СУИТИНА НОТТИНГЕМСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Ньюорк-он-Трент Ноттингем
21 октября, 1934 года.
Профессору Франклину Колдуэллу, Начальнику Британской научной экспедиции, Хилла, Месопотамия.
Уважаемый профессор!
Пять глиняных дощечек, обнаруженных во время Ваших недавних раскопок в руинах Вавилона, прибыли тем же судном, что и Ваше письмо. Я был безмерно счастлив и провел несколько волшебных часов над расшифровкой записей. Мне следовало бы сразу же ответить Вам, но я задержался до окончания работы над переводом надписей, которые и прилагаю.
Дощечки прибыли в целости и сохранности благодаря Вашим усилиям по их консервации и превосходной упаковке.
Вы будете в не меньшей степени, чем все сотрудники нашей лаборатории, поражены теми историями, которые отражены в этих рукописях. Многие ожидали, что это будут романтические легенды о любви и храбрости. Что-то вроде «Тысячи и одной ночи».

Но когда читаешь о проблемах некоего Дабазира, который никак не мог расплатиться с долгами, невольно ловишь себя на мысли о том, что за пять тысяч лет мир почти не изменился.
Странно, но эти старинные записи словно дразнят меня. Будучи профессором колледжа, я вроде бы должен обладать определенным практицизмом. И тут вдруг из покрытых пылью веков руин Вавилона возникает призрак некоего старикана, который учит меня платить по долгам и заботиться о пополнении своего кошелька.
Что ж, тем интереснее представить, будут ли древние заповеди столь же актуальны сегодня, как в Вавилоне. Мы с миссис Шрусбери намерены испытать это на нашем бюджете и надеемся на благоприятный результат.
Желаю Вам огромной удачи в Ваших благородных изысканиях и с нетерпением ожидаю возможности оказать Вам помощь.
Искренне Ваш Алфред Шрусбери, Департамент археологии.
Дощечка № 1
«Сейчас, в полнолуние, я, Дабазир, недавно вернувшийся из сирийского рабства, полный решимости заплатить мои многочисленные долги и стать уважаемым гражданином моего родного города Вавилона, оставляю на этой глине запись о делах своих, которые намерен совершить во имя исполнения самых высоких желаний.
Следуя мудрому совету моего друга Матона, ростовщика, я собираюсь из должника превратиться в уважаемого человека. План, который я составил для себя, ставит три цели. В их осуществлении моя надежда.
Во-первых, я должен позаботиться о будущем процветании.
Поэтому одну десятую часть всего, что я заработаю, я буду откладывать. Матон не напрасно говорит: «Человек, который держит в своем кошельке золото и серебро, отложенные на будущее, достойный семьянин и верный слуга своему царю».
«Человек, у которого в кошельке лишь несколько медяков, равнодушен к своей семье и царю».
«Человек, у которого кошелек пуст, жесток по отношению к своей семье и нелоялен царю, поскольку сердце у него черствое».
«Вот почему человек, мечтающий добиться успеха, должен сделать так, чтобы в его кошельке не переводилось золото, тогда в его сердце будет жива и любовь к семье, и верность царю».
Во-вторых, я должен обеспечить свою жену, которая с радостью согласилась вернуться ко мне. Ибо Матон говорит, что забота о верной жене придает мужчине силы и решимость добиться поставленной цели.
Вот почему семь десятых того, что я заработаю, я использую на обустройство нашего дома, одежду и еду, не забыв, разумеется, и о некоторых удовольствиях, без которых жизнь наша была бы скучна и не полна. Но мы обязательно будем следить за тем, чтобы наши расходы не превышали предусмотренной суммы. В этом и заключается секрет будущего успеха моего плана.

Я должен жить в рамках тех средств, которые сам для себя обозначил».
Дощечка № 2
«В-третьих, я планирую платить долги из части заработанных денег.
Поэтому каждый раз в полнолуние две десятых своего заработка я буду честно и поровну делить между всеми, кому я должен и кто мне доверил свои сбережения. Тогда в положенный срок мои долги будут справедливо оплачены.
Сейчас я напишу имена всех своих кредиторов:
Фару, ткач, 2 серебряные, 6 медяков. Синжар, плотник, 1 серебряный. Ахмар, мой друг, 3 серебряные, 1 медяк. Занкар, мой друг, 4 серебряные, 7 медяков. Аскамир, мой друг, 1 серебряный, 3 медяка.

Харинзир, ювелир, 6 серебряных, 2 медяка. Диарбекер, друг моего отца, 4 серебряные, 1 медяк.



Содержание  Назад  Вперед