Многие купцы уезжали, например, в Голландию.


Бесчисленные войны имели весьма неблагоприятное влияние на развитие городов. Многие купцы уезжали, например, в Голландию. От могущества вольных ганзейских городов практически ничего не осталось.

Восстановить их экономическую мощь после 1648 года было затруднительно из-за политической раздробленности, из-за которой сохранялись многочисленные пограничные поборы, а в правовых нормах, денежных системах и системах мер и весов был полный разнобой. В частности в силу этого положение гильдий оставалось сравнительно сильным и сам по себе этот факт тоже мешал экономическому обновлению.
167
4.2.5. Пруссия
Развитие Пруссии проходило по иному. Здесь было возможно развитие товарно-денежных отношений в сельском хозяйстве, что оказалось невозможным в других частях Германии. Для этого процесса характерно, что крестьяне снова оказались под полуфеодальным гнётом. Это стало возможным потому, что Пруссия, как мы знаем, в ряде отношений отличалась от остальной Германии. Прежде всего здесь было мало сильных городов, другими словами, отсутствовал противовес господству помещиков.

Кроме того значительная часть прусской территории только недавно была колонизована, в результате чего деревенские общины были недостаточно прочными и не были в состоянии оказать действенное сопротивление натиску крупных землевладельцев. Таким образом, развитие товарных отношений в прусском земледелии, в котором дефицитным был труд, а не земля, могло легко привести к подчинённому положению крестьян.
Несмотря на сильные позиции крупных землевладельцев, юнкеров, в семнадцатом и восемнадцатом веках также и в Пруссии происходило укрепление сильного национального государства. Однако власть государства могла быть установлена только после ожесточённой борьбы с юнкерами. В результате этого, когда прусское государство приняло окончательную форму, для него характерным был сильный упор на дисциплину и иерархию.

В таком государстве юнкера получили возможность посредством службы в армии и в бюрократическом аппарате вернуть себе часть утерянного могущества, но уже подчиняясь императору.
4.3. Города
Выше уже неоднократно говорилось о положении городов и прежде всего городского населения, особенно там, где речь шла о соотношении сил в национальных масштабах. Мы уже знаем, что в средние века города в Западной Европе смогли развиваться весьма самостоятельно. В экономическом отношении они разумеется зависели от деревни, которая поставляла продовольствие и сырьё для промышленности, но юридически и политически города занимали независимую позицию, хотя имелись и очень значительные различия по сравнению с сельской местностью в культурном и социальном отношениях.

В этом смысле города в Западной Европе развивались совершенно в ином направлении, нежели города в других регионах мира, где между городом и деревней существовала более тесная интеграция. Истоком значительной автономии европейских городов считается раннее средневековье. В обмен на уплату налогов города получали от правителей большие вольности. В городах было своё судопроизводство
168
и своя администрация. Большое значение в этом отношении имело сильная раздробленность политической власти: подвергая города слишком тяжелому налоговому бремени, правитель рисковал тем, что горожане покинут город, чтобы поселиться на территории менее требовательного государя. Возникшая таким образом городская вольность имела большое значение не только потому, что под её воздействием могли возникнуть собственная городская культура и социальная структура, но в ещё большей степени и потому, что в городах купцы видели существенные экономические гарантии. В городских законах особенно чётко формулировались права собственности, кроме того правитель гарантировал максимально возможную защиту торговли и промышленности и, наконец, в городах существовали твёрдые договорённости относительно размеров налогов.

Именно уверенность в отношении собственности и возможность непосредственно получать прибыль от своей экономической деятельности означали огромный стимул для развития торговли и промышленности.
Вплоть до шестнадцатого века мы можем называть города убежищами посреди аграрного, отчасти ещё феодального общества. Однако постепенно положение менялось. До сих пор мы исходили из того, что положение городов в разных странах было сходным и они имели одну и ту же структуру. Такое представление, конечно, неверно и для средних веков, но начиная с шестнадцатого века эта точка зрения становится просто необоснованной.

Мы уже не можем говорить о городе вообще, а должны говорить о различных разновидностях городов, которые к тому же и развивались каждый по своему.
Прежде всего имелись столицы, такие как Париж и Лондон, для которых был характерным очень быстрый рост населения и значение которых всё больше возрастало по мере роста значения королевского двора и нарождающейся бюрократии.
Во вторых, портовые города превращались в важные и быстро растущие центры. Казалось, что богатство и число жителей этих городов смогут расти бесконечно благодаря быстрому росту международной и межконтинентальной торговли.
С другой стороны, были и города, приходившие в упадок или в лучшем случае переживавшие застой. Вспомним старые промышленные города, которые — одни медленно, другие намного быстрее — начинали ощущать конкуренцию со стороны домашней промышленности в сельской местности. Ярким примером является Лейден, город, который в семнадцатом веке ещё мог выдерживать конкуренцию сельской промышленности, но в восемнадцатом век! оказался в состоянии глубокого упадка.

