Другие социальные группы


В Нидерландах аристократия уже в пред-индустриальный период не играла сколько-нибудь значительной роли. Король Вильгельм I ещё пытался вдохнуть в дворянство новую жизнь, возведя в дворянство ряд старых регентских фамилий. Так наряду со старым дворянством, которое можно было встретить в первую очередь на востоке страны, возникло и новое дворянство. Пересмотр конституции в 1848 году окончательно положил конец иллюзиям о Нидерландах, где правили бы дворяне и дом Оранских. Влияние дворянства оказалось ограниченным местными рамками.

В течение долгого времени, например, поразительно много бургомистров были выходцами из дворянских кругов. Как и в других странах, дворянство в Нидерландах ещё очень долго занимало важное место в дипломатии.
7.2.4. Другие социальные группы
Изменения в общественном положении буржуазии и дворянства очень важны. До 1880 года это были единственные группы, обладавшие в Западной Европе властью и влиянием. Социолог Бар-рингтон Мур в своей книге Социальное происхождение диктатуры и демократии, которая уже упоминалась во введении, писал, что взаимоотношения между буржуазией и дворянством оказали большое влияние на формы перехода к современному общежитию. Сильная буржуазия, наряду с существованием аграрной структуры, в которой уже на ранней стадии несвободные трудовые отношения уступили место отношениям, построенным на рыночной основе, является важным условием возникновения демократических политических структур в результате процесса модернизации. В этом смысле между четырьмя странами значительные различия существовали не только в конце прединдуст-риального периода, но и в конце девятнадцатого века.

Нидерланды и Англия, страны с сильной буржуазией и свободным крестьянством, занимают совершенно иное положение, нежели Германия и Франция.
Конечно, дворянство и буржуазия были не единственными группами, которые в девятнадцатом веке столкнулись с переменами. Изменились условия жизни и других групп, в большинстве случаев эти перемены прямо или косвенно были связаны с индустриализацией и растущим значением государства. В предин-дустриальный период государство для большинства жителей Западной Европы находилось где-то далеко. Большинство людей были связаны только со своим прямым окружением.

Важными были семейные связи, также как и положение, занимаемое в деревенской общине, в округе или в гильдии. Через систему патронажа или клиентуры многие поддерживали связь с представителями элиты, от которых можно было ожидать поддержки в
354
случае проблем или конфликтов и к услугам которым, с другой стороны, тоже надо было быть готовым, когда это потребуется. Чувства лояльности и привязанности носили в основном личный характер и передавались от поколения к поколению. Большинство важных решений принималось общиной.
Такое положение во многих регионах стало меняться уже в пред-индустриальный период, а в девятнадцатом веке это процесс ещё ускорился. Высокие требования, которые быстрый рост народонаселения предъявлял сельскому хозяйству, означали не только, что надо было работать с большей отдачей и упорством, но и что крестьяне в большей степени зависели теперь от рынка и денег, которые они могли получить за свою продукцию. Из-за такого развития крестьяне всё больше становились конкурентами друг для друга. Нельзя сказать, что общинное чувство у крестьян сразу же исчезло. Многочисленные попытки совместно решать проблемы с помощью кооперации свидетельствуют о существовании все ещё сильного общинного сознания.

Однако всё чаще крестьяне сами принимали решения и на первом плане для них стояли собственные, а не общественные интересы.
Менялось и существование ремесленников. Вначале казалось, что они извлекают пользу из индустриализации. Спрос на их продукцию во многих случаях увеличивался, поскольку многие виды продукции ещё нельзя было производить с помощью машин.

Это вело к росту производства и во многих случаях в конце-концов по прошествии времени к механизации и возникновению новых предприятий. И здесь старая система производства, направленная на взаимное разделение рынка и договорённость о ценах, стала исчезать и уступила место системе, при которой всё больше росла взаимная конкуренция.
Урбанизация также в значительной мере способствовала вытеснению традиционных общинных связей. Большинство новых жителей в городах происходили из деревни, где еще существовала традиционная система социальной защиты. По прибытии в город они сталкивались с совершенно иной средой обитания, где их уже больше не могла защитить небольшая по размерам местная община. Традиционные нормы и ценности тоже больше не воспринимались городскими жителями как нечто само собой разумеющееся. К каким проблемам это могло привести, видно на примере положения, в котором оказывались многие молодые девушки.

