Происхождение крупномасштабного производства


В различных отраслях производства люди уже исстари работали на крупных предприятиях. Добыча полезных ископаемых, например, а также крупные проекты, такие, как строительство кафедральных соборов, городских домов, крепостных сооружений или новых городских кварталов, всегда были крупномасштабными и дорогостоящими мероприятиями, которые были не по плечу ремесленникам. То же самое относится к кораблестроению, металлообрабатывающей и пивоваренной промышленности. В этих отраслях быстро возникали крупные предприятия. Развитие в направлении крупномасштабного производства мы иногда встречаем и в текстильной промышленности.

Уже в средние века во Франции и в Северной Италии возникли предприятия, где под началом одного хозяина или смотрителя работали большие группы людей, которые лишь назывались учениками и компаньонами, однако, кроме этого, ни в чем не походили на своих сотоварищей из гильдий.
Подобная форма производства, при которой много людей работают на одном и том же рабочем месте, получают заработную плату, и где мы уже можем говорить о разделении труда, хотя в данном случае почти не используются машины, мы называем мануфактурой. В городских центрах с большим количеством мануфактур уже зарождался пролетариат. В Лионе, шелковой столице, в 1532 году 20.000 из 70.000 жителей было занято в шелко-перерабатывающей промышленности. В Лейдене примерно в 1670 году, когда суконная промышленность была в расцвете, 35.000 из 70.000 жителей непосредственно зависели от этой промыш-
104
ленности. Текстильная промышленность, которая означала в этот период прежде всего изготовление шерстяных и льняных тканей, а в меньшей мере, также обработку шелка, развивалась в городах, часто также в форме мануфактур.
Во Франции, кроме Лиона, текстильными городами были также Амьен, Лилль, Бове и Руан. В Республике, наряду с Лейденом, развивалась и льняная столица, Харлем (иное написание Гаарлем, Гарлем — прим. переводчика). В то время как старые южно-немецкие центры, такие, как Аугсбург и Регенсбург, в какой-то степени отступили на задний план, бурно рос такой город, как Кальв в Вюртемберге, ставший в семнадцатом веке самым важным немецким текстильным центром.

В Англии Лондон, был крупным центром экспорта, однако здесь также развивалась текстильная промышленность, прежде всего, в виде производства более дешевых простых тканей, т.н. новых тканей, которые все больше использовались в сельской местности. Впрочем очень крупные города были, прежде всего, как правило, административными центрами (Париж и Лондон) или торговыми центрами (Амстердам и Лондон). Разумеется, во Франции и Германии средние и маленькие города были обычно центрами ремесленничества и производства товаров первой необходимости.

Истинные индустриальные города встречались редко.


Пивоварение издавна было относительно капиталоемкой отраслью промышленности. Уже довольно рано мы встречаем мануфактуры с разделением труда и наемными рабочими. Требуемые здесь капиталовложения, как правило, превосходили возможности обычного мастера гильдии.

Здесь мы видим пивоварню Три лилии, находившуюся в г. Харлеме.
105
Наиболее очевидные примеры мануфактур мы находим в секторах, где уже сформировалось массовое производство стандартизированных товаров. Тем не менее, оставались еще товары высокого качества, которые приобретались, прежде всего, зажиточными покупателями. Подлинное массовое производство простых товаров осуществлялось прежде всего в домашней промышленности.

Такие города, как Амстердам, Париж, Лион, Кёльн и Лондон были центрами изготовления бумаги и книг. Фаянсовая посуда изготавливалась прежде всего в Делфте, Руане, Марселе, Франкфурте, Дрездене. Мейсен в Эртцгебергте, и Севр близ Парижа были знамениты своим фарфором. Крупные мыловаренные заводы находились в Амстердаме, Марселе и Гамбурге. Стекло изготавливалось в Гессене и Тюрингии, а также в Сен-Гобэне в Пикардии.

Фирма Гобелен в Париже была прославлена своими настенными коврами и гобеленами. Оружейное производство развивалось по большей части на мануфактурах, например, в Сёррей, Сент-Этьенне и Золингене. Хотя в Англии также существовало ряд больших мануфактур, примечательным является тот факт, что здесь добыча минерального сырья, производство железа и изготовление простых тканей можно рассматривать через призму putting out system. (Verlag system, издательская система, рассеянная мануфактура эти термин используются для обозначения системы производства, при которой торговец предоставляет работу, а затем скупает произведенные товары — прим. переводчика).
В ряде отраслей производства всегда существовали крупномасштабные предприятия, там где требовались большие капиталовложения. Они не копировали ремесленный способ производства. О настоящих мануфактурах мы, однако, говорить не можем.

Примером является строительная промышленность, являвшаяся наряду с текстильной, самой крупной отраслью производства. При реализации крупных проектов здесь часто были заняты сотни рабочих. Организация производства имело уже очень мало общего с гильдиями. То же самое мы видим в отраслях, связанных с добычей минерального сырья. Здесь почти никогда не существовало гильдий.

