Республика Соединённых провинций


исчезали в закромах короля. От дворянства во Франции тоже нельзя было ожидать новых веяний. В отличие от Англии, где землевладелец получал доход непосредственно от производства, доход французских помещиков состоял из поступлений от аренды и (полу)феодальных поборов. Нельзя было ждать стимулов и от городов. Вольная торговля и промышленность были развиты во Франции намного слабее, чем в Англии.

Благодаря политике меркантилизма король прочно удерживал в своих руках торговлю и промышленность. Такого стимула, каким в позднее средневековье в Англии явилась торговля шерстью, во Франции не было.
Опираясь на большие доходы от налогов, французский король ещё в шестнадцатом веке сумел ограничить могущество дворянства. У него были отобраны административное управление, правосудие, налогообложение и военные должности. Гражданская война в Англии (1642-1646) была столкновением между королём и дворянством, с одной стороны, и городами, представленными в парламенте, с другой. Во Франции в середине семнадцатого века дворянство всё ещё оставалось в оппозиции королю.

Восстание Фронды (1648-1653) можно рассматривать как последнюю акцию сопротивления королю. Победителем в этой борьбе в конечном счёте оказался абсолютный монарх Людовик XIV, а дворянство превратилось в придворную знать.
Помимо придворной знати во Франции росла и прослойка бюрократии, состоявшая главным образом из представителей буржуазии, которая в меньшей степени, нежели в Англии или в Республике, занималась торговлей и промышленностью. Дворянству противостояли чиновники, а не купцы. Но именно чиновники в значительной мере зависели от королевского трона.

Таким образом, во Франции король, как хранитель общественного равновесия, мог обеспечить себе сильные позиции.
Важную роль в укреплении этой позиции играл королевский двор в Версале. Двор с самого начала играл большую роль в усилении власти короля. Младшие дворянские отпрыски, которым не полагалось наследства, дворяне, растерявшие в значительной мере своё могущество — все они стекались к королевскому двору. Постоянное присутствие большого числа людей высокого происхождения повышало авторитет двора.

Во времена Людовика XIV был сделан ещё один шаг в этом направлении. Удивительная пышность и великолепие двора и щедро раздаваемые почётные должности, которые часто были лишены всякого смысла, но хорошо оплачивались, привязывали дворянство ко двору и одновременно делали его бессильным.
Из-за отсутствия развития независимой торговли во многих регионах страны — за немногим исключением, например, района Бордо с процветающей виноторговлей — большая часть населения Франции оказалась в зависимом или подчинённом поло-
160
жении. Тем самым растущая власть государства была во Франции на пользу только небольшой группе людей, окружавших короля, тогда как в Англии, где развивались товарно-денежные отношения, наблюдалось гораздо более широкое распространение центральной власти.
Вначале рост абсолютной власти короля протекал не без проблем. Мы уже называли восстание Фронды. Однако и сельское население, страдавшее как от королевских налогов, так и от притеснений феодалов, которые стремились выжать из своего землевладения максимальные прибыли, проявляло непокорность. Сопротивление исходило и от городов; оно не носило организованного характера, но каждый раз приводило к вспышкам насилия, нападениям на сборщиков налогов, беспорядкам и разрушению дорог. В последние годы правления Людовика XIII и в первые годы правления Людовика XIV во всей Франции было особенно неспокойно, в частности в результате ряда неурожайных лет.

Росло недовольство и среди местной знати, которая видела для себя угрозу в растущем могуществе интендантов. Это были чиновники, которых назначал Ришелье, но которые подчинялись непосредственно королю и имели очень широкие юридические и финансовые полномочия. Присутствие интендантов вело к тому, что местная знать часто проявляла недостаточную активность в подавлении местных бунтов.

После восстания Фронды сопротивление дворянства королю прекратилось. Свидетельством появления большего единообразия во всей Франции может служить, например, тот факт, что в 1670 году для всей Франции была установлена единая процедура рассмотрения уголовных дел.
Картина социального расслоения и социальной мобильности во Франции предстаёт совершенно иной, нежели в Англии. Французское общество в гораздо большей степени, чем английское представляло собой общество сословий; открытости, которая была характерна для английского общества, здесь не было. На вершине мы не видим открытых связей между дворянством и буржуазией. Дворянство не скрывало своего отвращения к буржуа, который, занимаясь торговлей и денежными делами, показывал, что принадлежит к другому миру.

