Реальная барщинная запашка сильно сократилась.


В такой деревне мы можем различать разные виды землевладения и землепользования. Прежде всего, это барщинная запашка, которая являлась собственностью феодала-землевладельца и которая первоначально обрабатывалась в рамках барщинной повинности зависимыми крестьянами, которые подпадали под юрисдикцию феодала. Во Франции эта форма землевладения была относительно невелика (от 10 до 15 процентов общей земельной площади). В позднем средневековье значительная площадь господских земель находилась де факто во владении крестьян.

В Германии, прежде всего, на западе в этот период наблюдалась аналогичная тенденция.
Реальная барщинная запашка сильно сократилась. Часть ее обрабатывалась зависимыми крестьянами, другая с помощью наемного труда. Барщинная повинность по большей части превращалась в денежную ренту. Однако в восточных районах Германии барщина встречалась достаточно часто.

Здесь господские земли обрабатывались либо зависимыми крестьянами, либо с помощью наемного труда. В Англии доля барщинных земель была выше. Мелких крестьян, арендовавший землю, здесь мы почти не встречаем.

Крупные земельные собственники, имевшие землю в различных деревнях, часто сдавали ее в аренду крупными участками. Арендаторы, в свою очередь, превращались в батраков. На западе и севере Республики доля господских земель была незначительной.

Здесь традиционная деревенская община встречается редко, поэтому довольно трудно учитывать различные виды земли и землепользования.
Кроме угодий, находившихся в собственности крупных землевладельцев, существовали также наделы крестьян. Рядом со своим хозяйством каждый крестьянин имел небольшой участок земли, собственником которого он являлся и где он имел возможность экспериментировать с новыми культурами и новыми методами полеводства. Именно на этих землях стали развиваться овощеводство и интенсивное скотоводство.
Вокруг центра деревни располагались пашни. Они по большей части обрабатывались по принципу трехпольной, а иногда даже двупольной системы. Каждый крестьянин делил свою землю та-
73
ким образом, чтобы иметь участки земли во всех трех зонах, на которые была разделена земля деревенского общества. Это означало, что часть его надела находилась в зоне, где возделывались озимые культуры, часть — в той зоне, где возделывались яровые культуры, а часть земли находилась под паром.
В этих зонах крестьянские земли по всевозможным причинам также еще не были размежеваны. Карта земельных владений и землепользования в такой деревенской общине очень сильно напоминает мозаику. Бесчисленные мелкие наделы не были отделены друг от друга и принадлежали различным крестьянам.

Это были открытые поля. При такой форме землепользования крестьянину было трудно вести хозяйство по собственному усмотрению. Различные моменты хозяйственного цикла обсуждались всеми членами общины, например время начала уборки урожая, когда поля распахивались со стерней и на них выпускался скот. Существовали институты, например, деревенский сход, задача которого состояла в том, чтобы наблюдать за тем, чтобы каждый крестьянин вел свое хозяйство в пределах договоренностей и установленной системы землепользования: само собой разумеется, под руководством феодала! В деревнях, которые были искусственно образованы — например, на польдерах и вновь распаханных землях в Голландии или в сельскохозяйственных колониях к востоку от Эльбы — подобные деревенские общины встречались гораздо реже.

Однако это вовсе необязательно означало большую свободу торговли для крестьян.
Далее, имелись также общинные пастбища (или т.н. общие земли). Каждый полноправный член деревенской общины имел право пасти здесь свой скот и нарезать дерн для компостирования. После уборки урожая часть общинной пашни также может быть отнесена к категории пастбищ.

После жатвы на землях с остатками стерни обитатели деревни огли пасти свой скот. Часто истинные члены общины лишали других различных прав и начинали, например, монополизировать общинные земли.
Наконец, общине принадлежали пустоши и леса. Они также имели большое значение для деревенских жителей. Здесь они могли нарезать дерн, пасти свиней и собирать валежник. Право на охоту принадлежало феодалу, что, естественно, не означало, что в это время не существовало браконьеров. Зачастую право собственности на общинные земли, леса и пустоши нигде формально не фиксировалось.