Приехав из деревни в город, многие из них вступали в половую связь с мужчиной, поверив данному им обещанию жениться. Однако забеременев, они понимали, как мало стоило такое обещание и что к выполнению такого обещания его не мог вынудить никакой деревенский сход и никакие родственники.
Положение семьи менялось и по другим причинам. В пред-индустриальном обществе у членов семьи был общий доход и
355
были общие задачи. В девятнадцатом веке семейный доход всё больше превращается в сумму заработных плат. Взаимная зависимость стала от этого меньше, собственный доход обеспечивал многим людям в гораздо более раннем возрасте, чем это было в прединдустриальный период, известную степень социальной независимости и, тем самым, возможность к осуществлению личных интересов.
Отдельного внимания заслуживают промышленные рабочие. Индустриализация создала новый вид трудовой деятельности. Всё более значительные группы людей, не сразу и не без переходных трудностей, меняли свою стиль работы. Продолжительность рабочего времени увеличилась, а самое главное — работать стали регулярно. Рабочие уже больше не могли ссылаться на то, что понедельник — тяжёлый день и прекращать работу, как только они достаточно заработали.

Продолжительность рабочего времени стал определять расчёт предпринимателя на получение прибыли, а не продолжительность светового дня или объем работы, которую предстояло выполнить. В девятнадцатом веке для многих важным и тревожным было то обстоятельство, что промышленные рабочие сосредоточивались в новых промышленных городах и в новых рабочих кварталах старых городов. Появление нового рабочего класса и связанные с этим проблемы нельзя рассматривать отдельно от ускоренной урбанизации, столь характерной для девятнадцатого века.

Рабочий класс в Европе после 1850 года, и ещё больше после 1880, стал превращаться в социальную группу, с которой приходилось считаться. Основы такого развития и его идеологическая база были заложены ещё раньше.
7.2.5. Идеология
Когда меняется образ жизни многих людей и их положение в обществе, очевидно, что меняются и их взгляды. Поэтому девятнадцатый век был временем, когда возникали новые идеологии, рассматривавшие в новом свете взаимоотношения между гражданином и государством и взаимные связи между людьми.
7.2.5.1. Вера в прогресс и либерализм
Ещё в семнадцатом и восемнадцатом веке философы задумывались над взаимоотношениями между государством и его подданным. Власть государства и короля уже не считалась чем-то самим собой разумеющимся и данным от Бога, а рассматривалась как результат договорённостей, сделанных в своё время, чтобы обеспечить нормальный ход общественного развития. Поскольку власть основывалась на договорённостях, некоторые заключали, что должна существовать возможность в любой момент пересмотреть
356
эти договорённости. Государство рассматривалось как институт, который должен действовать таким образом, чтобы максимально гарантировать счастье своим подданным. С этой целью осуществлние власти должно было быть организовано по иному и должен был существовать принцип взаимозависимости и взаимоограничения трёх властей. По этой причине француз Монтескье (Montesquieu) (1689-1715) выдвинул идею политической триады (trias politica). Монтескье различал три вида власти: исполнительную, законодательную и судебную.

Эти три вида власти должны были функционировать независимо друг от друга и одновременно контролировать друг друга.
Руссо (Rousseau) (1712-78) считал, что существование государства необходимо, но при этом в своей политике оно всегда должно исходить из воли народа. У него мы находим мысль, что народ, в конечном счёте, суверенен. Люди в обществе равны между собой, но одновременно с этим каждая личность должна подчиняться воле большинства.

Фактически эти взгляды были сочетанием радикальной демократии и идей подавления личности, которые в девятнадцатом и двадцатом веке играли большую роль в тоталитарных идеологиях.
С Войной за независимость в Америке и Французской революцией научные споры о государстве и личности в конце восемнадцатого века сразу же приобрели большое общественное звучание. В Соединённых Штатах политическая триада Монтескье стала основанием для новой формы государственности. После Французской революции суверенитет народа стал чем-то большим, нежели только философским понятием.



Содержание  Назад  Вперед