Наконец, отметим особое положение бюргерства.


Большое значение имела роль государства, которое в данном случае олицетворял Филипп II. Новые государства, о которых мы говорили выше, в ряде случаев несли с собой большие выгоды для третьего сословия, такие как покровительство торговле, внутренняя стабильность, единообразие правовых норм и т.д. Однако целью Филиппа II была не коалиция с бюргерством, он хотел поставить государства на службу династическим и особенно религиозным интересам Испании.

Здесь кроется главная причина сопротивления нидерландских городов королю.
Ещё одну причину следует искать в относительно слабой позиции дворянства, во всяком случае в такой важной провинции как Голландия. В предыдущей главе уже говорилось, что голландское дворянство не имело большого влияния в сельской местности. Во время восстания оно растеряло и значительную часть своего политического могущества.

При этом следует учитывать, что могущество дворянства не исчезло совсем. Там, где дворянство в Голландии сохранило своё землевладение — а так было во многих регионах — дворянство процветало. Ведь высокие прибыли от сельского хозяйства означали в условиях Голландии с её торговым и рациональным духом одновременно и высокую арендную плату. Статус дворянства тоже оставался важным фактором: несмотря на слабую власть, престиж дворянства был весьма высок.

При этом обращает на себя внимание закрытость, которую демонстрировала голландская знать: браки с не-аристок-ратами встречались очень редко. Однако при сохранившемся престиже и часто благоприятных обстоятельствах дворянству не удалось вернуть себе политическую власть.
Наконец, отметим особое положение бюргерства. Голландией в семнадцатом и восемнадцатом веках правили бюргеры. Тогда как в других странах бюргерство в лучшем случае могло рассчитывать на разделение власти с кем-то ещё, в Голландии оно как в местном, так и в общенациональном масштабе играло веду-
164
щую роль. Важная причина этого заключается в большой численности голландской бюргерства. Большинство населения жило в городах и по сравнению с другими частями Западной Европы численность городского населения была необычайно высокой.

Кроме того, городское население занимало и господствующее экономическое положение, особенно когда Амстердам всё больше становился главным оптовым рынком Западной Европы.
Кто же были эти люди, которые взяли власть в свои руки в качестве представителей бюргерства Конечно, речь здесь идёт не о всём городском населении, а только о небольшой группе людей, которых мы знаем как регентов. Ещё со средних веков большую роль в Голландии играли магистраты. В эти магистраты назначались самые богатые и знатные горожане.

Члены магистрата сохраняли эту должность до конца своей жизни. Однако в каждом городе были свои критерии для назначения знатных людей членами магистрата. Это могли быть купцы-предприниматели (например, занимающиеся текстильным производством), но это могли быть и представители знатных родов, которых принимали в магистрат по традиции.

Наряду с этим среди членов голландских магистратов мы часто встречаем и представителей аристократии.
Как уже говорилось, именно городские магистраты и их члены, регенты, сумели во время восстания захватить политическую власть. В то время, как регенты расширяли свою власть в пределах страны, на местном уровне происходило своего рода смыкание рядов. Так называемое первое поколение регентов первых десятилетий семнадцатого века ещё отличалось известной степенью открытости; при этом они по большей части были облечены властью только в течение непродолжительного времени. Однако следовавшие за ними поколения являли собой иную картину: умеренному образу жизни своих родителей они противопоставляли гораздо более светскую жизнь, в этом проявлялись как изменения в религиозных воззрениях, так и определённая аристократизация городской элиты. Примером тому является тот факт, что богатые регенты вкладывали деньги в землевладение, хотя у них и оставалось достаточно купеческой смекалки, чтобы не упускать из вида и другие деловые интересы.

В семнадцатом веке сословие регентов постепенно приобрело закрытый характер, хотя и не везде в одинаковой мере. Именно регенты распределяли между собой в местном и национальном масштабе выгодные должности. Хотя часто говорят, что Голландией правило бюргерство, это, собственно, не совсем верно.