Также часто нигде не было записано, какие точно права имели деревенские обитатели и феодал. Подобные вещи в традиционных деревенских обществах по большей части зависели от установившихся обычаев, который создавали своего рода неписаное (обычное) право.
Иногда в литературе высказывается мнение, что подобные деревенские общины представляли собой разновидность прими-
74
тивного коммунизма. Однако в это время существовала также обширная частная собственность, имелось уже весьма большое количество крупных крестьянских хозяйств, которые, например, имели лошадей, и мелких крестьян, которые в результате этого попадали от них в зависимость. И, как уже было сказано, не все крестьяне были полноправными членами деревенской общины. В общественной жизни, органах деревенского управления и правосудия по большей части главенствовали несколько зажиточных крестьян. Кроме того, существует точка зрения, согласно которой, система коллективного хозяйства должна была быть безнадежно неэффективна, и в сельском хозяйстве должны были начаться обновления.

Но и это мнение в какой-то мере односторонне. Эта система также имела свои преимущества, не связанные с ее эффективностью. Во всяком случае крестьянин, являвшийся членом деревенской общины, мог расширить сферу деятельности, где он шел на риск, и бесплатно использовать ряд общинных угодий. Учитывая низкую производительность, мелкие земельные наделы и большую зависимость от внешних факторов, таких, как погода и качество земли, эти факторы могли играть положительную роль. На небольшом приусадебном участке крестьянин мог держать мелкий рогатый скот, а иногда и корову, и разводить огород.

Без крупного рогатого скота или дерна крестьянин не мог удобрять свой надел. Тот, кто имел лишь небольшое количество собственной земли или не имел ее вообще, не мог держать и скота. Возможность пасти скот на общинной земле и пустошах была для таких крестьян единственным выходом. Для мелких крестьян, которые не могли делать крупные капиталовложения, деревенская община функционировала удовлетворительно. Они по крайней мере получали что-то для воспроизводства своего хозяйства.

Репарцилляция сельскохозяйственных угодий не встречала сопротивления и иногда даже горячо приветствовалась. Коррозия различных прав и возможностей, которые предоставляла эта система крестьянину стала, однако, непосредственным препятствием для его способа существования и для его доходов.
3.4. Изменения в социально-экономической структуре традиционной деревенской общины
Традиционная деревенская община в своей идеально-типической форме, однако, все больше исчезает в анализируемый период. В Англии, в результате долговременного процесса огораживания общинных земель, имевшего место начиная с пятнадцатого и до начала девятнадцатого века, был положен конец кол-
75
лективной системе землепользования в сельском хозяйстве. В Нидерландах, прежде всего, на западе и севере, исчезли те немногие черты деревенской общины, что существовало раньше. На востоке Германии крестьяне фактически снова становятся пожизненными крепостными. Они должны были все большую часть времени работать на барщине, что сказывалось на качестве обработки их собственной земли. Во Франции, на западе Германии, на востоке и юге Нидерландов традиционная деревенская община еще сохранила свои лучшие черты.

Однако и здесь произошли изменения. Как мы можем объяснить это исчезновение деревенских общин и почему аграрное развитие в различных регионах так сильно отличалось (см. рис. 3.2)
3.4.1. Второе издание крепостничества в Европе к востоку от Эльбы
В начале пятнадцатого века крестьяне во всех анализируемых здесь регионах были свободными людьми, по крайней мере, они не были крепостными и не выплачивали оброк. В Западной Европе такое положение сохранялось, более того, формальная, юридическая свобода крестьянина даже возросла. Однако, к востоку от Эльбы, с начала пятнадцатого века развитие протекало в проти-


В традиционных деревенских общинах пахотные земли делились на маленькие наделы, находящиеся в пользовании крестьян. Каждый крестьянин вспахивал свой участок земли с помощью собственного, а иногда нанимаемого тяглового скота.
76
воположном направлении. Здесь крестьяне все больше оказывались в положении крепостных. Барщинные повинности увеличивались. Крестьяне должны были работать все больше дней в неделю. В различных областях существовали установления, согласно которым крестьянин и один или несколько его детей должны были принадлежать своему хозяину земли как неоплачиваемая рабочая сила, по крайней мере, один год, — т.н. необходимая батрацкая служба.

В Бранденбурге все дети крепостных были вынуждены в течение четырех лет работать в качестве прислуги у своего хозяина. Для того чтобы воспрепятствовать миграции рабочей силы и прикрепить крестьян к земле был установлен порядок, согласно которому крестьяне не могли менять место жительства и обязаны были продолжать работать на своего господина. Фактически крестьяне потеряли право уходить от своего хозяина и оставаться там, где они хотели.

В первой половине семнадцатого века судебные палаты усилили такого рода зависимость в Пруссии, Мекленбурге, Поммерании и Бранденбурге. Учитывая также рост различных кратковременных обязательств, мы можем с полным основанием говорить о втором издании крепостничества.



Содержание  Назад  Вперед