Одновременно сократилась и продолжительность рабочей недели.


К анализу спроса относится и характеристика потребления. В Западной Европе личное потребление в пятидесятые и шестидесятые годы повсеместно быстро росло. Здесь мы видим двойственную роль заработной платы в процессе роста. С одной стороны, низкий уровень заработной платы был нужен, чтобы добиться снижения производственных расходов и, таким образом, увеличить сбыт, особенно на иностранных рынках.

С другой стороны, внутренний реальный спрос стимулировался по мере того, как рост производительности труда находил отражение в более высокой заработной плате.
Во многих западно-европейских странах предпринимались попытки продолжить в пятидесятые годы проводившуюся в конце сороковых годов политику сдерживания роста заработной платы. Примером может служить политика в области заработной платы в Голландии, которая с переменным успехом проводилась с 1945 по 1963 год. Вначале рост производительности совсем не учитывался при установлении уровня заработной платы.

Затем это стали делать только частично, а позднее и в полном объёме. В Западной Европе в целом номинальная зарплата с 1950 по 1970 год выросла примерно в три раза. Отчасти это объяснялось инфляцией, но после 1960 года реальный рост заработной платы был весьма значительным.

Одновременно сократилась и продолжительность рабочей недели. Рост производительности позволял зарабатывать больше за меньшее количество часов.
Экономическая политика существенно влияла на процесс роста. Хотя в каждой отдельной стране Западной Европы она носила свой характер, мы можем выделить один общий момент, а именно применение учения Кейнса.
322
Опыт депрессии тридцатых годов неопровержимо показал, что государство играет важную регулирующую роль в экономической жизни. Оно должно поощрять рост и гарантировать высокую занятость. Правительство видело свою задачу в и том, чтобы проводить такую конъюнктурную политику, которая могла бы нейтрализовать краткосрочные взлёты и падения экономической конъюнктуры. Пики, которые часто приносили с собой высокий уровень инфляции, следовало ослаблять, тогда как кратковременные трудности, при которых возникала угроза сокращения занятости, требовали стимулирующих мер.

В отличие от политики времён кризиса тридцатых годов речь шла о чётком регулировании темпов роста. Переход от роста к регрессу уступил место чередованию периодов быстрого и медленного роста.
Продолжением применения учения Кейнса является смешанная экономика, при которой государство и частное предпринимательство совместно отвечают за благосостояние населения; важную роль при этом играет и профсоюзное движение. Характерным примером смешанной экономики является экономика Великобритании в пятидесятые и шестидесятые годы. Ещё при лейбористском режиме Эттли была осуществлена выборочная национализация, в результате коZорой такие ключевые отрасли, как энергетика (в том числе угледобыча) и транспорт перешли под контроль британского государства. Как лейбористы, так и консерваторы, находившиеся у власти в 1951-1964 годы, старались как можно строже следовать конъюнктурной политике в духе Кейнса: замедление при высокой конъюнктуре и стимулирование при низкой.

Для этого были введены в действие как монетарные, так и бюджетные рычаги. Путём повышения процентной ставки и налогов можно было замедлить рост платёжеспособного спроса. В противоположном случае низкая процентная ставка и увеличение государственных инвестиций вызывали ускорение роста.

Однако на практике возникла своего рода политика стойте-идите с резкими переменами на протяжении короткого периода, которая мешала спокойному течению процесса экономического роста.
Самый крайний пример вмешательства государства в экономическую жизнь можно было наблюдать во Франции. Уже с 1946 года составлялись подробные планы, по которым должен был протекать экономический рост. В пятидесятые годы сильный упор делался на переориентацию промышленности в сторону производства средств производства; к ключевым отраслям, на которые обращали внимание французские власти, принадлежали угледобыча, сталелитейная промышленность, производство цемента, электричества, минеральных удобрений и добыча нефти. Благодаря централистской традиции во Франции это так называемое администрирование оказывало реальное влияние на раз-
323
витие экономики. Отрицательным моментом было то, что производство потребительских товаров оставалось без внимания. Кроме того бесчисленные правительственные коалиции в Четвёртой республике (1946-1958) были не в состоянии обуздать инфляцию.