Старые церковные и региональные центры тоже теряли своё былое значение. Городское развитие имело место прежде всего на морском побережье, то есть в центрах торговли; постепенно города внутри страны оставались за рамками происходивших перемен.
169
Ещё важнее изменение положения городов в обществе. Здесь можно говорить о внешне противоречивом развитии. Большую роль играло прежде всего ограничение городской автономии. Главная причина этого крылась, конечно, в росте могущества национальных государств.

Однако, с другой стороны, мы можем констатировать, что влияние городов на окружавшие их сельские районы стало увеличиваться. Предприниматели из городов способствовали развитию в сельской местности домашней промышленности в различных формах. Далее — и мы видим это в Республике и в Англии — горожане всё больше вкладывали деньги в землевладение.
Оживление торговли и городов в одиннадцатом и двенадцатом веках укрепило положение как монархов, так и городов, дав и тем и другим возможность расширить своё могущество. Развитие торговли и промышленности, начиная с шестнадцатого века также не только увеличило могущество центральной власти, которая получила возможность обернуть себе на пользу более высокие налоги, но и укрепило положение тех, кто платил эти более высокие налоги — важнейшее различие состоит только в том, что развитие после шестнадцатого века привело к росту национального единства. С этим органически сочетается отток членов дворянского сословия, во всяком случае на протяжении определённого времени, в город, где они могли участвовать в культурной жизни: явный признак культурной интеграции города и деревни.
Такое развитие имело место во всех четырёх рассматриваемых странах, но далеко не везде в одинаковой степени. Во Франции сохранялся значительный водораздел между старым дворянством и бюргерством, даже если представителям третьего сословия и удавалось проникнуть в ряды нового дворянства за счёт купленной должности. В Германии, во всяком случае в Пруссии, роль бюргерства и городов была более ограниченной, нежели в других странах.

Англия была страной, где описанное выше развитие имело место в самой чёткой форме.
4.3.1. Социальная структура городов
Выше мы уже констатировали, что социальная структура городов в средние века была совсем иной, чем социальная структура деревни. Такое же заключение мы можем сделать и в отношении периода, рассматриваемого в этой главе. Основное различие, которое отмечают многие историки, состоит в сравнительной однородности сельского общества по сравнению с городским.

Конечно, в быстро растущих торговых центрах, где селились большие группы иммигрантов, социальная структура была изменчивой и трудно обозримой.
170
Для того, чтобы сказать что-то существенное о социальной структуре городов в целом, лучше всего исходить из существования противоречий между сословиями и классами. Сословное общество следует рассматривать как общество, где социальную иерархию определяют статус и традиция; говоря о классовом обществе, мы имеем в виду общество, в котором социальное положение людей определяют прежде всего экономические критерии. По сравнению с деревней, которая в целом сохраняла все характерные признаки сословного общества, за исключением некоторых районов Англии — но об этом более подробно в следующем разделе — город являлся скорее классовым обществом. Одним из важнейших критериев социального различия здесь были деньги, хотя такие сословные черты, как происхождение и статус, продолжали играть свою роль.

Унаследованное богатство укрепляло социальное положение людей. На вершине городского общества находились люди, которых мы можем назвать богатыми. В большинстве своём эта группа состояла из купцов, которые, естественно, занимались торговлей, но иногда и производили товары для вывоза, как в самом городе, так и в сельской местности. Кроме них в городскую элиту входили и членов дворянского сословия, которые проводили в городе часть своего времени.

В Голландии в средние века дворяне входили в состав магистратов, в Англии часть дворянства переезжала в город. В Германии и Франции водораздел между городом и деревней был более резким. Группы городского населения, занимавшие промежуточное положение, состояли по больше части из лавочников и ремесленников.

Эти последние через гильдии часто имели очень большую власть в городском управлении, особенно в небольших городах. Гильдии создавались в средние века для того, чтобы обеспечить их членам прочное социальное и экономическое положение. Там, где гильдии смогли вырасти в сплочённые организации, они обладали и большой политической властью и часто им удавалось препятствовать развитию новых видов экономической деятельности вне гильдий.



Содержание  Назад  Вперед