Нормы и ценности


Как уже выяснилось при анализе выбора партнера, дети во Франции и Германии пользовались меньшей самостоятельностью, чем в Англии и Голландии. Однако до сих пор еще неясно, в какой мере население на северо-западе Европы воспринимало детей как живых существ, членов своей семьи, а не только как будущую рабочую силу и кормильцев родителей в старости.
2.5.3. Нормы и ценности
Семья в этом обществе являлась также инструментом социального контроля. В прединдустриальном обществе дети не только росли в семье, но и в той же семье они учились профессии и познавали социальные нормы и ценности. Неравенство, которое существовало в этом обществе, можно обнаружить и в жизни одной семьи.
Отклонения от господствующих норм карались не только церковью и властями, но и самой молодежью. В шестнадцатом веке, особенно во Франции, молодежь начинала действовать, когда местный рынок невест выходил из равновесия. Это могло слу-
60
читься, если старый, богатый мужчина вынуждал молодую девушку выйти за него замуж или если местная красавица получала от чужака заверения, что он на ней женится. Для предупреждения таких случаев молодежь перед домом виновника устраивала кошачий концерт (charivari). Другие случаи неприятия определенной манеры поведения лежали в области взаимоотношения полов.

Если, выходя замуж, невеста уже была беременна, к дому виновного мужчины на тачках свозили навоз и рассыпали перед дверью. В Республике Соединенных провинций такое, вероятно, не случалось, но молодую пару заставляли публично признать вину и обещать исправиться.
2.6. Заключение
В прединдустриальном обществе большая численность населения была важным фактором. Большое число жителей в абсолютном или относительном выражении (т.е. на кв. км) позволяло государству вести войны и завоевывать новые земли. На это указывает борьба, которую Англия и Франция вели на протяжении большей части семнадцатого и восемнадцатого веков. Оба эти государства, как и Республика Соединенных провинций, играли важную роль в процессе колонизации.

Поскольку колонии в те времена обычно не занимались возделыванием местных культур, а представляли из себя торговые поселения, число людей, необходимых для нормальной деятельности колониального аппарата, было не столь велико, каким оно стало позднее, в девятнадцатом веке. Транспортное сообщение с этими поселениями стоило жизни многим людям. Большие расстояния, которые приходилось преодолевать мореплавателям, и плохое обращение на борту являлись причиной высокой смертности среди матросов.
Немецкие государства, в которых численность населения была небольшой, были не в состоянии позволить себе подобные авантюры. Кроме того, Германия почти перестала расти после демографической катастрофы в результате Тридцатилетней войны.
Увеличение численности населения, создававшее его излишки, было важно еще и потому, что с его помощью можно было создавать городское общество. Смертность в прединдустриальных городах была выше, чем в сельской местности и превосходила рождаемость. Таким образом, для роста городского общества требовалось больше людей, нежели было нужно для обеспечения роста населения в деревне.

Поскольку в прединдустриальной Западной Европе машины и орудия, облегчающие труд, использовались незначительно, большое народонаселение было необходимо еще и по этой причине.
С другой стороны, слишком большое население означало бессилие. Если рост производства отставал от роста населения, воз-
61
никала опасность перенаселенности. Поэтому в действие должны были вступать позитивные регуляторы (формулировка встречается начиная с 1798 года и принадлежит Томасу Мальтусу (Thomas Malthus), которые наносили удары по численности населения в виде эпидемий, кризисов существования и войн. Каждое из этих несчастий могло случиться в западноевропейском обществе еще в середине восемнадцатого века.
Возможности к увеличению производства были невелики. Действительно, удавалось достигнуть более высокого уровня аграрного производства (см. главу 3), но других форм увеличения источников существования практически не существовало. Голландия, которая в силу высокой специализации, высокой степени урбанизации и большого числа грамотных была в этот период самым передовым регионом, около 1650 года достигла своего демографического потолка и после этого на протяжении рассматриваемого здесь периода численность населения больше не росла.