Цены искусственно удерживались на высоком уровне, рационализация не проводилась, что опять таки было трудно совместить со стремлением французских властей сохранить только самые производительные предприятия.
Западная Германия при Аденауэре (Adenauer) (1949-1963) избрала другую стратегию. Она склонялась в пользу нео-либерализ-ма, ратующего за свободную рыночную экономику и конкуренцию. Отчасти мы можем видеть в этом реакцию на крайности администрирования в Третьем рейхе. В принципе немецкая экономическая политика означала денационализацию и противодействие образованию картелей; демократизация, выражающаяся в привлечении масс к принятию решений, тоже была одной из составных частей. Практические шаги переместилась в сторону активного вмешательства в экономику со стороны государства, которое фактически контролировало большую часть тяжелой промышленности (каменный уголь и железо) и банки.

Долгосрочные планы крупных немецких концернов и государства всё больше согласовывались друг с другом и в шестидесятые годы даже Западная Германия стала проводить полноценную конъюнктурную политику по Кейнсу.
В Голландии в пятидесятые годы проводилось не только регулирование заработной платы. Процессы послевоенного экономического роста должны были определять и меры в области индустриализации. Тогда, правда, имела место своего рода переиндустриализация, но вряд ли можно говорить, что участие государства представляло из себя нечто большее, чем просто агитация в пользу стремления к переносу центра тяжести с сельского хозяйства на промышленность. Одновременно с этим ряд ка-толическо-красных правительств проводил эксперименты с конъюнктурной политикой по Кейнсу. Их результаты восторга не вызывали.

Ограничительные меры как в 1950-52, так и в 1957-59 годах были приняты так поздно, что их эффект проявился только после того, как конъюнктура снова спала. Строгое следование рецепту Кейнса в 1963 году уступило место в бюджетной политике норме Зейльстры (Zijlstra), названной так по имени тогдашнего министра финансов. Правительственные расходы были приведены в соответствие с ожидавшимся ростом национального дохода.

Эта система приносила хорошие результаты, но только в период процветания.
В результате роста структура экономики постоянно менялась (таблица 6.2). Почти в каждой западно-европейской стране сельское хозяйство теряло своё былое значение, но поскольку про-
324
изводительность росла и здесь, объём производства тоже мог расти, тогда как занятость сокращалась. Этот сдвиг имел особенно большое значение во Франция, где ещё в 1945 году существовал большой аграрный сектор. В других странах, в частности в Великобритании, сокращение удельного веса сельского хозяйства уже в течение длительного времени было свершившимся фактом. В Германии доля сельского хозяйства в общей картине занятости сократилась с 20 процентов в 1930 году до 14 процентов в 1960 году.

В Голландии доля сельского хозяйства уже до Второй мировой войны составляла всего 21 процент.
Промышленность пришла на смену сельскому хозяйству; прежде всего в отношении объема произведённых товаров. В этой области был достигнут и самый наибольший рост производительности труда. В результате этого объём производства рос намного быстрее, чем занятость.

Однако доля вторичного сектора в общей картине занятости оставалась сравнительно постоянной. В конце шестидесятых годов в большинстве западно-европейских стран, с такими яркими исключениями, как Западная Германия и Великобритания, в промышленности было занято менее 40 процентов самодеятельного населения.
Дальше всех в смысле перестройки экономической структуры ушел сектор услуг. Через непродолжительное время в этом секторе, в таких отраслях, как пути сообщения и перевозки, торговля и распределение, уже работало больше половины самодеятельного населения. В Голландии с течением времени доля сектора услуг продолжала расти и составила в 1970 году уже 65 процентов.

В сфере услуг производительность была ниже, чем в промышленности и из-за этого её доля в национальном доходе оставалась неизменной, хотя занятость и росла. Особняком стояли государственные службы, которые иногда выделялись в особую категорию, называвшуюся четвертичным сектором. В связи с постоянным расширением государства всеобщего благосостояния занятость в этом секторе росла очень быстро, тогда как стоимость продукции и производительность определению не поддавались, потому что это были общественные службы, стоящие вне свободного рынка.
Социальное обеспечение не было в послевоенный период чем-то новым. В Великобритании ещё в начале двадцатого века было введено страхование против безработицы и болезни, а во Франции система социального страхования была разработана в тридцатые годы. Новым в послевоенный период был небывалый, почти безостановочный рост всей системы, как широкого спектра мероприятий, так и размеров денежных средств.

Тем самым в экономическую жизнь неожиданно оказался встроенным своего рода автоматический стабилизатор. Благодаря системе пособий платёжеспособный спрос на потребительские товары мог и во



Содержание  Назад  Вперед