Власть и предприниматель- меркантилизм


3.7.7. Власть и предприниматель: меркантилизм
До сих пор мы почти не уделяли внимания роли государства в экономической жизни. Мы ограничивались описанием политики правительства по отношению к крестьянам и мелким землевладельцам, а также его ролью взимателя налогов и распределителя привилегий и функций. Хотя термины власть и правительство звучат для изучаемого периода несколько современно, мы будем все-таки употреблять их ввиду нехватки лучших.
Интерес власти к способу производства в сельском хозяйстве был очень незначительным. Это не означает, что она не осуществляла никакого руководства в экономической области. Ее оза-
123
боченность распределением продуктов питания и функционированием промышленности и торговли была очень большой. Уже в средних веках существовала убежденность в том, что городская, региональная и национальная власть должны нести ответственность за благосостояние подданных или в любом случае за экономическую мощь подчиненной ее территории. Осуществляемое ей руководство мы скорее должны считать регулирующим и контролирующим, чем стимулирующим. В шестнадцатом и семнадцатом веках эта регулирующая функция переместилась на национальный уровень и стала также активнее.

С возникновением национального государства и огромным расширением задач, которые власть ставила перед собой, она должна была также попытаться увеличить богатство страны и усилить тенденцию к ее развитию. Бюрократия, двор и, в особенности, войны пожирали капиталы. В правительственных кругах существовала убежденность, что регулировать и стимулировать необходимо прежде всего торговлю и промышленность, которые играли столь важную роль в отношениях с заграницей. Считалось, что аграрное производство почти не подвержено влиянию. Экономическая политика, которая базировалась на этих идеях, ориентировалась гораздо больше, чем раньше на интересы государства, а не на благосостояние индивидуума.

В связи с этой политикой государства часто говорят о меркантилизме. Этот термин может ввести читателей в заблуждение по двум причинам. Он создает впечатление, что речь идет о настойчивом, явном руководстве и что торговля в соответствии с этой политикой постоянно находится в центре внимания.

Возможно, единственный общий элемент в комплексе мер, который власти предпринимали с 1550 по 1750 года, проявляется в попытках государства добиться процветания и усиления экономической мощи страны в результате вмешательства государства в экономическую жизнь. Учитывая тот факт, что многие меркантилисты исходили из того, что благосостояние одного возможно только за счет другого, можно отметить, что в отношении торговли стремление властей к положительному торговому балансу и протекционистское руководство сыграли большую роль: посредством импортных правил они пытались сдержать ввоз зарубежных продуктов и ограничить экспорт благородных металлов и сырья.
В этом отношении в Европе Республика представляла исключение ввиду того, что такое определение, как страна свободной торговли, не были известны. За пределами Европы, например, политика обязательных поставок Ост-Индийской компании стала очень протекционистской. Когда в семнадцатом веке англичане и французы стали издавать все больше предписаний в защиту своей торговли и промышленности, владельцы грузовых судов в Европе оказались в затруднительном положении. Знаменитый Акт
124
о навигации 1651 года является лишь одним примером усиливающегося протекционизма. Впрочем, точка зрения о преимуществе протекционизма и, прежде всего, о необходимости делать запасы благородных металлов, разделялась далеко не всеми.
Для нашей аргументации важнее попытки, предпринимаемые властями внутри страны. Государство пыталось по мере возможностей регулировать промышленность и торговлю, надеясь увеличить таким образом богатство и мощь страны. Оно могло сделать это, создавая мануфактуры, как это было прежде всего во Франции. Министр Кольбер был вдохновителем и создателем королевских мануфактур и привилегированных мануфактур.

Эти мануфактуры, производившие прежде всего стекло, фаянс и другие предметы роскоши, действовали не столь уж успешно. Сбыт производимых ими товаров был во Франции незначительным. Кроме того, строгое регулировние промышленности со стороны правительства, — регламент о производстве сукна в Амьене, который не был исключением, содержал, например, 56 статей! — являлось тормозом для развития. В Англии Статут ремесленников от 1563 года явился попыткой государства регулировать промышленное производство посредством национализации гильдий, и использования более точных, центрально регламентированных стандартов.