Стало невозможным привлекать больше людей в города, чем в прошлом. Результатом явилась демографическая стагнация и снижение экономического роста.
Общая демографическая картина имела во всех четырех обществах сходные характерные черты. Браки заключались только после того, как можно было унаследовать дело родителей, когда они становились слишком старыми, один из них умирал или когда остальные дети покидали родительский дом. Если мужчина работал по профессии, не будучи главой предприятия, он тоже должен был достаточно хорошо знать свое ремесло и иметь достаточный капитал, чтобы создать и содержать семью, причем его жена также играла важную роль в качестве рабочей силы.

Различия в возрасте, в котором мужчины вступали в брак, по большей части объясняются размером капиталовложений, которые были необходимы, чтобы получить определенную профессию.
Брак был инструментом регулирования числа детей и, таким образом, роста населения. Важнейшей характерной чертой западноевропейской модели брачности был высокий возраст, в котором заключался (первый) брак. Мужья были на несколько лет старше своих жен; причем в сельской местности браки заключались позднее, чем в городе. Перманентное безбрачие было инструментом, с помощью которого корректировалась динамика народонаселения, в первую очередь для нейтрализации последствий внезапной смертности.

Возраст, в котором заключались браки, был относительно постоянным и поэтому имел значение главным образом для демографических процессов на протяжении длительных отрезков времени.
В период между 1550 и 1750 годами в Западной Европе почти не рождались внебрачные дети. Видимо, демографическая система была настолько эффективной, а общественный контроль на-
62
столько сильным, что большинство людей смирялось с высоким брачным возрастом, большим числом неженатых и незамужних и тем, что дети должны были рождаться только в браке.
Плодовитость в браке была в общем естественной, никакого вмешательства не происходило. Общее число детей в среднем составляло 4-6 и большие семьи были исключением. Только некоторые элитные группы последовательно применяли ограничение рождаемости.

Отдельные примеры регулирования рождаемости можно найти как в городах (Руан), так и в сельской местности (Колитон, Фрисландия).
Смертность тоже была высокой и была вызвана главным образом смертностью младенцев, в первую очередь грудных детей. Тем не менее, в восемнадцатом веке в результате улучшения ситуации с питанием (см. главу 3) экзогенная смертность постепенно снизилась, вследствие чего снизился и показатель смертности в целом. В результате этого темпы роста населения резко возросли, имевший до этого место ограниченный рост населения сменился иной моделью демографических процессов.

О том, как пытались решить эту новую проблему — быстрого роста численности населения — на основе перестройки демографической структуры общества с помощью внесения новых элементов в западноевропейскую модель брачности, а также на основе изменений в экономической области — речь пойдет во второй части этой книги, где дается характеристика индустриального общества.
Несмотря на многие общие черты активного демографического поведения и сходство основных демографических показателей, демографические процессы выбранных для анализа стран Западной Европы имели также и существенные различия. Можно провести водораздел между Северо-Западной Европой, т.е. Англией и Республикой Соединенных провинций (западной ее частью), с одной стороны, и обеими континентальными державами, Францией и Германией, с другой. Особенно явственно видны эти различия в картине смертности.

Как Франция, так и Германия относительно часто становились жертвой эпидемий, кризисов существования, причина которых заключалась прежде всего в низком уровне и плохой организации производства продуктов питания. В Англии и Голландии уровень смертность по этим причинам был ниже благодаря более хорошей организации сельскохозяйственного производства и снабжения. Как представляется, на континенте более значительной была и роль третьего вида кризисов смертности, а именно вызываемых войнами.
Оба государства Северо-Западной Европы были в большей степени урбанизированы (см. главу 5), нежели два других. Это означало большую специализацию в области производства, поскольку промышленность и торговля были более масштабными, нежели в менее урбанизированных континентальных странах. С
63
более высокой степенью урбанизации были связаны высокие показатели смертности, которые превышали показатели рождаемости. Поэтому было необходимо постоянно привлекать в города иммигрантов. Географическая мобильность людей, которые часто прибывали из отдаленных мест, способствовала распространению в Голландии и Англии более открытого менталитета.



Содержание  Назад  Вперед