Франция- в поисках Промышленной революции


Разделение между владением и управлением. Кроме того наверху уже не стоял только один предприниматель, а всё большим числом предприятий руководили группы управляющих, которые занимались соответственно производством, сбытом и финансированием. Эта управленческая революция получила дополнительный стимул, когда стали возникать гигантские предприятия.

Дело в том, что многим предприятиям удавалось путём слияния исключить взаимную конкуренцию и, таким образом, защитить крупные инвестиции.
Например, вся электротехническая промышленность в 1910 году находилась в руках всего двух гигантских фирм, которые до этого поглотили много других предприятий. Это были фирмы Сименс (Siemens) и Всеобщая электрическая компания, Allgemeine Elektrizitaets-Gesellschaft, сокращенно АЕГ. В химической промышленности доминировали известные и сейчас фирмы БАСФ (BASF) и Байер (Bayer). Ослаблению конкуренции способствовало образование картелей. Картели — форма сотрудничества между самостоятельными предприятиями, которые дого-' вариваются между собой относительно цен или квот продукции.

Они встречались, главным образом, в черной металлургии и угледобыче. Большим преимуществом картелей и крупных, образованных в результате слияния предприятий было то, что новые инвестиции в них были сопряжены с меньшим риском. Поэтому акционеры в общем были склонны соглашаться с расширением производства. Промышленные банки, которые в значительной мере обеспечивали постоянный капитал, стимулировали процессы слияния и образования картелей.

Это явилось одной из причин того, что в Германии особенно высокими темпами создавались резервы средств производства. К 1900 году инвестиции находились на уровне 14 процентов национального продукта, тогда как для Великобритании аналогичный показатель составлял 10 процентов. Кроме того крупные предприятия вкладывали значительные средства в научные исследования; это положительно сказывалось на темпах экономического прогресса. С другой стороны, картели иногда взвинчивали цены или выбрасывали на внешний рынок излишки продукции по демпинговым ценам.

Немецкие предприятия, которые, например, использовали каменный уголь или сталь в качестве исходных материалов, имели все основания видеть в такой политике благоприятствование иностранным конкурентам.
осле 1870 года индустриализация в Германии проходила иначе, чем в Англии. Аграрной революции не было, больше внимания уделялось тяжелой, а позднее химической промышленности, техническое развитие протекало быстрее и после внедрения инноваций, первоначально заимствовавшихся из других стран, стало основываться на собственной технической базе, в промыш-
281
ленности господствовали не индивидуальные предприниматели, а картели и инвестиционные банки. Развитие Германии соответствует теории роста, которую в 1962 году предложил Александр Гершенкрон (Alexander Gerschenkron). По Гершенкрону в странах, где процесс индустриализации начался после Англии, наблюдается большое разнообразие. В отличие от Ростоу, он подчеркивал, что единообразного для всех стран процесса с одинаковыми стадиями не было.

Чем больше было отставание страны от индустриализованных стран — Гершенкрон называл это относительным отставанием (relative backwardness) — тем быстрее проходила индустриализация. Причина заключалась в возможности использовать прогрессивную технологию, а вследствие этого важную роль приобретали производство средств производства и крупные предприятий. В этой связи Гершенкрон указывал также на закон тормозящего преимущества. Известность этот закон приобрел благодаря голландскому историку Яну Ромейну (Jan Romein) (1893-1962).

По мнению Ромейна, первоначальное экономическое преимущество с течением времени всегда превращается в относительное отставание. В применении к Англии Гершенкрон считал, что в стране, где индустриализация началась рано, относительное отставание в конечном итоге возникло потому, что в этой стране имелся устаревший к тому времени производственный аппарат. Не всегда движущей силой экономического роста должны были быть отдельные предприниматели, как это было в Англии, роль такого предпринимателя могли взять на себя экономические институты — государство или, как это было в Германии, промышленные банки.
Значительные отличия между экономическим развитием Германии и Великобритании показывают, что экономическое развитие в период перехода к индустриальному обществу зависит не от одного, а от целого комплекса взаимозависимых факторов.
6.3.3. Франция: в поисках Промышленной революции
Накануне Французской революции Франция и Англия не так сильно отличались друг от друга. Конечно, в развитии сельского хозяйства и торговли наблюдались значительные различия, но обе страны в восемнадцатом веке имели более или менее одинаковые показатели экономического роста, в обеих странах увеличивался экспорт, в обеих странах быстро развивалось хлопчатобумажная промышленность. В начале двадцатого века положение было совершенно иным. По сравнению с другими странами французское сельское хозяйство всё ещё оставалось малопродуктивным; впрочем, так это было и в прединдустриальный период.