Строго говоря, можно считать, что по мере того, как буржуазной элите, регентам, всё больше удавалось закрепить свою власть, влияние остальной части бюргерства ослабевало. Основой власти регентов оставалась их власть в городах, власть, которую им так хорошо удавалось удерживать потому, что они сумели закрепиться во
165
всех частях городского общежития. Поэтому процесс абсолютизации власти бюргерства сопровождался ростом влияния бюргерства среди военных, в гильдиях, а также в церкви.
Как и в Англии, в Республике Соединенных провинций наблюдалось снижение социальной мобильности, особенно в восемнадцатом веке. До этого времени господствующий класс регентов был открыт для богатых купцов. После 1700 года он стал закрытым.

Важные должности становились монополией старой прослойки регентов, новые богачи постепенно занимали обособленные позиции, они были сильны экономически, но лишены политической власти.
4.2.4. Германия
В рамках этой главы о меняющемся соотношении сил очень трудно характеризовать Германию. Причину этого можно легко понять-это сильная политическая раздробленность Германии в семнадцатом и восемнадцатом веках. Можно было бы проанализировать развитие Германии на примере различных княжеств и государств, или можно было бы вкратце охарактеризовать некоторые общие тенденции в убеждении, что слишком педантичное изложение было бы неуместно в настоящей работе.

Мы выбрали второй подход.
Экономические перемены и социальная напряженность привели в Германии к совершенно иным результатам, нежели в других рассматриваемых нами странах. Стремление монархов к расширению своего могущества и к централизации успеха не имело. Высшая знать в значительной степени сохраняла свою власть, но, с другой стороны, пыталась в пределах своей территории осуществлять уже упомянутую централизацию, что часто ей удавалось.

Как можно объяснить такой ход развития Отвечая на этот вопрос, мы вначале оставим без внимания положение в Пруссии и рассмотрим его отдельно.
В Германии в шестнадцатом веке имело место большое число жестоких конфликтов, которые часто приводили к продолжительным войнам. В этих конфликтах опять-таки свою роль играло сочетание уже упоминавшихся ранее факторов: религиозные раздоры, сопротивление высшей знати расширению власти императора, снижение доходов мелкого дворянства, поведение крестьян с их всё ещё традиционным образом жизни, которые видели угрозу этому образу жизни со стороны продолжающейся коммерциализации общества.
Кроме того в Германии было много важных и сильных городов. Понять социально-экономическое развитие Германии мы не можем не принимая во внимание относительно слабую позицию германского императора. Германский император всегда избирался главнейшими правителями, курфюрстами, и это в значительной мере ослабляло его позиции и затрудняло установление силь-
166
ной династии. По этим же причинам положение германских курфюрстов было прочным и многие из них и в позднем средневековье с успехом усилили на свое территории контроль над мелким дворянством и приступили к созданию центрального государственного аппарата.
Крестьянскую войну, бушевавшую в Германии в 1525-1526 годах, следует в первую очередь рассматривать как попытку положить конец расширению власти курфюрстов. Восставшие крестьяне, часто под водительством низшего дворянства и духовенства, пользуясь иногда также поддержкой городов, угрожали в этот период расширению власти курфюрстов.
Однако в конечном итоге германским курфюрстам удалось отразить эту угрозу. Позднее в шестнадцатом веке религиозные войны велись прежде всего между императором и курфюрстами, боровшимися за свою независимость. Аугсбургский церковный мир (1555) означал закрепление раздробленности Германии как для протестантских, так и для католических курфюрстов перед лицом императора, престиж которого было окончательно подорван.
Для высшего германского дворянства, к которому мы должны отнести так называемых Reichsunmittelbaren, находившихся в непосредственном подчинении императору, это означало, что их зависимость от императора впредь сводилась к чистой формальности. Низшее дворянство, не находившееся в непосредственной зависимости от императора, а зависевшее от местных князей, столкнулось с политической и экономической угрозой своему существованию. Политической — потому, что сопротивление князьям провалилось, а экономической — потому, что доходы от землевладения стали падать. О причинах возникновения этой ситуации говорилось в предыдущей главе.

В ряде случаев уровень жизни этой группы был ниже жизненного уровня богатого бюргерства, хотя статус дворянства и был выше. Однако Тридцатилетняя война (1618-1648) принесла с собой новые возможности для некоторой части низшего дворянства. Традиция и статус помогли многим из них пробиться в высшим военным слоям, что вернуло им потерянные было привилегии.



Содержание  Назад  Вперед