Иммигранты


Голландские города были равномерно распределены по всему региону, так что на горизонте каждой деревни были видны один или несколько городов. Город и деревня в урбанизированной Голландии более, чем где-либо еще в Западной Европе, составляли единое целое. Это подтверждает и наличие многочисленных сухопутных и водных путей, связывавших деревни и города между собой. Если в сравнительно небольшом регионе было так много городов, значит в городах жило много людей.

Доля населения, проживавшего в городах, обозначается термином степень урбанизации. Во многих случаях предполагается, что если степень урбанизации достигает 50 процентов и половина населения, таким образом, проживает в городах, речь идет о возникновении современного, индустриального общества. В Голландии этот показатель был выше уже в начале шестнадцатого века, т.е. в прединдустриальный период.

Кроме того, степень урбанизации за прошедшие два с половиной века продолжала расти.
Ростом городов можно объяснить демографический застой, наступивший в середине семнадцатого века. В прединдустриальный период численность городского населения росла не сама по себе, то есть не потому, что там каждый год рождалось больше людей, чем умирало. Это были нездоровые, антисанитарные центры без канализации, без уборки мусора, без водопровода.

Часто возникали эпидемические заболевания, а в результате интенсивных контактов в городах и их обширных связей с внешним миром эпидемии распространялись еще быстрее и в еще больших масштабах.
Смертность — ежегодное число смертей на тысячу жителей (промилле) — в прединдустриальных городах, как правило, превышала рождаемость: таким образом, имела место повышенная смертность. В сельской местности положение было прямо противоположным.
Потери от высокой смертности населения в города^ компенсировались за счет притока людей извне, часто из сельской местности. Для поддержания численности населения на одном и том же уровне, ежегодно требовался больший приток иммигрантов. Город как бы паразитировал за счет деревни, впрочем в семнадцатом и восемнадцатом веках горожане совершенно не разделя-
35
ли эту точку зрения. Тем не менее, мы можем с еще большим основанием это утверждать в том случае, если численность населения в городах не остается постоянной, а напротив, растет, как это было в Голландии в данный период. Было подсчитано, что Лондон в восемнадцатом веке поглотил демографический резерв в 2 миллиона сельских жителей.
2.3.1. Иммигранты
В больших городах Голландии, таких, как Амстердам и Лейден, было особенно много иммигрантов, выходцев с юга или востока страны. По большей части эти иммигранты происходили из деревни, реже — из других городов данного региона, таких как Девентер и Зволле.
Для миграции в Лейден и Амстердам было характерно, что выходцев из самой Голландии было относительно немного. В основном иммигранты прибывали из других регионов: как из деревень, так и из городов. Бедным и безработным из небольших голландских городов переезд в Лейден или Амстердам давал какую-то надежду на лучшее существование.
Наряду с поисками в большом городе работы или лучших заработков могли играть свою роль и другие мотивы. Основанием для миграции могли также быть религиозные притеснения, в том числе запрет исповедовать определенную религию. Примером тому может служить великий исход гугенотов после отмены Нантского Эдикта (1685). Такие эмигранты направлялись в местности, где при определенных условиях они могли исповедовать свою религию.

В голландские города потянулся большой поток протестантов.
В семнадцатом веке миграционный поток из Южных Нидерландов пересох, но зато увеличился приток людей из генерали-тетских земель2. Восток страны все еще оставался источником пополнения городского населения, но намного более важную роль стали играть в этом отношении немецкие государства. Прав-
Габл. 2.2. Происхождение мужчин, вступающих в первый брак в Амстердаме в 1601-1800 гг.

