Например, производство зерна на гектар пашни составляло всего две трети от аналогичного показателя для Англии и Германии.
282
Различия в промышленности тоже были весьма характерны: если использование производственных мощностей в Англии и Германии в 1913 году составляло соответственно 10 и 8 миллионов лошадиных сил, во Франции этот показатель составлял всего 3,5 миллиона. Производство стали, главный показатель промышленной активности, в 1900 году выглядел довольно скромно по сравнению с тем, чего достигли Великобритания и Германия, это видно из таблицы 6.8.
Причины такого отставания развития промышленности зависели от целого комплекса факторов: Французская революция и последовавшие за ней Коалиционные войны затормозили экономический рост, банковское дело было развито слабо, не хватало сырья, особенно каменного угля, экспортные возможности были незначительными. Но самыми главными препятствиями экономического роста были традиционная сельскохозяйственная структура в сочетании с незначительным ростом населения и поведение французских предпринимателей, которые скорее тяготели к стабильности и избегали риска, нежели стремились к обновлению и развитию производства.
В первой части этой книги мы отмечали, что в сельском хозяйстве Франции при королевском режиме преобладали небольшие, натуральные хозяйства. Крестьян, владевших небольшими клочками земли или бравших эту землю в аренду, от алчности дворянства и богатых крестьян защищало государство, хотя и за выплату тяжелых налогов. Французская революция никоим образом не была радикальным переворотом, она скорее способствовала консолидации структуры собственности в сельской местности. Крупные земельные владения дворянства и церкви были поделены среди мелких крестьян, ненавистные барщина и десятина были отменены, а налоги — нет. Результатом явился мелкомасштабный, непродуктивный и отсталый аграрный сектор, в котором сохранялась традиционная система открытого поля.

Привязанность к земле была особенно сильна. Впервые став пол-


















Табл. 6.8. Производство стали в

Западной Европе, 1875-1913

Среднегодовые показатели (млн. 1875- 79

т) 1880- "90

1900- '04

1910- '13

Великобритания Германия Франция

0,9 0,0 0,3

1,8 0,1 0,5

5,0 7,6 1,7

6,9 16,2 4,1


Источник: Б.Р.Митчелл, Статистическое приложение 1700-1914 в: Карло М. Чиполла ред., Экономическая истVрия Европы (Глазго 1976), m.IV:2, 775. В..R.Mitchell, A statistical appendix 1700-1914, in: Carlo M. Cipolla (ed.). Economic history of Europe (Glasgo 1976), vol.IV:2.
283
исправными собственниками земли, крестьяне ни при каких условиях не собирались от неё отказываться, сколь нерентабельным бы ни было их хозяйство. Так Франция до конца девятнадцатого века оставалась страной с очень низкой степенью урбанизации. Сочетание привязанности к земле с низким ростом населения вызывало незначительную миграцию из аграрных районов в городские промышленные центры, в отличие, например, от Англии и Германии.

Крестьянское хозяйство было ориентировано не на повышение производительности, а на преемственность и сохранение семейной собственности. Если крестьяне и получалась прибыль, то они не вкладывали деньги в обновление хозяйства, и уж во всяком случае не инвестировали в промышленность, а откладывали их на черный день. Такое сельское хозяйство не могло стать стимулом Промышленной революции, оно не выступало в качестве резерва капитала или рабочей силы или в качестве рынка сбыта промышленной продукции.
Не только внутренний спрос не давал импульсов индустриализации, но и сбыт на внешнем рынке был невелик. Во-первых, во второй половине восемнадцатого века колониальные владения Франции стали постепенно сокращаться. То, что ещё оставалось от колоний, страна потеряла в бурный период с 1789 по 1815 год. Во-вторых, было практически невозможно конкурировать с британским экспортом по части дешевого текстиля, например, хлопчатобумажных тканей.

Больше всего Франции удавался экспорт шелка, который производился в Лионе и его окрестностях. Однако этот высококачественный и дорогой продукт не пользовался таким массовым спросом, как дешевые ситцы из Англии.



Содержание  Назад  Вперед