В Англии в период между 1500 и 1700 годами производство каменного угля увеличилось с 200.000 тон до 3 миллионов тонн. Почти на каждой второй из всех копий работало в 1700 году более чем 100 человек. Примерно в 1800 году в Англии в каменноугольных шахтах работали уже 50.000 человек. Добыча торфа в Республике также всегда была крупномасштабной, также как и добыча серебра и меди на крупных шахтах в Германии.

Железная руда добывалась в сотнях мест в Европе. Однако копи, где работали более чем 100 человек, были еще исключением. Во всех этих отраслях по мере того, как предприятия становились крупнее, практически полностью исчез ремеслен-
106
ный способ производства в таком виде, в каком он существовал раньше. Владельцы крупных капиталов, дворяне или буржуазия, нанимали рабочих, часто по подряду. О мастерах, учениках, компаньонах, не было и речи.
В кораблестроении также не было гильдий. В Южной и Восточной Англии и Голландии находились крупные судостроительные верфи, на которых были заняты сотни рабочих. Требуемые суммы далеко превосходили возможности обычного мастера гильдии. Как военно-морской флот, так и торговый флот резко увеличились в объеме. Тоннаж английского торгового флота, например, вырос с 1572 года с 50.000 тонн до 340.000 тонн в 1686 году.

В восьмидесятых годах восемнадцатого века его водоизмещение уже составляло более 100.0000 тонн. Водоизмещение флота Северных Нидерландов к концу пятнадцатого века оценивается приблизительно в 60.000 тонн. В конце восемнадцатого века его водоизмещение возможно составляло 4.007.000 тонн (по всей вероятности, этот рубеж был достигнут уже в семнадцатом веке).

Также и во Франции со второй половины семнадцатого века растет водоизмещение флота.
Как мы уже говорили, наряду с мануфактурами возникла другая форма крупномасштабного производства, а именно, домашняя промышленность. В конце концов она стада давать работу большему числу людей, чем мануфактура, и широко распространилась прежде всего в сельской местности. В принципе, домашняя промышленность часто возникала буквально рядом с мануфактурой. Во многих из названных промышленных городов процесс производства протекал частично в центральных помещениях — чаще всего, это был ряд дорогостоящих специализированных видов обработки сырья — остальные же операции выполнялась рабочими на дому или в сельской местности.

Торговец привозил материал, например, шерсть, кожу или железо рабочим на дом и снова забирал его после обработки, чтобы продолжить обработку на рабочем месте или отдать его другим домашним рабочим. Мы обозначаем эту форму производства как Verlag System (нем.) или putting out system (англ.), в рамках которой сам торговец поставлял все, по крайней мере, первичное сырье, а обработанное сырье он впоследствии сам же забирал.
Что более всего бросается в глаза в мануфактуре, домашней промышленности и крупномасштабных, капитало-интенсивных отраслях, таких, как угледобыча и кораблестроение, — это дефицит правил, относящихся к производству и сбыту, что было типичным для гильдий. Способ производства был здесь капиталистическим. Предприниматель оплачивал наемный труд рабочих, и продавал произведенные товары на рынке по цене, которую он мог назначать. Рабочие на мануфактурах, по-видимому, еще назывались учениками, или компаньонами, но фактически
107
они были уже обычными наемными рабочими. Множество домашних рабочих, по всей вероятности, еще называли себя мастером или компаньоном, однако также и здесь мы можем, в сущности, говорить о наемном труде и капиталистических производственных отношениях, причем мастера также имели свои собственные средства производства и подмастерий. Мастера гильдий пытались поддерживать в неизменном виде ремесленную структуру и избежать ее деградации до использования труда наемных рабочих, находившихся в зависимости от богатых торговцев или их разбогатевших коллег. Там, где уже существовал крупный (экспортный) рынок и где требовались крупные инвестиции, сопротивление оказывалось почти тщетным. Торговцы могли покупать в крупных масштабах сырье и исходные материалы и на собственных условиях перепродавать независимым мастерам.

Мастера часто были вынуждены продавать торговцу свои товары по низкой цене, поскольку им были необходимы деньги, и поскольку производство велось для анонимного покупателя, они уже не могли переждать период, который лежал между затратами и прибылью. Владеющий значительным капиталом торговец, который был гораздо больше интегрирован в рынок, мог, однако, это сделать. В конце концов он мог разорить мастеров мануфактур, и тогда они вынуждены были производить на его условиях. В результатом положение мастеров ухудшалось. Мануфактуры представляли промежуточную стадию между мелким ремесленным производством и современной фабрикой.

Машины не играли почти никакой роли. Получилось так, что рабочие должны были приносить с собой свои собственные инструменты или брать их внаем. Часто работала целая семья, хотя в таком случае лишь отец получал заработную плату.



Содержание  Назад  Вперед