Эти постановления, однако, не шли так далеко, как появившиеся во Франции веком позднее и, кроме того, они меньше применялись на практике. Эти законы по большей части, не были ориентирован на нужды трудящихся. Речь шла о том, чтобы производить дешево и основательно.

Заработная плата была в таком случае низкой, а рабочая дисциплина - строгой.
Теперь мы подошли к вопросу, который приобретает решающее значение для нашего обзора социально-экономического развития различных стран, а именно, к взаимоотношениям между предпринимателями и властями. Власть стремилась к усилению экономической мощи, но далеко не всегда обладала средствами, позволявшими ей участвовать в процессе производства. В отраслях промышленности, крайне важных для государственных интересов, таких как производство оружия, фактически существовала государственная монополия, по крайней мере, во Франции и Англии. В Англии правительство также очень тщательно следило за производством шерстяных тканей.

В течение долгого времени оно занималось экспортом шерсти и импортом тканей. Часто проводимая политика заключалась в предоставлении монополии. Почти все крупные коммерческие компании семнадцатого века имели предоставляемую правительством монополию в определенной области или в создании определенных продуктов. Таким образом была ликвидирована взаимная конкуренция и удалось объединить силы, для того чтобы развернуть деятельность, кото-
125
рая в ситуации свободной конкуренции, возможно, не была бы столь прибыльной. Международная торговля, в областях, расположенных за пределами Европы, является одним из примеров. Таким образом, Объединенная Ост-Индийская компания была создана практически под нажимом властей.
Наряду с многочисленными способами, с помощью которых правительство защищало торговлю и промышленность, издавая соответствующие постановления, оно поддерживало предпринимателей и другими способами, а именно, выступая в роли заказчика для поставщиков товаров и золота. Не существовало более крупного заказчика, чем правительство, впрочем, как и более крупного должника. Поставка товаров и золота правительству осуществлялись по больше части одними и теми же людьми.

Там, где правительство не моло выполнить свои обязательства, оно расплачивалось посредством предоставления привилегий, займов или отдавая на откуп сбор налогов. Взаимоотношения между крупными предпринимателями-финансистами и властями были тесными и взаимная зависимость велика. Впрочем, предприниматели далеко не всегда были довольны вмешательством государства в экономическую жизнь. Государственные интересы далеко не всегда совпадали с их интересами. Бросается в глаза тот факт, что отношения между правительством и предпринимателями, в первую очередь в Англии, но также и в Республике, становились постепенно все менее тесными.

Государство все еще оставалось крупнейшим заимодавцем, однако с конца семнадцатого века крупные монополистические торговые компании, стали играть все меньшую роль, прежде всего, в Англии. Крупный экономический прорыв в конце восемнадцатого века, произошел здесь в результате опоры не на правительство, а под флагом laissez-faire (свобода действий (франц.) - прим. переводчика)
Когда государство в меньшей степени вмешивалось в экономическую жизнь, оно чаще всего создавало структуру, в рамках которой предприниматель мог довольно свободно функционировать. Во Франции и бесчисленных мелких княжествах Германии вмешательство государства в экономическую жизнь было велико. То же самое можно сказать и о девятнадцатом веке.

В это время правительство все еще располагало достаточными средствами, чтобы непосредственно вмешиваться в экономику и защищать и стимулировать промышленность в собственной стране. Взаимоотношения между государством, промышленностью и банковским делом были гораздо более тесными, чем в Англии и Нидерландах, и проявилась большая готовность к принятию протекционистских мер.
126
3.8. Экономический рост и благосостояние до индустриализации
В этом кратком обзоре мы схематично воспроизведем экономическое развитие различных стран и рассмотрим вопрос о том, насколько правомерно говорить об экономическом росте в период предшествующей индустриализации. Мы определяем здесь экономических рост как неуклонный рост благосостояния. В настоящее время благосостояние измеряется высотой реальных доходов надушу населения.

Для этого периода невозможно использовать столь точный показатель. Для этого нам слишком часто нехватает необходимого статистического материала. Поэтому мы должны довольствоваться описанием общей тенденции. Мы проанализируем в данном случае долгосрочные изменения в экономике и влияние, которое они оказывали на экономическую структуру.

В этом разделе мы уделим больше внимания динамике. Хронология будет играть также большую роль.



Содержание  Назад  Вперед