всего

районы происхождения Амстердам Республика Заграница

1601-1650 1651-1700 1701-1750 1751-1800

56984 84118 89392 89301

14905 32635 41422 38647

16351 21950 18734 20690

25728 29533 29236 29964


Источник: С.Харт, Письмо и число (Дордрехт 1976) 137-143. S. Hart, Geschrift en getal (Dordrecht 1976).
36
да, поток иммигрантов сократился после Тридцатилетней войны (1618-1648), когда некоторые районы Германии обезлюдели. Другие районы, поставлявшие раньше значительное число эмигрантов в голландские города, также уже не могли это делать в прежних масштабах. Во второй половине семнадцатого века иммиграция в Голландию приостановилась, а вместе с ней и рост большинства голландских городов.
Сколь велико было число чужеземцев, видно из данных о происхождении мужчин, намеревавшихся в Амстердаме впервые вступить в брак.
Из та'блицы 2.2 ясно видно, что число брачующихся мужчин в восемнадцатом веке почти не изменилось по сравнению со второй половиной семнадцатого века. Доля местного населения среди них, т.е. удельный вес мужчин, родом из Амстердама, правда, увеличивалась, но даже и во второй половине восемнадцатого века они составляли меньшинство. Самая значительная по численности группа состояла из иностранцев: их было больше, чем мужчин родом из других регионов Голландии (неамстердамцев).
2.3.2. Терпимость и социальный контроль
Иммиграция иностранцев вызывала в голландском обществе множество проблем. Для этих людей, нужных для развития экономики, следовало, по возможности, найти место в обществе. Отсюда возникло противоречие между материальной заинтересованностью и социальной терпимостью. Например, следовало ли позволять евреям в Амстердаме или Лейдене семнадцатого века иметь синагоги Существовала опасность, что в случае отказа эта группа покинет город.

С другой стороны, немалой была и опасность того, что города станут пристанищем для новых еврейских иммигрантов. Поэтому власти придерживались политики терпимости под контролем. Давление со стороны экономики было решающим, но каждый шаг чужеземцев находился под неусыпным наблюдением.

В Лейдене, так же как и в Амстердаме, власти пытались сосредоточить евреев в определенных городских кварталах. Контроль над евреями и другими иммигрантами осуществлялся квартальными старостами, хорошо знавшими ситуацию в своих районах. Они улаживали конфликты между соседями и боролись со всеми формами отклонения от принятых норм поведения.

Квартальные старосты могли даже выселять людей со своих улиц. В голландских городах это была одна из мер социального контроля.
Однако, социальная адаптация чужеземцев в городах и в сельской местности продолжала вызывать озабоченность властей. Особенно трудной была социальная адаптация евреев, которые, обладая экономическими знаниями и деньгами, могли составить конкуренцию местному населению. Эта группа, во всяком слу-
чае после того, как в первой половине восемнадцатого века! начался растущий приток нищих немецких евреев, находилась на положении притесняемого меньшинства. В относительно толерантной Голландии португальские и появившиеся позднее немецкие евреи могли, правда, не опасаться погромов, однако в семнадцатом и восемнадцатом веках они порой страдали в ходе многочисленных городских бунтов.
Однако выходцы из деревни и мелких городов были нужны не только в крупных голландских городах. Мужчины и молодежь требовались также для экспансии за море, для судовых экипажей и персонала колониальной администрации. Их деятельность была дорогостоящей с демографической точки зрения, поскольку уровень смертности был там выше, чем в сельской местности.
В этом отношении Голландия отличалась от остальной части Нидерландов, а также от Англии, Франции и Германской империи. В этих регионах мы не находим такой высокой степени урбанизации и таких цифр иммиграции. Тем не менее, демографическое развитие Голландии в этот период не является чем-то действительно новым, просто в шестнадцатом и семнадцатом веках Голландия использовала возможности прединдустриальной демографической ситуации.
2.4. Основные демографические характеристики
До сих пор мы рассматривали демографическое развитие различных стран Западной Европы на протяжение длительного периода, не задаваясь пока вопросом, в какой мере эти изменения являлись результатом целенаправленной деятельности людей. Мы уже отмечали рост народонаселения в каждом из четырех государств. Однако отвечал ли этот рост желаниям самого населения и был ли он результатом планирования семьи Теперь мы постараемся разобраться в том, при каких обстоятельствах мог иметь место рост народонаселения и какими соображениями руководствовались обычные люди в своем демографическом поведении.

Численность населения определяют четыре демографических фактора: смертность, брачность, рождаемость и миграция. Мы уже видели, что смертность в городах была выше, чем в деревне. В разделе 2.3 выяснилось, что показатели рождаемости и смертности были связаны с типом и размерами поселений. В городе оба показателя были выше, чем в сельской местности, смертность превышала рождаемость и часто имела место высокая иммиграция. Профессиональная структура городского населения была иной, нежели в деревне (см. главу 3).

Кроме того, в городском обществе существовал более гибкий менталитет, нежели в деревенском общежитии (см. главу 4). Поэтому и мотивы, по которым горожане вступали в брак, заводили детей и совершали



Содержание  Назад  Вперед