В нижних слоях общества тоже бросается в глаза его закрытый характер. В Англии было вполне обычным делом, что подмастерья во время своего обучения странствовали по стране, чтобы учиться ремеслу у разных учителей. Во Франции ремесло оставалось семейным предприятием и только в порядке исключения к нему допускали посторонних.

Наконец, отсутствие французского варианта огораживания общинных земель привело, как мы знаем, к тому, что во Франции и в сельской местности социальные отношения почти не менялись.
Вышесказанное не означает, что социальной мобильности совсем не было. Появление королевской бюрократии открывало
161


Бремя французского крестьянина. Рисунок 1789г. Крестьянин несёт на себе духовенство и дворянство.

Забыт ещё и король с его сборщиками налогов.
новые возможности сделать карьеру. Француз предпочитал карьеру чиновника, а не торговца, особенно после того, как короли стали присваивать дворянские титулы за исполнение функций чиновника. Наряду с традиционным званием дворянина, полученным на военной службе (noblesse d'epee) был создан новый
162
вид дворянства, который можно было получить на гражданской службе (noblesse de robe). Усилению власти короля было способствовал тот факт, что продвижение по социальной лестнице зависело от королевской милости.
В результате такого развития во Франции возникла политическая и социальная структура, основы которой были заложены при Людовике XIII и получившая свое завершение при Людовике XIV, структура, которая на долгое время обеспечила стране большую степень стабильности, но одновременно несла в себе элементы своей гибели.
Прежде всего важно отметить, что возможности развития торговли и промышленности были незначительными и затруднялись косностью аграрной структуры. В отличие от Англии во Франции не возникло рынка для промышленных товаров. В частности по этой причине представители третьего сословия видели возможности для своего развития в чиновничьей службе.
Во-вторых, французское государство стремилось сохранить традиционную сословную структуру, введя в эту структуру новый элемент — королевскую бюрократию, которая стала для нее источником угрозы. Доходы государства, старой аристократии и новой аристократии зависели от продукции крестьянства, и поэтому все они в этом отношении были конкурентами друг для друга. Именно потому, что сельскохозяйственное производство росло слишком медленно, французскому государству пришлось столкнуться с всё возрастающим числом проблем, в первую очередь в финансовой области. Войны в особенности истощали финансовые возможности государства.

Только после того, как государство из-за этого стало посягать на финансовые привилегии французской элиты (старой и новой), возник открытый конфликт интересов, в котором государство, в конечном итоге, потерпело поражение, потому что на местном уровне элита занимала прочные позиции. Французская революция, а именно её мы имеем в виду, в первую очередь и явилась результатом описанного выше разрушительного развития.
Главным здесь является неподвижность аграрной структуры, которая была нужна, чтобы заставить систему функционировать, но которая и стала основной причиной её гибели. Так что Французская революция явилась не только буржуазной революцией, хотя во время революции именно буржуазия с её новой политической идеологией в конечном итоги вышла на первый план в качестве победителя.
4.2.3. Республика Соединённых провинций
Как и в предыдущей главе, в нынешней главе развитие Республики Соединенных провинций занимает особое место. Выше мы уже констатировали, что повсюду в Европе развитие шло в на-
163
правлении возникновения сильного национального государства; однако в Голландии этот процесс проходил иначе. Республика представляла собой союз провинций, слабо связанных между собой, в котором важная роль отводилась городам. Как это можно объяснить В Голландии существовали такие же проблемы, что и в других странах шестнадцатого века.

Мы видим это на примере восьмидесятилетней войны, в ходе которой на первый план вышли проблемы, столь характерные для шестнадцатого века: обнищание дворянства, которое вызывало у него протест, как свидетельствует восстание гёзов; растущая роль бюргерства, которое требовало для себя отдельного места и восставало против старых порядков; борьба между протестантством и католичеством и, конечно, проблема бедности, как это видно на примере голодных бунтов, предшествовавших восьмидесятилетней войне. Почему же результат оказался совсем иным



Содержание  Назад  Вперед